Пользовательский поиск

Книга Легенда о трех мартышках. Содержание - Глава 35

Кол-во голосов: 0

– Уверен, что Афанасия точно знает, где зарыты ценности, – говорил Водоносов, – бабка воспитывает дочь Анны. Королькова после лечения в психушке явно не в себе, из такой клиники никто нормальным не выходит. Но я в курсе, что следователь Панин устраивал бабам свидание. Анна тупо молчала, но ведь могла и на пальцах показать? Нет, Королькова не оставила бы дочь нищей! Они не общаются, значит, Анна спокойна за будущее ребенка!

– Как же я поступлю в вуз? – растерялся Лев. – Кстати, приемные экзамены уже начались!

– Откуда я, по-твоему, знаю, куда отнесла документы Дарья? – хмыкнул Водоносов. – Если б она их не подала? Не дрейфь, зачисление в вуз моя проблема! У тебя будут другие имя и фамилия. Ты лучше подумай, сколько денег мы в результате огребем, а ты еще и диплом получишь.

Глава 35

Лев проник в студенческую среду, подружился с Дарьей, но дальше дружбы у молодых людей дело не пошло. Катасонов старался изо всех сил, но сокурсница не проявляла к нему повышенного интереса. Васильева полагала, что парень в нее влюблен, помогала Льву сдавать экзамены и сессии, но замуж вышла за другого. Никаких тайн Лев не разведал, он лишь выяснил, что Афанасия страстная картежница и, если ей удается выиграть, они с внучкой шикуют.

– Нет, – усомнился Водоносов, услышав про покер. – Карты – это прикрытие. Бабка продает ценности, работай лучше. Оставь Анну, похоже, она пустой номер, живет на копейки, сосредоточься на Даше, через нее подбирайся к Афанасии! Не потянет же бабка ценности на тот свет, оставит любимой внученьке.

Но Лев так и не добился успеха. В конце концов Водоносов сдался, а Катасонов остался в приятельских отношениях с ничего не подозревавшей о краже Дашей Васильевой.

Шли годы, случилась перестройка, революция, пришел капитализм. Даша отправилась с детьми в Париж и неожиданно разбогатела.[16]

И тут у Льва зашевелилась мысль: а что, если Водоносов был прав? Откуда у его старинной приятельницы такие деньги? Ей оставили наследство? Не смешите! Вероятно, Афанасия перед смертью сообщила внучке тайну, а Даша сочла поездку в Париж подходящим моментом для обнародования богатства. Нынче за деньги можно купить все, включая и бумаги о наследстве.

И Катасонов начал действовать.

Лев тщательно следил и за Анной, и за Дарьей. Когда Королькова после падения под автобус попала в больницу, Катасонов узнал, что старуха от травмы потеряла память, и решил использовать этот шанс. Он примчался в клинику, представился сыном Анны, оплатил дорогостоящую операцию, а потом забрал пожилую даму к себе. Доктор был уверен, что Королькова не помнит прошлое, и Лева нежно заботился о старушке, постоянно говоря ей:

– Мама, все будет хорошо. Когда-нибудь ты вспомнишь и меня, и свою биографию.

Чтобы никто, ни Марина, ни Водоносов, не нашел Королькову, Лев сделал для нее документы на другое имя. А потом он договорился с Ахметшиной, Равиля, пострадавшая от рук зятя-пьяницы, согласилась отправиться в Дураково-Бабкино и жить там под именем Корольковой.

– Стоп, стоп, – замахала я руками, – но каким образом Равиля попала на бывшую дачу Стефановых? Никто ведь не связывал с Корольковой Андрея Григорьевича, которого моя бабуля называла Ричард Львиные ноги!

Дегтярев усмехнулся:

– Ты прекрасно знаешь, что Равилю в это Дураково-Бабкино отвез Лев. Когда он взял к себе Королькову, то неожиданно привязался к ней, она тоже прониклась к нему симпатией, он ведь спас ее от жуткой жизни с дочерью-пьяницей, заботился о ней. И она ему открылась, рассказала все о себе, Игоре, Юре и Свете. Анна призналась, что не знает, где сокровища. Лев предположил, что Юрий, которому Игорь их отдал, спрятал их на своей даче.

– У меня вопрос, – остановила я полковника, – если следствие не знало о родстве Юрия и Игоря и не связало их дело в одно, то почему столь тщательно обыскивали дачу и участок Стефановых?

– Это обычная практика. Если человек арестован, тем более по политическим мотивам, то обыски и в его квартите и на даче – обязательные мероприятия следствия. Сотрудники органов искали остатки материалов, из которых Юрий изготовил бомбу, документы, запрещенные книги… Теперь о Равиле. Лев предложил ей изображать из себя Анну Королькову, но у него имелся еще один расчет. Он до сих пор не знал, где спрятаны украденные из музея ценности. В свое время Лев приехал в Дураково-Бабкино, познакомился с алкоголиком Глебом и узнал, что изба до сих пор принадлежит все еще живой Алевтине Глебовне. Но вдова Стефанова окончательно выжила из ума, она не помнит, кто такой Глеб, забыла свое имя и, конечно же, не помнит о старой даче.

Лев пообещал Глебу небольшую сумму денег, за них маргинал обязывался сообщать благодетелю о людях, которые могут приехать в Дураково-Бабкино. Катасонов не исключал возможности, что тайник находится в селе. Несколько раз Лев тайком встречался с алкоголиком, передавал ему «зарплату» и выяснял, что гости не появлялись. Узнав о смерти пьянчуги, Катасонов расстроился: дом и участок оставались без присмотра. Но потом Лев поселил там Равилю. Она должна была не только притворяться Корольковой, но и следить: не захочет ли кто пошарить вокруг ее избушки? Почему «художник» не боялся, что лже-Анну вычислят? А кто мог заявить права на избу? Алевтина Глебовна? Она забыла о доме, а те, кто за ней ухаживал, не знали про дачу. В Дураково-Бабкино нынче кукуют одни старики, им документы о покупке участка показывать не надо. Повторяю, после кончины пьяницы дом некоторое время стоял пустым, а потом в нем поселилась Равиля, которую Льву пришлось убить, когда ты слишком активно начала докапываться до правды. Лев хотел, чтобы ты узнала: Королькова умерла, и прекратила поиски своей матери. Ничего особенного, дама была пожилой, естественный конец! Ясно?

Я схватила Дегтярева за плечо.

– Но Анна не впадала в амнезию! Женщина, которая убедила следователя Панина в своей ненормальности, могла обмануть и доктора в больнице!

Дегтярев со вкусом чихнул.

– Думаю, Панина она не обвела вокруг пальца. Но Владимир Олегович не смог сломать Анну, наверное, к ней не применяли особые методы допроса, боялись потерять женщину, ограничивались психологическим давлением. Поверь, его подчас не выносят и крепкие мужики, а Королькова выстояла. Панин не мог признать, что подследственная оказалась морально сильнее его, и отправил Королькову в психушку. Кстати, знаешь, какую деталь выяснил Лев? Игорь не совершал самоубийства, он умер от сердечного приступа после ареста. Следователь ничего не сказал Анне о кончине мужа, держал ее в напряжении, постоянно говорил на допросах:

– Глупо молчать! Игорь давно раскололся. Лучше признайся, муж тебя сдал.

Но Королькова не поддалась на провокацию, и тогда Владимир Олегович приказал графологу написать послание почерком Гарика и показал бумагу Анне. Очередной психологический трюк! Но и он не сработал! У Корольковой оказались не стальные, а прямо-таки титановые нервы! Помнишь легенду о трех мартышках? Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не скажу?.. Алла ни на секунду не забывала о роли сумасшедшей женщины, не желавшей ни с кем общаться. Уж не знаю, слышала ли Королькова легенду о трех мартышках, но силы воли ей не занимать.

– Мне эпизод с письмом сразу показался странным, – пробормотала я, – инфантильный Игорь порхал по жизни мотыльком, но избалованный юноша, похоже, был неплохим человеком, он любил Анечку, ждал ребенка. Полагаю, у него был менталитет тринадцатилетнего подростка! Такая личность не полезет в петлю. И неужели в следственном изоляторе КГБ была настолько плохая охрана, что не могла пресечь попытку суицида? Но письмо, написанное рукой Гарика, существовало, и я отмела в сторону сомнения. Хотя, по идее, Игорь мог расколоться на первом же допросе!

Дегтярев крякнул.

– Графолог постарался! До встречи с Паниным дело у Игоря не дошло. Сын Афанасии умер в машине, которая везла его в СИЗО. Владимир Олегович скрыл это от Ани, долго врал, что Гарик сдал жену, но потом понял, что та не ведется на ложь, и предъявил письмо. Ну да я об этом уже говорил!

вернуться

16

См. книгу Дарьи Донцовой «Крутые наследнички», издательство «Эксмо».

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru