Пользовательский поиск

Книга Легенда о трех мартышках. Содержание - Глава 27

Кол-во голосов: 0

Две плохие девочки из нашего двора, хулиганки, между которыми моя бабушка поставила знак равенства, выросли полярными людьми. Отчего так получилось? Я не могу дать ответа на этот вопрос, просто скажу: порой неудачные дети становятся гениальными личностями.

Оставалось понять, к какой категории «плохих деток» принадлежал Юра и почему Афанасия старалась оградить Игоря от его влияния.

– Фася спасла меня от Стефанова, – продолжала Марлена, – а спустя какое-то время она уволилась. Совершенно внезапно, никого не предупредив, даже меня. Просто однажды не вышла на работу. Главврач объяснил сотрудникам, что она покинула службу по семейным обстоятельствам.

Марлена обиделась на подругу, которая не сообщила ей о своих планах, и целых полгода дулась на Афанасию, но потом все же решила поздравить ее с днем рождения и позвонила ей домой.

Женский голос ответил:

– Прежние жильцы уехали.

– Куда? – удивилась Мара. – Подскажите телефон или адрес.

– Я не знаю, – произнесла незнакомка.

– Пожалуйста, мне очень надо, – стала просить Марлена, – неужели вам лень посмотреть в книжку? Я сама меняла комнату и знаю, люди всегда оставляют новые координаты тем, кто въезжает на их место!

– Я не лентяйка и не вредина, – отбрила девица, потом пояснила. – Здесь был обмен по цепочке, в нем десять квартир участвовало, не напрямую менялись, я понятия не имею, кто тут прежде жил.

Вот так Марлена потеряла Фасю из вида, больше они не встречались.

– Но я до сих пор продолжаю считать Афанасию своим другом – произнесла Мара, – мне, кстати, очень хотелось, чтобы Стефанов ушел со службы, и он уволился.

– Это странно, если учесть, что ему пророчили место генерального директора, – подчеркнула я.

Кирпичникова хмыкнула:

– Согласна, но он ушел буквально через неделю после увольнения Афанасии.

– Что же повлияло на его решение?

– Ну это вопрос не ко мне, – улыбнулась Марлена Сергеевна, – разные слухи по заводу бродили.

– Например?

– Андрей Григорьевич заработал инсульт, потому что его жена пыталась покончить с собой, но ее откачали и отправили в психушку.

– Каким образом Афанасия заставила Стефанова отказаться от вас?

– Это тоже осталось для меня тайной, Фася, очевидно, знала про Андрея нечто постыдное, но что именно? До сих пор теряюсь в догадках. Хотя я уже много лет не вспоминаю Стефанова.

– Он жив?

– Маловероятно, – усмехнулась Мара. – Можно теперь я задам тебе вопрос?

– Пожалуйста, надеюсь, смогу ответить.

– Фасенька была счастлива?

Я вздрогнула и быстро ответила:

– Да, очень!

– Она умерла от болезни?

– Верно.

– Не мучилась перед смертью?

– Нет, – успокоила я Марлену, – старость у бабушки была счастливой, мы очень любили друг друга, жили душа в душу, не испытывали больших материальных проблем.

– Слава богу, – перекрестилась Кирпичникова, – у нее было много переживаний в прошлом, рада слышать, что вечер жизни принес ей радость. Я вот тоже в ладу с собой. Детей, правда, нет, тот аборт аукнулся, но я вполне благополучна, у меня есть замечательная крестница и пудель. На работе ценят и, несмотря на возраст, вон не гонят. Очень надеюсь, что тот свет и впрямь существует, и добрый Господь разрешит нам с Фасей встретиться.

Я попрощалась с Марленой, спустилась к машине и схватила пачку сигарет. Не стоит будить спящих собак и ворошить прошлое. Из тщательно запертого и задвинутого в самый дальний угол сундука могут вырваться настоящие монстры. Была ли счастлива моя бабушка, уходя из жизни? Еще месяц назад я бы уверенно ответила:

– Да. Мы не купались в роскоши, у нас бывали ужины из пустых макарон, но уныния мы никогда не испытывали.

Но сейчас, учитывая то, что у бабули, оказывается, имелось два сына, причем один покончил с собой в тюрьме, а второй рос в чужой семье, я уже в этом не так уверена. Наверное, Афанасия думала о брошенном мальчике и вспоминала Игоря. Вероятно, бабулю беспокоила судьба моей матери Анны Корольковой. Может, они встречались? Тайком? Афанасия ухитрилась воспитать меня, не сказав ни слова правды о моих родителях. Ох, боюсь, не было у бабули мира в душе, жаль, что она считала меня глупой свиристелкой, не способной хранить тайны и нести ответственность за свои решения. Хотя, надо быть честной, в год смерти Фаси я таковой и была, думала только о любви, мечтала найти хорошего мужа, завести семью, получить большую квартиру. Интересно, как бы оценила бабуля внучку сегодня? Понравилось бы ей, что я гоняюсь за призраками, пытаясь найти Анну Королькову? И на все эти вопросы мне никогда не получить ответа.

Глава 27

Резкий звонок мобильного вырвал меня из невеселых мыслей.

– Дарь Иванна, – прошептала Ирка, – скорей! Сюда!

– Что случилось? – испугалась я. – Ураган сорвал крышу с дома? Пожар? Наводнение? Тема[13] опять решил жениться?

– Все намного хуже!

– Все живы?

– Пока да!

– Что значит «пока»? – похолодела я.

Ирка, понизив голос до минимума, шептала неразборчивые фразы.

– Говори громче! – приказала я.

– Не могу, – еле слышно отозвалась домработница, – он ходит по дому! Если начинаю кричать – кидается!

– Кто? – опешила я.

– ОН, – повторила Ира.

– Немедленно звони на охрану! Нажми тревожную кнопку! – закричала я, заводя машину.

– Охранники ЕГО ловить не станут! – простонала Ирка. – Я в доме одна! Господи! Дарь Иванна, после моей смерти не выгоняйте Ваньку, он хоть и дурак, но честный. Деньги на похороны в шкафу, под бельем, которое мне Ольга на позапрошлый Новый год подарила. Я комплект ни разу не надела, берегла для особого случая, вы в гроб мне этот лифчик с трусами натяните, при жизни я в стрингах ходить не могу, а на кладбище охота красивой отправиться.

– Ириша, я уже несусь по Волоколамке, – я попыталась успокоить домработницу.

– Платье хочу в гробу зеленое, – талдычила она, – колготки новые, ажурные, платок с лошадями, ну тот дорогущий, что вы на Восьмое марта мне презентовали!

– Шелковые изделия от фирмы «Гермес» всегда на пике моды, но их не принято повязывать в последний путь, – возразила я.

– Да? Но я хочу именно шаль с конями, – уперлась Ира.

– Платье зеленое, а на голове шаль цвета поросенка, больного краснухой? – возмутилась я. – Фу! Если одежда яркая, аксессуары должны быть малозаметными. Допустим, туфли светло-бежевые и сумочка им в тон.

– Ридикюль! – воскликнула домработница. – Совсем забыла! Вот беда! У меня нету подходящего для гроба!

– Зачем он тебе? – попыталась я образумить Ирку.

– Как? – с негодованием сказала она. – Мобильный, расческа, косметичка, носовой платок, калькулятор, леденцы от кашля, цитрамон, заколки… И куда все это деть? По карманам рассовать? Кстати, в шелковом платье их и нет, оно по фигуре облегающее!

– Калькулятор? – поразилась я.

– Без него я по магазинам не хожу, – пояснила Ира, – продавцы постоянно обмануть норовят!

– Сильно сомневаюсь, что на том свете он тебе понадобится, – не удержалась я.

– Жаба меня душит, – бубнила Ирка, не обращая внимания на мои слова, – я давно о сумочке мечтала, но деньги-то жалко! Вот и откладывала покупку. А теперь перед смертью спохватилась, да поздно! Ну не ложиться же в гроб с торбой, с которой на рынок езжу! Стыдобища! Дарь Иванна!!!

– Рулю по Ново-Рижской трассе, – приврала я, пролетая по МКАД мимо поворота на Строгино, – иду со скоростью сто сорок километров!

– Дайте мне поносить ту лаковую штучку, что вам Манюня из Лондона привезла, – попросила Ирка.

– Песочного цвета, из сжатой кожи, с застежкой в виде собачки? – уточнила я.

– Да!

– Никогда! – выпалила я. – Она мне самой очень нравится! И потом, что значит «поносить»? Если ты ее с собой в гроб заберешь, то шикарная вещь назад ко мне не вернется. В этом случае уместен глагол «подарить», но я не готова расстаться с сумочкой!

вернуться

13

Тема – внебрачный сын полковника Дегтярева, история его появления в Ложкино рассказана в книге Дарьи Донцовой «Ромео с большой дороги», издательство «Эксмо».

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru