Пользовательский поиск

Книга Монстры из хорошей семьи. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

– Девочки, этот мужчина – моя настоящая любовь! Представляете, как повезло: умный, красивый, интеллигентный…

Услышав подобные речи в первый раз, девушки искренне порадовались за хозяйку. Но очень скоро замечательный во всех отношениях кавалер проявил себя не с лучшей стороны – начал выпивать, распускать руки. Элла Дементьевна не принадлежала к категории женщин, со всхлипом произносящих фразу: «Какой-никакой, а все-таки свой мужик!» Заведующая сложила в чемодан немудреные пожитки сожителя и выставила их вместе с пьяницей за порог. Нюра и Маня вернулись в спальню.

Но через полгода ситуация повторилась с миллиметровой точностью: конфеты – букеты – любовь-морковь – переезд из спальни в чулан – пьянка – драка – чемодан – перемещение из чулана в спальню. И так много раз! Нюра и Маня только вздыхали, поняв, что в доме появилась очередная «любофф».

А вот Ирочка, дочка Эллы Дементьевны, вела себя агрессивно. Став подростком, она начала делать маме едкие замечания и никогда не упускала возможности сказать гадость очередному папочке. Нюра и Маня ругали Ирочку и говорили ей:

– Не трожь мать, ей охота чуток счастья получить.

Но девочка лишь фыркала и по-детски жестоко отвечала:

– В ее возрасте пора о душе думать.

Элла Дементьевна расстраивалась и плакала, услыхав от Ирочки очередное хамство, а Нюра утешала хозяйку, приговаривая:

– Молодая, глупая! Подрастет, извиняться придет, кончайте сопли лить, лучше пирожка съешьте.

– Наверное, ты права, – шмыгала носом Элла и принималась утешать себя выпечкой.

Ирочка закончила школу, техникум и была пристроена мамой в библиотеку, где та была заведующей. Но отношения у нее с мамой-начальницей не налаживались, теперь трения возникали и на профессиональной почве. Ира постоянно критиковала маму, делала ей замечания. Как-то раз Маня ненароком стала свидетельницей очень неприятного разговора.

– Разбаловала сотрудников, ничего делать не желают! Ну почему сегодня Нелька опоздала? – скривив губы, спросила Ириша.

– У нее свекровь руку сломала, – попыталась оправдаться Элла Дементьевна, – ночь была бессонная, Нелечка легла спать под утро, думала, на пару часиков, и не услышала будильник.

– Безобразие! – кипела Ира. – Работать надо, а личные дела решать в свободное время.

– Какая ты жестокая, – покачала головой Элла. – Надо любить людей, понимать их, сочувствовать им, только так можно построить правильные отношения. Человек человеку – друг, товарищ и брат!

– По-моему, ты дура, – с презрением заявила Ира. – Человек человеку волк, в лучшем случае свинья. Надо думать лишь о себе, вот тогда проживешь счастливо. Скажи, у нас денег много?

– Не очень, – спокойно ответила мать. – Сама знаешь, живем от получки до получки, экономим на многом.

– Вот-вот, – кивнула Ира, – а зачем-то еще прихлебалок кормим.

– Кого? – изумилась Элла.

– Нюру и Маню! – рявкнула Ира. – Живут, за коммунальные услуги не платят, едят без стеснения, электричество жгут, а еще ты им рубли отстегиваешь. За что?

– Ира! – пораженно воскликнула Элла Дементьевна. – Маня тебя вырастила, вынянчила! А без Нюры мы просто пропадем, она мастер на все руки, целый день по хозяйству хлопочет!

– Ладно, – нехотя согласилась Ирина, – Нюрку можно оставить, хоть прок от бабы небольшой, она в основном на диване лежит. А Маню вон! На один рот меньше, нам легче.

Элла Дементьевна подняла на дочь глаза:

– Мане некуда идти, мы ее семья!

– Ой, ой, ой… – закривлялась Ира, – можно подумать, она родственница…

И тут Элла встала, выпрямилась и жестко сказала:

– Нюра и Маня для меня как родные, тебе придется смириться с этим фактом. Они никогда отсюда не уйдут!

Маня, подслушивавшая разговор из коридора, опрометью бросилась в туалет, так ей стало страшно. Подобного тона у хозяйки она ни разу не слышала. Оказывается, Элла умела разговаривать, словно диктор Левитан, а бедная Манечка всякий раз холодела, услыхав из приемника голос: «Внимание! Работают все радиостанции Советского Союза!»

Глава 13

Через год после того, как Ирочка пожелала выгнать Маню, Элла Дементьевна умерла. Домработницы, горько рыдая, устроили поминки, помыли посуду и на следующий день после скорбных процедур вдруг поняли: их благодетельницы нет.

– Что нам теперь делать? – испугалась Маня. – Ирочка вон вытурит.

– Не знаю… – растерянно ответила Нюра.

Впервые в жизни женщины сообразили: в Москве они проживают на птичьих правах, Ирочка правильно оценила положение домработницы и няньки. Не успела земля на могиле Эллы осесть, как девушка заявила:

– У меня нет денег вам платить.

– И не надо, – живо замахала руками Маня.

– Сами тебе дадим, – воскликнула Нюра, – накопили чуток!

– Куда ж нам их тратить? – подхватила Маня. – Ты нам дочка!

– Нашлись маменьки… – фыркнула Ира. – Собирайтесь.

– Нам идтить на улицу? – уточнила Нюра.

– По месту прописки, – ехидно ответила воспитанница, – в деревню.

– Мы там всю жизнь не были, – попыталась разжалобить Иру Нюра, – уж и не знаем, стоят ли родительские хаты.

– А вот это ваши проблемы! – рявкнула Ира и ушла.

Нюра и Маня поплакали, а затем начали ломать голову, как быть. Два дня они в полной растерянности сидели дома, а на третьи сутки к ним явился участковый, за широкой спиной которого маячила ухмыляющаяся Ира.

– Сигнал поступил, – кашлянул сержант, – о нахождении на данной жилплощади лиц без прописки и постоянного места работы. Документики попрошу.

– А где наши паспорта? – испуганно спросила Маня Нюру.

– У Эллы Дементьевны в шкафу, – вспомнила подруга и ринулась в комнату покойной хозяйки.

– Может, чайку? – робко предложила участковому Маня.

– Спасибо, я при исполнении, – ответил мужчина.

– Чай не водка, – решила наладить контакт с представителем властей нянька.

– Видали? – сердито воскликнула Ира. – Распоряжается тут, как у себя дома!

– Разберемся, гражданочка, – сурово перебил ее участковый, взял принесенные Нюрой документы, внимательно изучил странички, потом глянул на Ирину и укоризненно сказал: – За обман можно и пятнадцать суток дать.

– Вы о чем? – не поняла Ира.

– Вот штамп, – ткнул пальцем в один из паспортов милиционер, – все у них честь по чести. У Марии Андреевны комната номер один, у Анны Ивановны номер два, следовательно, ваша третья. Где тут номера на дверях? Уж разберитесь.

– Они тут прописаны? – завизжала Ира. – Не может быть!

– Смотрите, – пожал плечами участковый.

Так Нюра и Маня узнали, что незадолго до смерти Элла Дементьевна позаботилась об их судьбе. Просто сходила в паспортный стол, дала, видимо, малую толику деньжат его сотруднице и оформила бумаги, не поставив о том в известность ни домработницу с нянькой, ни дочь.

Дальше – больше. В мае позвонила Нелли Ильинична, сменившая на посту директора внезапно умершую Эллу, и сказала подругам:

– Раньше вы тут формально числились, но теперь можете начинать работать.

Нюра и Маня не поняли, о чем идет речь, но поехали в библиотеку, и снова их ожидало удивление. Оказывается, Элла Дементьевна оформила женщин на ставки уборщиц. Деньги, положенные им, она делила между не слишком хорошо зарабатывающими библиотекаршами, и те, крайне довольные прибавкой, сами смахивали пыль с подоконников и терли тряпкой полы. Нюре и Мане шел рабочий стаж.

– Элла Дементьевна очень просила оставить вас на службе, – спокойно пояснила Нелли Ильинична, – многократно повторяла: «Если я умру, тебе библиотекой править, так уж не брось моих». Элла Дементьевна мне столько хорошего сделала! Я не могу ее подвести, поэтому предлагаю: хотите – приходите работать, не хотите – оставим все по-старому.

– Нам зарплата нужна! – воскликнула Нюра.

– Значит, жду завтра, – кивнула Нелли.

Маня с Нюрой вышли на улицу и побрели к метро. Самым расчудесным образом их, казалось, неразрешимые проблемы испарились: у женщин имелось жилье и работа. А все благодаря предусмотрительности Эллы Дементьевны, святой женщины, некогда вытащившей девушек из захудалого колхоза…

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru