Пользовательский поиск

Книга Монстры из хорошей семьи. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

– Записывайте, – кивнула Лена. – Только, мне кажется, вы зря время теряете. В кончине Веры вряд ли есть криминал. Шизофрения у нее, наверное, внезапно развилась, вот несчастную девочку на чердак и занесло. Господи, я же просила ее пойти к врачу, но она меня слушать не стала…

Я вышла на улицу, села в машину и стала постукивать пальцами по рулю. Шизофрения? Может, и так. Но меня очень смущала записка, отпечатанная на принтере. Почему Вера не написала письмо собственноручно? У нее неразборчивый почерк? Значит, девушка составила послание, положила его в карман и пошла на чердак? Но вчера вечером, когда мы расстались, Вера явно поверила в свою невиновность, я сумела объяснить девушке: ситуация с Барсиком – спланированная акция, да и смерть Долгова выглядит странно. Откуда в заброшенном доме взялся бензин? Кто потом преследовал Веру?

Если у девушки внезапно проявилась шизофрения, то вполне вероятно, что все, рассказанное мне Верой, является фантазией больного ума. Видения у сумасшедших яркие, в их головах звучат голоса. А значит… что это значит?

Я в раздражении стукнула рукой по рулю. Джип издал короткий недовольный крякающий звук, и проходившая мимо женщина шарахнулась в сторону, потом обернулась и погрозила мне кулаком. Но я, забыв извиниться перед нечаянно напуганной теткой, завела мотор. План действий таков. Сначала еду к бабкам, пытаюсь их настроить на мирный лад, заглядываю в комнату к Вере и узнаю, имела ли девушка компьютер с принтером. Если да, то тогда версия самоубийства не исключена. Сейчас многие молодые люди почти разучились писать, они все больше по клавиатуре компьютера стучат. Мало нынче осталось таких, как детективщица Арина Виолова, – царапающих ручкой по бумаге. Но если комп с печатным устройством отсутствует, события предстают в ином свете. Где Вера вечером, уже расставшись со мной, нашла их? К кому она заходила? Или девушка заблаговременно приготовила бумагу, беседовала со мной, имея в кармане предсмертное письмо? Это нелогично! Зачем тогда Вера полезла под диван в примерочной «Зубастого арбуза», за каким шутом пыталась добыть улику – окровавленный носовой платок? Почему судорожно повторяла: «Не хочу в тюрьму»?

Я рассуждала так. Человек, решивший свести счеты с жизнью, становится спокоен, он занят поиском выхода на тот свет, его уже не заботят мирские дела, и ему наплевать на всякие там окровавленные тряпки. Ну какая разница, найдут улику или нет, если знаешь: через несколько часов тебя уже на этом свете не будет? Отчего несчастная избрала подобный способ покинуть наш мир? Мне Вера говорила о снотворном – она хотела мирно заснуть. Впрочем, смерть мучительна в любом виде, но все же шмякнуться с высоты об асфальт хуже…

Джип замер у нужного дома, я припарковалась в углу двора и побежала в подъезд, предвидя большие сложности.

Интуиция не обманула.

– Хто? – донеслось из-за сильно поцарапанной двери.

– Мне нужны Мария Андреевна или Анна Ивановна.

– Зачем?

– Поговорить надо.

– Ты хто?

– Виола Тараканова, – терпеливо ответила я, назвав свое настоящее имя, подумав, что старуха вряд ли читала книги Арины Виоловой.

– Врешь, – неожиданно вылетело из приоткрытой щели.

– Ей-богу, правда, – по-детски ответила я.

– Паспорт покажь!

Я порылась в сумке и вытащила документ.

– Вот.

– Суй сюда, в щель.

Бордовая книжечка исчезла в темноте. Наступила тишина, потом до моего слуха долетел странный диалог:

– Нюрк!

– Аюшки…

– Подь сюда.

– Чаво?

– Погляди.

– Ну и ну! Ленинидовна!

– Верно.

– Не может быть!

Я терпеливо ждала, пока бабуси разберутся между собой, наконец другой голос, не тот, который потребовал паспорт, а более визгливый, спросил:

– Отца имеешь?

– Да.

– Звать-то его как?

– Ленинид Тараканов.

– И он че, в сериале снимался?

– Точно, – обрадовалась я, – играл главную роль в фильме «Кекс в большом городе».

– А ты ему хто?

– Отцу? Кто я своему отцу? Дочь, естественно.

– Неправда!

– Послушайте, – попыталась я воззвать к логике невидимых собеседниц, – у вас мой паспорт, изучите его внимательно. Сильно сомневаюсь, что в России найдется еще одна Виола Ленинидовна Тараканова.

– Все ты врешь! – не дрогнула старуха. – Мы газеты читаем, телик глядим. У Ленинида дочь – писательница!

– Арина Виолова, – подсказал другой голос.

– Да, верно, – согласился первый. – Псюдоним у нее такой!

– Это я.

– Брешешь!

– Откройте дверь и посмотрите, я вас не трону.

– Погодь, – хором ответили бабки и загремели железом.

Глава 12

Дверь распахнулась, я постаралась не расхохотаться во весь голос – пожилые дамы приготовились дать тому, кто покусится на их честь и состояние, суровый отпор.

Пара выглядела замечательно: Пат и Паташон, Тарапунька и Штепсель, гора и мышь. Одна старуха весила, скорей всего, больше центнера, вторая казалась чуть больше болонки. Грузную фигуру обтягивал ярко-красный спортивный костюм с надписью «Россия» на необъятной груди, на маленькой бабуське висел черный балахон, сильно смахивающий на мешок для мусора. На головах у старух красовались кастрюли, из-под которых высовывались ярко-рыжие пряди круто завитых волос. Очевидно, бабки купили один пакетик краски на двоих и с юных лет не изменяли привычке делать «химию на мелкие палочки». В руках хозяйки негостеприимной квартиры сжимали швабры.

– Стой! – гаркнула «гора».

– Не смей дальше идтить! – визгливо подхватила «мышь».

Я подняла руки:

– Смотрите, одна и без оружия.

– И че, похожа, думаешь? – поинтересовалась «мышь».

– Ща, очки надену, – ответила подруга. – И куды их задевала?

– Они у вас на шее висят, – заметила я, – на шнурке.

– Спасибо, – мирно ответила бабка и, водрузив оправу на нос, стала производить осмотр посетительницы.

Я скосила глаза в сторону и ахнула. На стене теснились плакаты, рекламирующие «Кекс в большом городе». Тут же имелась полочка с моими книгами, причем каждого романа имелось по два экземпляра, в твердом переплете.

– Зачем вам одинаковые произведения? – не удержалась я от вопроса.

– Нюра долго читает, – ответила «мышь», – у меня терпежу нет ждать. Ну че, похожа?

– Паспорт навроде настоящий, – протянула «гора» и схватилась за подушкообразную грудь. – Ой, матерь божья! Мы ж с тобой выиграли!

– Ничего себе! – завизжала «мышь». – А где тогда торт?

– Какой торт? – тряхнула я головой, ничего не понимая.

«Мышь» выхватила из стоящей рядом газетницы мятый журнал.

– Во! Или забыла? Слышь, Нюрк, может, не она?

– Она! – заорала Нюра. – Ща, Виола Ленинидовна! Стойте туточки, мы враз обернемся! Маня, хиляем в комнаты…

Очевидно, Нюра была в этой комичной паре главной, потому что Маня беспрекословно подчинилась приказу. Старухи исчезли в глубине коридора со скоростью ракеты. Я осталась в одиночестве и уставилась на статью в журнале. «Стань победителем. Купи романы Арины Виоловой, отыщи заветный купон и сложи кодовую фразу. Тот, кто сумеет сделать это, должен прислать письмо и получить подарок. Вас ждут замечательные призы: тостеры, кофемолки, электрочайники. В середине апреля все конверты от наших читателей будут положены в барабан, и сама Арина определит того, кто станет обладателем супермегаприза. Что это будет? Вы в нетерпении? Даже не старайтесь угадать! Такого еще в нашей стране не случалось! Прочитав на конверте адрес, Арина собственноручно испечет вкуснейший торт и явится с ним в гости. Чай с Виоловой! Начинайте искать купоны, время пошло…»

Я икнула и снова прочитала заметку «Чай с Виоловой!». Звучит, как обед с компотом или кофе с плюшками. Ладно, не станем сейчас надувать губы и ощущать себя в одном ряду с тостером, кофемолкой и электрочайником. В конце концов, пиар-отдел «Марко» делает все, дабы тиражи Виоловой начали расти. Огромное им спасибо. Я готова даже встать в магазине бытовой техники, прикинувшись пылесосом, если это поможет мне хоть чуть-чуть приблизиться к славе Милады Смоляковой. Наверное, некрасиво признаваться в подобном, но мне до зубовного скрежета хочется известности и денег. Даже не знаю, чего больше… Наверное, рубли победят, мне определенно есть куда их потратить! Но Федор мог бы и предупредить автора об идиотской рекламной затее с тортом…

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru