Пользовательский поиск

Книга Монстры из хорошей семьи. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Через несколько лет Ира встретила приятного мужчину по имени Роман Опушков и вышла за него замуж. Полной правды о себе Ирина супругу не рассказала, Рома пребывал в полнейшем неведении относительно происхождения Аллочки. Жена объяснила мужу ситуацию так:

– Нюра и Маня – дальние родственницы со стороны моей мамы, но мы всю жизнь прожили вместе, по документам наша квартира коммунальная, но по сути общее гнездо. Нюра замужем никогда не была, воспитывает Аллочку, нажитую вне брака.

Особо углубляться в объяснения Ира побоялалась, но Роман не стал задавать много вопросов. У жены имеются родственницы? Хорошо. У одной из них ребенок? Отлично. Опушков был спокойный, неконфликтный человек, к Аллочке он относился ровно, но никаких чувств к ней не испытывал. Впрочем, и Ира тщательно подчеркивала: Алла ей никто, она – дочь Нюры. А потом у них родилась Верочка.

Когда Аллочке исполнилось тринадцать, Нюра заболела, да так сильно, что ее положили в больницу.

Врач, осмотревший больную, покачал головой:

– У вас миома. Необходима операция.

– Ой, страшно! – испугалась Нюра. – Может, так можно вылечиться, без ножа?

– Нет, – помотал головой доктор. – Вы не бойтесь, многие женщины проходят через подобное испытание и забывают о неприятности. Операция давно отработана, никаких противопоказаний у вас нет. Вот только…

– Что? – насторожилась Нюра. – Говорите сразу! Ой, поняла, у меня рак!

– Вот глупости! – сердито отозвался гинеколог. – Просто я в недоумении. В карточке стоит запись о наличии у вас ребенка.

– Ну да, – кивнула Нюра, – дочка у меня, Аллочка, гордость моя, отличница!

– Но я же вас осматривал и могу точно сказать: вы не рожали, – спокойно сказал доктор. – Скажите правду: ваша Аллочка удочеренная?

Нюра молчала.

– Я не собираюсь никому сообщать о вашей тайне, – настойчиво продолжал врач, – произносил клятву Гиппократа, но сейчас речь идет о вашем здоровье.

Нюра разрыдалась и выложила гинекологу всю правду: про Иру, детского врача Валерию и подмененные документы.

– Неужели никто не догадался вспомнить о вашем возрасте? – удивился врач. – Получается, что вы произвели на свет ребенка почти пенсионеркой!

– Уж и не знаю, почему прокатило, – призналась Нюра. – Я упитанная, лицо гладкое, морщин мало, нрав у меня веселый – и спеть готова, и сплясать. Никто особо не интересовался, сколько мне лет. Конечно, когда Аллочка появилась, бабы во дворе заохали да заахали, только я сразу сказала: «Можете сколько угодно языки чесать и глазами ворочать! Нет у меня мужика, я себе ребеночка на старость от мимолетной любви завела. В санаторий ездила, там и подцепила. Алименты мне без надобности, претензий к мужику не имею, дочку сама воспитаю, а теперь сплетничайте сколько влезет». От такой откровенности народ примолк, а через год и вовсе болтать перестал.

– Идите в палату, – велел врач, – сделаем операцию в лучшем виде.

Нюра вышла в коридор и увидела у двери кабинета Аллочку с пакетом в руке.

– Ты что здесь делаешь? – осведомилась женщина.

– Принесла тебе яблоки, – спокойно ответила дочь.

– Чего тут сидишь?

– А где еще? – пожала плечами девочка. – Больше стульев нигде нет.

Глава 14

Операция у Нюры прошла удачно. Но вскоре на семью дождем посыпались беда за бедой. Осенним темным дождливым вечером на Иру напал грабитель. Наверное, он подстерег ее в сберкассе – Ира всегда, получив зарплату, оплачивала коммунальные услуги, боялась, что денежки «утекут» и повиснет долг.

Мерзавца, ударившего женщину железной трубой по голове, так и не нашли. Иру обнаружила Маня – шла домой и наткнулась в темном закутке в двух шагах от родного подъезда на ее бесчувственное тело. Сначала Маня попыталась ее поднять, посадить, затем, поняв, что случилось несчастье, бросилась домой. На безумный крик Мани: «Помогите, убили!» – примчались все соседи, приехала милиция, «Скорая». Но, как выяснилось, Ира уже была мертва. Она умерла сразу – грабитель нанес сильный удар, бил со злобой.

Маню в истерическом состоянии увезли в одну больницу, Романа с сердечным приступом – в другую. Нюра осталась с маленькой Верочкой. Она металась между клиниками. Но, видно, верно говорят, что мужчины не способны долго горевать: Роман, выйдя из больницы, начал поиски новой жены, Нюра и Маня только вздыхали и качали головами.

– Помяни мое слово, – сказала один раз Маня, – нам Верусю придется воспитывать, бросит он ее.

– Да нет, – с некоторым сомнением протянула Нюра, – Рома дочку любит.

– Ночная кукушка дневную перекукует, – сказала Маня. – Найдет он себе новую бабу, женится, а та и скажет: «Зачем мне чужой ребенок? Своего рожу!» И куда Веру девать? Нам он ее приведет!

– Интересно знать, – пригорюнилась Нюра, – отчего ты решила, что новая жена Романа при квартире будет? А ну как он ее сюда поселит? И получится у нас всамаделишная коммуналка. Слушай, может, поскорей разменяться?

– И куда Аллочку деть? – спустила Нюру на землю Маня.

– Ясное дело, ее с собой.

– А Веру?

– Ну, – уже менее уверенно ответила Нюра, – с отцом останется.

– Элла Дементьевна из могилы встанет и нас по башке стукнет, – вздохнула Маня. – Бабушка умерла, Ира погибла… Нам девок тянуть, на Романа рассчитывать нечего. Даже если мы ему правду про Аллу расскажем, то в ответ можем услышать: «А мне до нее какое дело? Мало ли чего у Ирины до свадьбы было».

– Да уж, – задумчиво протянула Маня, – получим мы с тобой радости полные шапки. Девчонки-то, мягко говоря, друг друга не выносят.

И это было правдой – Алла и Вера не дружили. Когда первой стукнуло десять, а второй пять лет, Нюра, уставшая от постоянных детских потасовок и скандалов, решила, что все дело в возрастной разнице. Вот подрастут девчонки и начнут вместе играть. Но время шло, а конфликты становились все жестче. Поэтому сейчас Нюра нервничала, не понимая, как исправить ситуацию.

Но неожиданно все уладилось само собой. Роман женился на Лене, у той имелась своя дочь, Светочка, ровесница Веры. Новая жена Опушкова оказалась женщиной сердобольной, к тому же хозяйкой замечательной трехкомнатной квартиры. Роман, взяв с собой Верочку, перекочевал на новое место жительства, Аллочка осталась вместе с Нюрой и Маней.

Бывшие домработницы сначала решили, что им повезло, но потом в их апартаментах появилась некая Серафима Сергеевна – Роман стал сдавать комнату. Наверное, следовало возмутиться и пожаловаться участковому, в коммуналке пускать жильцов можно лишь с согласия соседей, но Нюре неожиданно приснился сон – бледная Ирочка, держась за лоб, сказала женщине: «Тетя Нюра, не трогайте Романа, ему деньги нужны. Очень у меня голова болит, если в милицию пойдете, хуже станет».

Наутро Нюра проснулась вся в слезах и заявила Мане:

– Ничего для нас не изменится, пусть Серафима тут живет, меня Ирочка очень просила, сегодня ночью привиделась!

Маня перекрестилась и согласилась:

– Да уж ладно.

Роман с Верой уехали и как в воду канули. Девочка никогда не звонила ни Нюре, ни Мане, ни тем более Аллочке. А последняя часто восклицала:

– Как хорошо, что Верки нет!

Спокойная, размеренная жизнь оборвалась чуть меньше года тому назад. Вечером, около одиннадцати, когда Нюра и Маня уже легли спать, в дверь позвонили. Решив, что Аллочка вновь потеряла ключи, Нюра, чертыхаясь, пошла в прихожую и увидела… Аллу, которая прильнула к глазку.

– Ты дома? – воскликнула Нюра.

– А где мне быть? – буркнула дочка.

– Не слышала, как ты пришла.

– Что, орать надо было? – окрысилась Аллочка. – Как ни сделаю, все плохо!

– А кто там? Кто звонил? – продолжала недоумевать Нюра.

– Девушка, – пожала плечами Алла, – незнакомая.

– Ой, не открывай! – испугалась Нюра. – Мало ли чего!

– Фу, глупости! – разозлилась Алла и моментально, назло матери, распахнула дверь.

– Привет, – весело заявила незнакомка. – Щас угадаю, ху из ху… Ты Алла, верно?

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru