Пользовательский поиск

Книга Монстры из хорошей семьи. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

– Ково надоть?

– Позовите Веру.

– Какую?

Вопрос удивил. Разве в квартире живет несколько девушек с таким именем? Но следовало сохранять невозмутимость.

– Опушкову.

– Хто ее хочет?

– Подруга.

– Назовись! – потребовала старуха. – Имя, отчество, фамилиё, год рождения, место работы…

Я вздохнула. Интересно, кто со мной сейчас беседует?

– Вы баба Маня?

– Кому баба Маня, а кому Мария Андреевна.

– Извините, пожалуйста, Мария Андреевна…

– Я Анна Ивановна, – сердито перебила бабка. – Это ж какую глупость надо иметь, штоб нас перепутать! Тебе кого?

– Веру!!!

– Ну, щас!

Я вытерла лоб. Теперь понятно, отчего, имея собственную комнатку, Верочка предпочла жить с Кириллом в дачном поселке. Лучше уж трястись ежедневно в электричке, чем отчитываться за каждый шаг перед вздорными пенсионерками.

– Сушаю вас, – донесся из трубки тихий, совершенно не Верин голос.

Так, ясно, на смену бабе Нюре явилась баба Маня. Главное сейчас – не потерять самообладание.

– Добрый день, – сладко завела я, – меня зовут Виола, очень хочется побеседовать с Верочкой Опушковой. Надеюсь, позовете девушку к телефону.

– Это невозможно, – еще тише прозвучало в ответ.

– Ее нет дома?

– Да.

– А когда можно позвонить?

– Кхм, кхм…

– Понимаю, что мешаю вам смотреть сериал, – еще нежнее зажурчала я, – но очень, очень, очень надо переговорить с Верочкой. Вполне вероятно, вы знаете ее рабочий телефон?

– Веры нет на службе.

– А, понятно, она отправилась в магазин. Сделайте одолжение, передайте…

– Не могу!

– Послушайте, – все же потеряла я терпение, – неужели трудно сказать Вере: «Тебе звонила Арина Виолова»?

– Невозможно, – упорно бубнила моя собеседница. – Чего уж тут говорить!

– Хорошо, сейчас приеду.

– Зачем?

– Я же сказала, мне необходимо поговорить с Верой. Вам не кажется, что для соседей вы являетесь слишком бдительными особами? Опушкова совершеннолетний, самостоятельный человек, она сама способна определить, с кем и как ей общаться!

– Я мама Веры.

– Да? Вера говорила, что ее мама умерла, – удивилась я.

Женщина вздохнула.

– Ну… долго объяснять… Вера была не всегда справедлива ко мне, иногда ей хотелось сделать мне больно… Я не родная ее мама, я Веру удочерила.

– Почему вы сказали «была»? – вдруг испугалась я.

– Вера умерла.

– Как? – заорала я.

– Она покончила с собой. Вчера поздно вечером, около полуночи.

– Не может быть!

– Нет, это правда, – прошелестела женщина. – Мне утром сообщили. Вот приехала сюда… Я ни разу тут не была, а вот теперь пришлось… Надо вещи взять, одежду в морг отвезти…

– Я сейчас примчусь.

– Зачем?

– Вера не могла совершить самоубийство! Простите, как вас зовут?

– Лена.

– Вам, наверное, надо помочь с похоронами?

Лена зашуршала какими-то бумажками, потом вдруг произнесла:

– Записывайте адрес, буду дома через час. Только мне потом, к семи, на работу. Успеете?

– Конечно! – закричала я и вцепилась в руль джипа. Слава богу, с машиной я уже освоилась, в пафосной иномарке долечу до нужного места в мгновение ока.

Глава 10

Дом, где жила Лена, оказался самой обычной блочной башней. Жалобно скрипящий лифт поднял меня на шестой этаж, дверь в нужную квартиру распахнулась после звонка сразу, без всяких вопросов.

– Здравствуйте, – тихо сказала я.

Полная темноволосая женщина, одетая в темно-серое мешкообразное платье, кивнула.

– Проходите, вот тапки. Вы не против посидеть на кухне? Не ждала гостей, в комнатах не убрано.

Продолжая извиняться за неаккуратность, Лена провела меня на кухню и, предложив чай, с глубоким вздохом произнесла:

– В смерти Веры нет никакого криминала, ее никто не убивал. Девочка в последнее время была очень нервной.

– Она не произвела на меня впечатление сумасшедшей!

Лена кивнула:

– Конечно, нет. Просто истеричность, может, что-то с гормонами. Я ее просила пойти к врачу, говорила: «Ирочка бы тебя сразу к специалисту отправила!»

– Кто такая Ирочка? – уточнила я.

– Родная мама Веры, – грустно ответила Лена.

– Ах да, Вера называла имя матери… Она была дочерью Эллы Дементьевны, заведующей библиотекой, и сама работала в книгохранилище?

– Верно, верно, – закивала Лена.

– Но тогда почему вы в разговоре со мной представились мамой Веры?

Лена тихо вздохнула.

– Ира давно умерла. Отец Веры остался один с девочкой на руках, у меня к тому времени тоже имелся ребенок, Светочка. Разница в возрасте у наших детей совсем небольшая. Мы поженились, и Вера по собственной инициативе начала называть меня мамой. Тогда я ее удочерила официально, хотелось, чтобы ребенок не ощущал себя сиротой.

– Мамулечка, – крикнул с порога звонкий голосок, – можно зайти?

– Потом, дорогая, – слишком громко и как-то нарочито четко ответила Лена, – я сейчас занята.

– Очень хочется кушать!

– Ты недавно ела.

– Проголодалась, – засмеялась, как я поняла, та самая Светочка, о которой только что говорила моя собеседница, и появилась на пороге кухни.

Я вздрогнула. Вошедшая была одного роста с Верой, но на этом сходство заканчивалось. Опушкова не выглядела красавицей, она всего лишь обладала симпатичной мордашкой и стройной фигуркой, тысячи подобных девушек, похожих друг на друга, можно встретить на улицах российских городов. Большинство из них к двадцати пяти годам выходит замуж, рожает детей, раздается в боках и пополняет армию добропорядочных домохозяек. При виде Верочки мужчины не стали бы замирать от восторга, но и выражения неприязни на их лицах Опушкова не вызвала бы. А вот родная дочь Лены выглядела… по меньшей мере странно.

Темно-каштановые волосы были собраны в хвост, на лоб спускалась густая челка, цвет глаз было невозможно различить, потому что они прятались за уродливыми очками с очень толстыми стеклами желто-синего цвета, широкий нос с карикатурно большими ноздрями и слишком пухлые губы дополняли картину, можно смело сказать, просто уродливого лица. Да еще на правой щеке имелся дефект кожи – то ли след от ожога, то ли шрам, то ли родимое пятно, я не смогла разобрать издали.

– Очень колбаски хочется… – весело сообщило странное существо.

– Светочка, – ровным тоном произнесла мать, – ты не поздоровалась с нашей гостьей. Это некрасиво, исправь свою ошибку.

Девушка повернулась ко мне, ее губы расползлись в совершенно искренней улыбке.

– Здравствуйте, – закивала она.

– Добрый день, – ласково ответила я.

– Правда, сегодня хорошая погода? – завела светскую беседу Светочка.

– Абсолютно верно, – подхватила я, – весна в разгаре.

Света погрозила мне пальцем:

– Ой, думаете, я дура, да? Весна никак не может гореть, она не пожар! Мамочка, я все правильно сделала? Теперь можно колбаски? И Гарри тоже хочет, вон, просит.

Продолжая улыбаться, Светочка присела и начала гладить чудовищно толстого черного кота, который с нежным мурлыканьем терся о ноги девушки.

– Ты ела полчаса назад, – укоризненно напомнила мать.

– Ну, мамулечка! Светочка хочет колбаски! Пожалуйста! – абсолютно без всякого раздражения или агрессии продолжила выпрашивать еду дочь.

– Нет, дорогая.

– Почему-у-у? – обиженно протянула Света.

– Ты забыла слова доктора? Он сказал: «Если Света хочет стать здоровой, ей надо пить таблетки и соблюдать диету».

– Но мне очень-очень ням-ням хочется!

Лена со вздохом открыла холодильник и вынула яблоко.

– Вот, держи.

– Это не колбаска, – констатировала Светочка, – мамочка, ты перепутала. Это же яблоко!

– Салями нет.

– Совсем?

– Да, – твердо ответила Лена.

– Светочка может сходить в магазин. Прямо сейчас.

– Ах да! – всплеснула вдруг руками Лена. – Совсем забыла! Держи, я купила тебе диск с новыми мультиками.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru