Пользовательский поиск

Книга Легенда о трех мартышках. Содержание - Глава 32

Кол-во голосов: 0

– Включил волшебную палочку, – серьезно ответил парень.

– Но почему ты решил помочь постороннему человеку? – продолжала недоумевать Анечка.

Игорь помолчал, а потом серьезно ответил:

– Ты мне нравишься.

– Я? – обомлела Королькова. – Нравлюсь?

– Неужели ты не поняла? – удивился юноша. – Я давно пытаюсь тебя на свидание пригласить, в кино регулярно зову!

Аня заморгала, а Игорь сказал:

– Но, похоже, ты любишь другого!

Начни с неба падать лягушки и появись на московских улицах слоны, Аня бы и то меньше удивилась.

– У меня нет модной одежды, – от растерянности честно сказала она.

Игорь улыбнулся:

– Это ерунда! Ты будешь прекрасна даже в мешковине.

Вот так начался их страстный роман, который завершился свадьбой. Афанасия Константиновна, мама Игоря, отнеслась к невестке как к родной дочери. У тестя была небольшая однокомнатная квартира, которую Фася использовала как кабинет для приема частных пациентов, но после свадьбы свекровь посадила перед собой невестку и сказала:

– Две хозяйки на одной кухне никогда не договорятся. Лучше вам с Гариком жить отдельно, а к нам будете в гости ходить. Конечно, тебе первое время будет нелегко, зато наедине с мужем, делайте что хотите. Я тебе всегда помогу, если с хозяйством не справишься.

Анечка поблагодарила Афанасию Константиновну, и молодожены перебрались в тесную однушку. По тем временам иметь отдельную жилплощадь считалось невероятной удачей. Основная часть москвичей ютилась вместе с родителями или подросшими детьми на скромных квадратных метрах, либо в коммуналках. А Игорь с Анечкой закрывали входную дверь и оказывались одни. Впрочем, вдвоем они бывали редко, Игорь после загса не изменил холостяцких привычек, гости ходили к ним табунами. Поскольку молодая семья была единственной обладательницей своей жилплощади (остальные приятели жили вместе с родителями), то все праздники справлялись в доме у Игоря. Судьба осыпала юных супругов подарками. Аня великолепно владела двумя европейскими языками, поэтому Нинель Стефановна, директриса музея, стала брать с собой Королькову переводчицей в разные страны. Больших денег у Ани не было, за рубежом ей давали гроши, но она ухитрялась купить подарки Игорю и приобрести что-нибудь для дома. Ярко-красная коробочка с изображением кошек, губки для мытья посуды, держатель туалетной бумаги в виде собачки, полотенца с принтами стоили за границей копейки, но сколько радости они приносили Анечке! Умная, ответственная, хорошо воспитанная Аня нравилась иностранным коллегам, поэтому, отправляясь в Москву, музейные работники привозили девушке подарки, иногда художественные альбомы, но чаще, зная о положении в магазинах СССР, иностранцы дарили духи, косметику, мыло, шампуни, перчатки, сумки… Афанасия Константиновна регулярно подбрасывала невестке денег, свекор дядя Миша отдавал молодым свои продуктовые заказы. Игорь никогда не забывал говорить жене ласковые слова. Анечка, выросшая в семье, где отец часто бил мать, жила как в раю. Но вскоре выяснилось, что и в обители ангелов есть темные, тенистые места, где тщательно зарыты тайны.

Как-то раз Королькова вместе с директрисой музея поехала в Чехословакию, женщины благополучно добрались до границы, но дальше их не пустили. В паспорте у начальницы музея нашли какую-то неточность, и Анне с Нинель Стефановной пришлось возвращаться в Москву, так и не попав в Прагу.

Мобильных телефонов тогда не было, автомат на вокзале не работал, и Аня не смогла предупредить Игоря о неожиданном возвращении. Она добралась до своей квартиры поздним вечером, открыла дверь и замерла.

В небольшой прихожей на крючке висело женское пальто, а на полу стояли симпатичные ботиночки, отороченные мехом, размера тридцать шестого. Аню охватила бешеная ревность. Если бы из комнаты доносился веселый смех, звон бокалов и гул голосов, у нее не возникло бы нехороших подозрений, но в доме царила тишина. Очевидно, Игорь, предполагая, что жена сейчас гуляет по Праге, привел домой постороннюю бабу!

Аня пнула дверь в комнату и увидела совершенно одетого Игоря и симпатичную шатенку в наглухо застегнутом шерстяном платье. Они сидели у письменного стола, просматривая какие-то бумаги. Ни бутылки вина, ни конфет, ни тихой музыки, ни полумрака, ни разобранного дивана, короче, ничего, говорившего о тайном свидании, Анна не заметила, но сдержать ярость ей удалось с огромным трудом.

– Добрый вечер, – процедила она.

– Анечка, – воскликнул муж, быстрым движением захлопывая папку, – но ты же должна быть в Праге!

– Угу, – буркнула она и, намеренно не глядя на шатенку, убежала на кухню.

Через минуту там появился Игорь.

– Котик, это не то, что ты подумала, – забубнил он.

– Откуда ты знаешь, о чем я подумала? – спросила Аня.

– Ну я сам бы подумал подобное, если, внезапно вернувшись из командировки…

– Мы слишком часто повторяем глагол «подумал», – огрызнулась Аня, – лучше говорить о том, что мы видим! Я видела молодую женщину в своей квартире, а еще я видела часы, которые показывают почти полночь, я видела собственного мужа, который, вовсе не тоскуя по любимой жене, сидел рядом с незнакомкой! Вот!

– Глупость получилась, – замямлил Игорь.

И тут в дверь позвонили.

– У тебя намечается вечеринка? – язвительно осведомилась Аня.

– Я открою! – крикнула шатенка.

– Она чувствует себя хозяйкой в нашей квартире? – возмутилась Анна. – Может, мне лучше уйти? Не мешать вашему счастью?

– Сейчас все объясню, – засуетился Игорь, но закончить фразу не успел.

Из коридора послышался шепот, и в кухню влетел юноша.

– Меня зовут Юра, – быстро сказал он и втащил в кухню шатенку, – а это моя жена, Светлана. Имя у нее обычное, зато фамилия запоминающаяся – Барабас. Карабас-Барабас! Ха! Не ревнуй Гарика!

– Юра! – предостерегающе сказал Игорь.

– Давно предупреждал, что ее надо ввести в курс дела, – отмахнулся говорливый парень.

– У Ани доверительные отношения с Фасей, – непонятно зачем заявил Игорь.

– У нас тоже, – заржал гость.

– Ребята, перестаньте, – сказала Светлана, – теперь спорить не о чем. Аня здесь, вам придется все ей объяснить!

Игорь опустил глаза, Юра тоже, а Света посмотрела на Аню и заявила:

– Вообще-то мы с тобой близкие родственники! Можно сказать, одна семья.

– Правда? – вздернула та брови. – По какой линии? Сосед твоей прабабушки один раз поздоровался с приятелем моего прадедушки? Отсюда корни растут?

Светлана засмеялась.

– Забавная присказка, но в нашем случае связь более тесная, мы снохи.

– Кто? – с изумлением спросила Аня.

Барабас посмотрела на мужа, тот кивнул.

– Верно. Я и Игорь сводные братья, у нас одна мать, Афанасия Константиновна, а отцы разные, но мы внешне очень похожи, прямо близнецы. Вот только у меня над губой родинка, а у Гарика ее нет.

Глава 32

Аня опустилась на стул.

– У вас нет ничего общего, – протянула она, – разве что разрез глаз!

Парни переглянулись.

– Кто начнет? – Потер руки Юра.

– Ты, – непривычно тихо ответил Игорь.

– Тогда пошли в комнату, – приказал Юрий.

Спать в ту ночь молодые люди так и не легли, а у Ани после услышанного пропал еще и аппетит, настолько шокирующими оказались семейные тайны.

Юра еще в детстве понял, что отец его не любит. Мальчик был неусидчив, в школе на уроках вертелся юлой, плохо усваивал материал и получал одни двойки. Андрей Григорьевич злился на сына и часто хватался за ремень. Стефанов полагал, что детей следует воспитывать жестко, поэтому с тела Юрия не сходили синяки. Мать, Алевтина Глебовна, обожала мужа и боялась ему перечить, но когда супруг, в очередной раз отдубасив мальчика, уезжал по делам, она пыталась утешить Юру, подсовывала ему конфеты и говорила:

– Отец тебе добра желает, он тебя любит, хочет вырастить настоящего человека.

Когда Юра пошел во второй класс, в доме появился еще один мальчик, названный Глебом, и, к огромной радости второклассника, отец полностью переключился на младенца. Ни старший мальчик Леня, больной эпилепсией, ни двоечник Юра Андрея Григорьевича более не интересовали.

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru