Пользовательский поиск

Книга Легенда о Якутсе, или Незолотой теленок. Содержание - Глава 29 ВОЛШЕБНАЯ СИЛА КАПУСТЫ

Кол-во голосов: 0

Ничто не предвещало беды. Наступала полночь — час смерти прошлого дня. Луна навевала пугающие мистические страхи и желание выпить. Вдали жалобно плакали полярные волки. Духи предков покинули могилы и что-то невнятно шептали во мраке, предрекая грядущее. По всем приметам надвигался глобальный кирдык отжившей эпохе.

Электронные часы с оторванным ремешком пронзительно пискнули в кармане Прометея Степановича. Грянул новый день — понедельник, тринадцатое сентября. Пришла новая эра.

Ее встречали делегаты местной интеллигенции. В лице двух якутов, пьяных в хлам. Твердо стоять на своей земле они не могли. Поэтому мелко мигрировали в рамках узкой дорожки, держась за руки, чтобы де упасть.

Их обнаженные тонкие души синхронно метались в тесноте стойбища. Они чувствовали сбой реальности. Привычный мир рушился в пропасть уходящей недели. И причина была рядом. Потрошиловы ощущали это генетически закоренелыми инстинктами предков.

— Во, бля! — традиционно сказал Герострат, увидев нарты. — Посвети.

Спичек ему в руки не давали с детства. На всякий случай.

— Да, бля! — продолжил ритуальную фразу Прометей, чиркая одной из своих лучших зажигалок.

Слова, за давностью лет, утратили смысл. Но их было принято произносить в знак уважения к прошлому, приближаясь к священному месту.

Нарты давно рассохлись. На них никто не ездил. Они стояли на месте долгие годы. Может, культовое средство передвижения и пустили бы на дрова, но это был памятник. Здесь в незапамятные времена нашли папу.

В неверном свете настоящего «Зиппо», сделанного в Хандыге, тускло блеснула алюминиевая мемориальная доска, прибитая к правому полозу. На ней был нарисован Степан Степанович Потрошилов. Правда, не весь. Только самая выдающаяся деталь папиного организма. В натуральную величину. Надпись под рисунком могла служить образцом лаконизма и точности.

Братья, подавив благоговение, устремились к спрятанной бутылке. Ночь сгустилась, предвещая приближение чего-то неведомого. Глухо ухнула полярная сова. Холодок прошелся по спинам, отгоняя хмель. Между Потрошиловыми и заначкой внезапно возникла преграда.

Они споткнулись одновременно, И застыли, объятые недоумением. Под фамильно-кривоватыми ногами обнаружилась куча непонятного происхождения. От нее нестерпимо воняло бензином.

— Артефакт? — дрожащим шепотом поинтересовался Прометей.

— Конгломерат! — ответил Герострат, ткнув плотную кучу носкому унта.

Неожиданное препятствие на пути к заветной дозе повергло их в тягостные размышления о перекрестках бытия. Катастрофически хотелось выпить. Однако игнорировать предостережения неумолимого рока было опрометчиво.

— Предлагаю исследовать феномен детально, — решительно икая, шепнул Герострат.

— Совершенно с вами согласен, — изрек Прометей, нагибаясь ниже.

Анализ не характерного для местных реалий явления мог затянуться до утра. Но тут произошло невероятное.

— Товарищи-и-и! — членораздельно произнесла грязная куча и пошевелилась.

Тундра завибрировала в припадке изумления. Воплощение легенды потрясло Потрошиловых буквальностью воспроизведения.

— Па-па!? — испуганно воскликнул Герострат.

— Феноменально! — восхитился Прометей.

Из кучи высунулся нос в очках, испачканный чем-то черным. Смутная догадка зашевелилась под толстым слоем алкогольного тумана в мозгах якутов.

— А не об этом ли?.. — осторожно, боясь спугнуть озарение, заикнулся Герострат.

— Абсолютно с вами согласен! — с полуслова понял его Прометей.

Братья обогнули нарты и извлекли заначку. Эпохальную находку следовало отметить немедленно. После двух праздничных глотков рекордного размера они нашли в куче ноги. За них и ухватились. Транспортировка ценного груза проходила под дебаты о размерах поощрения от папы. Такие мелочи, как цепляющийся за кочки подбородок и мычание за спиной, высокоинтеллектуальные якуты просто не заметили.

* * *

Альберта Степановича доставили в ярангу тойона. Там еще не спали. Вместе с вождем племени сидели почетные гости. Или лежали. В зависимости от степени восприятия обильного угощения.

— Мы тут нашли…— невнятно пробормотал Герострат, нервно вытирая черные руки.

— Он? — конкретно спросил Прометей, с трудом фокусируя взгляд.

Праздничное застолье зашевелилось. Вокруг черного тела образовался круг. Первым подошел тойон Потрошилов. Следом за ним подтянулись гости.

— Однако, точно он! — обрадовался Сократ.

— Нашелся! — поддержал его Диоген.

Прометей и Герострат чуть отошли назад и прикончили бутылку, извлеченную из-под культовых нарт. Клим Распутин радостно всхрапнул, не открывая глаз. Рядом со старым шаманом ему было тепло и уютно.

Алика попытались привести в чувство. При энергичном потряхивании голова его безжизненно моталась по сторонам. Из карманов что-то сыпалось.

— И это — новый тойон? — презрительно скривился Аристотель, не оставивший надежды стать вождем. — Ну, с ним-то уж точно заживем лучше прежнего!

Степан Степанович задумчиво обмакнул палец в натекшую на пол черную лужицу и кратко констатировал результаты глубокомысленного обнюхивания:

— Нефть!

После этого он подобрал желтоватый камешек, выпавший из кармана старшего сына, и уронил в почтительную тишину одно слово:

— Золото!

Только Альберт Степанович мог улететь на двух парашютах в сторону от расчетной точки и упасть на Черную Землю. Только он мог рухнуть копчиком в нефть и открыть месторождение. И лишь ему могла попасться на глаза золотая жила. Словно судьба решила разом компенсировать все жизненные неурядицы прошлых лет.

Племя Белого Оленя в один миг обрело несметное богатство. Всеобщему восторгу не давало разразиться исключительно бессознательное состояние благодетеля. Попытки вернуть в грязное тело искру разума потерпели неудачу. Не помогли смачные хлопки по щекам и обливание холодной водой. Он не реагировал на крики и щекотку. Жизнь покидала измученное тундрой тело прямо на глазах потрясенных зрителей.

В критический момент проснулся новый шаман племени. Шум и суета ему не понравились. Великие Северные Духи не одобряли ночной паники. Игорь Николаевич Рыжов приподнялся на локтях и выдал четкую рекомендацию, основанную на вековом опыте народной медицины:

— Дайте ему водки!

Глава 29

ВОЛШЕБНАЯ СИЛА КАПУСТЫ

Самый Главный канал Центрального телевидения часто выполняет просьбы. Он делает это с удовольствием и за большие деньги. А что? Чем серьезнее услуга, тем богаче канал. Но есть такие пожелания, которые высказываются намеками. И оплачиваются почти анонимно. А отказать людям невозможно. Хорошие же ребята. Опять-таки, всенародно избранные.

На этот раз просьба пришла совсем сверху. В отличие от заползающих откуда-то сбоку, она была бесплатна. То есть невыполнение ее грозило неожиданными демократическими перевыборами руководства Самого Главного канала. Причина ненавязчивого вмешательства в телевизионные планы была проста. Страну обидели от пупа власти до копчика электората.

Отличился, конечно же, лучший якут современности — Исаак Ходорович. Очевидно, отморозив мозги на своей третьей Родине, он дорого продал вторую и уехал в Нигерию. И все бы ничего. Не он первый, не он последний. Ну поискала бы его прокуратура, объявив всероссийский розыск. Ну отказали бы в выдаче несчастного беженца жалостливые… нигерцы…

Так нет! Приспичило негодяю купить на последние четыре мешка денег местный хоккейный клуб. Наприглашал туда, гад, канадцев и заявил, что выиграет Кубок Африки по хоккею с шайбой! Мировая общественность ахнула. Глобус замер в ожидании ответного хода Москвы, Кремля и Мавзолея.

Такой наглости никто от Исаака не ожидал. Где-то в Думе вожди почесали органы мысли и решили доказать всему миру, что якут он был никудышный! Развалил, мол, сволочь, всю Саху и сбежал. Так сказать, протрубить на весь мир о разрушениях в якутской экономике. Чтобы честно предостеречь чернокожих братьев. Мол, не вернете нам Изю — песец вашему оленеводству и хоккею!

85
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru