Пользовательский поиск

Книга Монстры из хорошей семьи. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

Федор вытащил платок и принялся нервно вытирать лоб.

– Понимаете, – заблеяла я, – хотела приобрести… «Улыбку гейши», то есть нет, «Радость дамы», ой… ну как ее… В общем, того, что я желала, не нашлось, предложили вот этот вариант.

– Надо обладать весьма специфическим чувством прекрасного, чтобы… – начала Наташа и кашлянула.

Из стены опять выпало яйцо и превратилось в лужу. Федор вздрогнул, схватил огромный нож и за пару секунд превратил «Счастье Лолиты» в мелконарезанные руины. Затем пиарщик разложил угощенье по тарелкам и начал безостановочно сыпать анекдотами.

Съемочная группа налетела на сладкое, я, начисто лишенная аппетита, с огромным трудом впихнула в себя чайную ложку лакомства. На вкус торт оказался более чем обычным: бисквит, пропитанный коньяком и украшенный шоколадом, шокирующим в угощенье являлся лишь его внешний вид.

Вдоволь посмеявшись над болтовней Федора, Наташа попросила:

– Арина, соберите посуду и отнесите на кухню, нам нужна милая бытовая деталь: писательница не белоручка, она лично наводит порядок.

– Без проблем, – заулыбалась я, – очень легко.

Составив чашки и блюдца на поднос, я медленно вошла на кухню и быстро пробежалась глазами по прикрепленным бумажкам. После идиотской ситуации со слишком сексуальным тортом очень не хотелось признаваться в том, что не понимаю, где тут посудомоечная машина. И потом, если дом строила я, для себя и своей семьи, то глупо сейчас находиться в недоумении. Ага, вот и нужная дверка, к ней прилеплен листочек «Грязь. Свисти».

Я смело выполнила предписание.

– Фью.

Неожиданно рабочая поверхность раздвинулась, открылось отверстие. Немного странная конструкция для посудомоечной машины, как правило, у той распахивается дверка, нужно выдвинуть проволочные корзинки и аккуратно поставить туда блюда, тарелки и прочую утварь. А тут просто круглая дыра не слишком большого размера. Правда, чашки и блюдца пролезут в нее легко, но как поступить с кастрюлями и сковородками?

– Что-то не так? – с радостным предвкушением осведомилась Анеля.

Не желая терять лицо перед весьма агрессивно настроенной журналисткой, я улыбнулась:

– Нет, – и начала осторожно пропихивать в дырку стоявшие на подносе части очень красивого и дорогого сервиза, купленного Томочкой пару месяцев назад.

В этом доме из стены выпадают сваренные всмятку яйца, а от кашля или чихания гаснет свет, отчего бы посуде не принимать душ в более чем идиотском шкафчике? Что же касаемо кастрюль и сковородок, то о них подумаю потом, сейчас имею лишь чашки с блюдцами и тарелочки из-под торта.

Опустошив поднос, я свистнула, отверстие закрылось.

– Оригинально, – злобно прошипела Анеля, – небось не одну тысячу баксов прибамбасик стоит. Да уж, некоторые купюры лопатой гребут. А за что… За то, что портят русский народ своими идиотскими историями.

Не желая влезать в словесную драку, я все с той же ласковой ухмылкой сделала шаг в сторону, и тут началось! Под столешницей послышалось гудение, с каждой секундой оно делалось все сильней и тревожней, потом шкафчик начал трястись, из него полетело звяканье, хруст, треск, звон… Затем шум стих, и мелодичный женский голос сообщил:

– Утилизация отходов произведена.

Я заморгала, Федор свистнул, столешница послушно разъехалась, пиарщик растерянно глянул внутрь.

– А где чистая посуда? – ошарашенно спросил он.

Я приблизилась к моечному агрегату и, особо не мудрствуя, запихнула в отверстие руку. Пальцы ощупали сначала стенку, потом дно. Ничего! Пусто! Только торчит здоровенный винт.

– Апчхи! – со вкусом издала Наташа.

Из стены выпало очередное яйцо, но мне было плевать на новую лужу, я лихорадочно ощупывала острые лопасти. Наконец до меня дошла ужасающая правда. Это не посудомойка! Я засунула любимый сервиз Томочки в измельчитель для мусора!

Глава 17

Журналисты уехали в полнейшем восторге: писательница Арина Виолова оказалась прикольной теткой – сначала выставила на стол невероятный торт, а затем лихо измельчила чайный сервиз.

– Вы такая здоровская! Надеюсь, материал получился, – обняла меня Наташа.

Проводив веселых телевизионщиков и мрачного Федора, я попыталась навести в столовой минимальный порядок, но тут вернулась Томочка и отняла у меня руль управления домашним хозяйством. Узнав о беде с сервизом, Томуська махнула рукой:

– Ерунда, очень хорошо, что разбился, он мне и не нравился вовсе!

Приехавшие позже Семен, Кристина и Олег выразили некоторое неудовольствие при известии о том, что им придется пить чай из поллитровых банок. Но, получив ужин, ворчать перестали.

Потом Куприн прочитал мне длительную нотацию о правилах дорожного движения. Завершил муж лекцию словами:

– Конечно, у «Марко» огромные возможности. Однако не следует носиться в левом ряду сломя голову. В случае аварийной ситуации никакой спецталон не поможет!

Последнюю фразу супруг произнес с такой обидой, что я моментально решила сообщить ему правду: что никакого документа, разрешающего безобразничать на дороге, у меня нет и в помине.

– Милый, спецталон – это…

– Конечно, – еще более расстроенным тоном продолжил Олег, – подобные бумаги следует давать ответственным людям, таким, как я. А то ведь порой торопишься по делам и обязательно нарвешься на дуболома, которому синие номера не указ.

– Дорогой, спецталон – это…

– Понимаю, «Марко» добыло тебе его для понта.

– Любимый, спецталон – это…

– Отнюдь не охранная грамота для лихачества. Им следует пользоваться лишь при экстренной необходимости. Но у меня его нет, и я вынужден плестись на место происшествия, застревая в пробках.

– Выслушай, пожалуйста. Мой спецталон – это…

– Получается, что баба, торопящаяся на тусовку, важнее сотрудника МВД при исполнении?

– Я не езжу на вечеринки! – начала медленно закипать я.

– Ага, пользуешься документом, чтобы нарушать правила просто так, – злился Куприн, – по дури!

– Ты тоже способен иметь подобный спецталон! – в сердцах воскликнула я. – Это всего-навсего…

– Что ж, – кивнул муж, вновь не дав мне высказаться до конца, – позиция ясна. Если я не имею понтов, то, значит, неудачник.

– Но…

– Как же, езжу на дешевом автомобиле!

– Но…

– И такого можно не уважать.

– Но…

– Спихивать с дороги джипом.

– Прости, бога ради. Не знала, что именно ты был за рулем. И потом, попросила же уступить дорогу – вежливо моргала фарами!

Олег встал:

– Вот что я тебе скажу! Растопыренные пальцы никого не красят. Джип… спецталон… Похоже, муж уже не нужен стал. Конечно, вам, крутым, простые люди обуза!

– Что за чушь ты несешь? – возмутилась я.

– Ясное дело, обычный майор не пара известной писательнице!

– Прекрати немедленно!

– Видишь, как ты со мной разговариваешь? Кричишь без повода, с дороги спихиваешь…

– Не знала, что ты за рулем! – повторила я.

– Ага, машину не разглядела.

– Да!

– И на номер внимания не обратила.

– Нет! И, если честно, вообще не помню номер твоего автомобиля.

– Вот, призналась: я тебе неинтересен.

– Перестань идиотничать!

– Вызываю агрессию, желание пнуть. Конечно, самый обычный майор…

– А ты стань сначала полковником, а затем генералом! – заорала я, даже не глядя на распахивающиеся шкафы и беспрестанно моргающий свет. – Между прочим, спецталон – это…

Олег кинулся к двери. На пороге он притормозил и с чувством произнес:

– Ты права! Я ничего в жизни не достиг! Неудачник! Но я возьмусь за себя, да!

На меня навалилась свинцовая усталость.

– Милый, не устраивай скандал. Лучше честно скажи: ты мне завидуешь.

– Я? – вытаращил глаза Олег. – Чему? Глупым книжонкам, над которыми смеется все МВД? Если хочешь знать, ты – мой позор! На любом совещании кто-нибудь да обязательно съязвит о твоих, с позволения сказать, романах!

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru