Пользовательский поиск

Книга Монстры из хорошей семьи. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

– Более чем, – кивнула я. – Непременно воспользуюсь вашим замечательным советом.

– Кредитная карта – это удобно, выгодно и безопасно. Если ее украдут, звоните нам, и – опс! – она блокирована.

– Великолепно, – улыбнулась я. – А карточка везде действует?

Леонид Ефимович задергал крохотным носиком.

– Естественно!

– И на рынке?

– Боюсь, там нет.

– Следовательно, мне все равно придется носить при себе наличку?

– Нет!

– Но мы же только что выяснили: при помощи пластиковой карты чебурек у метро не купить.

В глазах Краско заметался ужас.

– Вы приобретаете продукты сомнительного происхождения?

Честность требовала ответить. И я ответила:

– Да, иногда очень хочется слопать сосиску с булкой или блинчик, начиненный грибами.

Но лицо Краско приобрело такое недоуменно-испуганное выражение, что я быстро заявила:

– Я шучу. Однако всякое может случиться. Вдруг пойду…

– Виола Ленинидовна, – мягко перебил меня Леонид, – люди вашего статуса абы где не ходят, а там, куда вам можно прийти, карточка будет служить безукоризненно. Мой совет: никогда не заглядывайте туда, где она не работает.

Вооруженная плохо переваренной информацией, я вышла на улицу и увидела нужную кондитерскую. За прилавком высилась баба гренадерского роста с широченными плечами и шеей, смахивающей на одну из колонн Большого театра.

– Чем могу порадовать? – густым басом осведомилась она.

Я улыбнулась. Все-таки некто там, на небесах, любит подшутить над людьми. Иначе почему он поселил душу Краско в тело мыши, а теткину в великаншу?

– Слушаю вас, – вновь напомнила о себе продавщица.

– Мне нужен торт.

– Выбирайте, в витрине образцы.

– Ой, как же он называется… просили купить вполне определенное произведение кондитерского искусства… э… «Счастье гейши» – так, кажется.

– Вы ничего не путаете? Подобного у нас нет.

– Да? «Счастье» – это точно. Вот «гейша»…

– Наверное, «Счастливый кусочек», – пришла мне на помощь кондитерша.

– Нет, второе слово, по-моему, имя…

– «Счастье Лолиты»? – слегка понизив тон, поинтересовалась великанша.

– Точно! – подскочила я. – Оно самое!

– Это по спецзаказу.

– Вот незадача…

– Но вам повезло, – по-прежнему заговорщицки шептала тетка за прилавком, – заказал один постоянный клиент на сегодня. Мы не подвели, испекли в лучшем виде. А мужчина позвонил и заявил: «Уехал из города, продавайте торт». Не успела я трубку повесить, как тут вы. Берете?

– Да, – кивнула я.

– Момент! – воскликнула гренадерша и исчезла в подсобном помещении.

Отсутствие ее длилось недолго – не прошло и минуты, как кондитерша вернулась, неся огромную – высокую, похожую на башню, – коробку.

– Сейчас покажу, – пропыхтела она и принялась неловкими толстыми пальцами разматывать узлы.

– Разрежьте лучше ножницами, – предложила я, поглядывая на часы.

– Нельзя.

– Почему?

– Да ленточка у меня закончилась, – засопела женщина. – Собственно, послушайте, если вы опаздываете, может, не станете глядеть? Торт отличный, у нас никогда проколов не случается.

– Давайте, – махнула я рукой. – Сколько с меня?

Названная сумма заставила нервно захихикать, но обратного пути не было. Не говорить же приветливой кондитерше: «Вы с ума сошли! Из чего сделан тортик? Никак в состав теста входят яйца голубого дрозда и сливки из молока единственной оставшейся в живых на всем земном шаре коровы Пржевальского?»

Глава 16

В дом, проорав кодовое слово «войти», я проникла без особых проблем. Так же легко справилась и со шкафом – тот мгновенно распахнул створки, услыхав мой вопль: «Открой!»

На кухне поджидала записка от Томочки: «Мы с Никиткой поехали в детский центр «Солнышко», вернемся около девяти. Крисю привезет Семен. Чтобы тебе было легче ориентироваться, я везде развесила бумажки».

Прочитав послание, я умилилась. В этом сообщении – вся моя подруга, она в любой момент готова подставить свое плечо и не ждет, когда ее начнут просить о помощи. Нет, Тамарочка сама протянет руку. Небось почти весь день составляла наглядное руководство по эксплуатации дома. И, надо сказать, выбрала наиболее простой вариант решения проблемы: на всех предметах были приклеены разноцветные бумажки. Вот, например, изучим розовую. «Это хлебница. Кашляй».

– Кхм, кхм, – издала я.

Никелированная полусфера приподнялась, стал виден батон. Я пришла в щенячий восторг. Ай да Томуська! Вот молодец! Интересно, а как она догадалась, что возле хлебницы следует именно кашлять? Небось ни разу не передохнула, пока изучала кухню.

Подкатившая вскоре съемочная группа состояла из пяти человек – трех мрачно молчащих мужчин и двух болтливых девиц.

– Это ведущая, Анеля Рапс, – начал знакомить меня Федор с бригадой.

– А я режиссер, Наташа Павлюк, – сама представилась девушка с волосами цвета кожи молочного поросенка.

– С камерой Вадим, звукооператор Костя и гример Юра, – скороговоркой бормотнул Федор.

– Я топ-стилист, – обиженно поправил выкрашенный в блондина парень.

– Мы хотим снять непринужденно, – перебила Юру Наташа, – в милой обстановке: чай, торт… Анеля задаст парочку интеллигентных вопросов о литературе, ничего сложного. Ну, Юра приступай!

Режиссер хлопнула в ладоши, и тут же погас свет.

– Вот оно, Подмосковье, – слегка злорадно отметила Анеля, – не все олигархам масленица.

Я повторила действие Наташи, ярко вспыхнула люстра.

– У нас «умный дом», он реагирует на резкие звуки.

– Ну и ну! – восхитился Костя. – Я только слышал о таком!

– Хватит болтать, – приказала режиссер, – раньше начнем, быстрее закончим.

– Угу, – кивнул Юра, – мне надо пять минут на грим.

– И свет поставить, – ожил Вадим.

Я пригласила съемочную группу и Федора пройти в столовую, объединенную с кухней:

– Проходите, наверное, лучше всего снимать в этой комнате.

– Отлично, – улыбнулась Наташа и чихнула.

Послышалось тихое хужжание, из стены кухни выпало яйцо и растеклось лужей на полу.

– Вау! – взвизгнула Наташа. – Это…

Договорить она не успела, дверь большого холодильника открылась, и раздался мелодичный голос главного компьютера:

– На полках находятся: сыр твердых сортов, творог, колбаса, каша, суп…

– Зачем он перечисляет?

– Кто это там говорит?

– Ой, прикольно! – разом заговорили члены съемочной группы.

Я вновь сказала про «умный дом» и попросила:

– Вы не производите резких звуков, хорошо?

– Как только люди в подобном месте живут? – хихикнула Анеля.

Я развела руками.

– Очень даже счастливо живут, – мигом вступил в беседу Федор. – «Марко» одно из лучших издательств России, оно платит авторам такие деньги, что им непонятно, куда их девать, вот Арина и решила оборудовать особняк по последнему всхлипу техники.

– Работаем? – шепотом спросила Наташа.

– Ага, – ответила Анеля, – апчхи!

Из стены выпало еще одно яйцо.

– Этак мы вам все запасы переколотим, – зашипела Наташа.

– Ерунда, – бойко ответила я, – нет проблем!

Федор одобрительно кивнул, и я обрадовалась – наконец-то сумела угодить пиарщику.

– Покатились, – приказала Наташа.

– Камера, – отозвался Вадим.

– Пишем! – сообщил Костя.

Анеля взяла микрофон:

– Вы ненавидите Смолякову. За что?

– Кто? Я? С чего вы взяли?

– Ой, – скривилась Анеля, – давайте честно!

– Наоборот, люблю Миладу!

– Никогда не поверю. Может, еще и Бустинову тоже?

– Да! С удовольствием читаю ее книги.

– Ладно вам, – засмеялась ведущая, – право, смешно! У Смоляковой такие тиражи и такая слава, что ее необходимо ненавидеть.

– Простите, если разочаровала, – сухо ответила я. – Смолякова очень талантлива и крайне работоспособна, а у Бустиновой бешеная фантазия.

– А что есть у вас?

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru