Пользовательский поиск

Книга Легенда о трех мартышках. Содержание - Глава 26

Кол-во голосов: 0

– Я беременна от вашего мужа, у нас есть повод для беседы.

– Хорошо, – прозвучало из трубки, – вас не затруднит подъехать в Центральный парк культуры и отдыха? Буду ждать вас через час на скамейке у аттракционов.

Когда Афанасия пришла в назначенное место, там на лавочке уже сидела худенькая женщина с некрасивым лицом.

– Вы такая симпатичная! – воскликнула она, когда Фася пристроилась рядом. – Мальчик должен родиться прекрасным!

Афанасия растерялась, она ожидала другой реакции, но взяла себя в руки и сказала:

– Вам не кажется, что Андрей болен?

– Он абсолютно здоров, – заявила Алевтина, – никаких проблем с сердцем, легкими, печенью.

– Ваш супруг сумасшедший, – Афанасия покрутила пальцем у виска.

– Конечно, нет, – возразила жена.

– Неужели вы не слышали чушь про Ричарда Львиное Сердце? – спросила Фася. – У вас есть ребенок, если не о себе, так хоть о нем подумайте и отвезите Андрея к психиатру. Могу дать телефон опытного специалиста, правда, он берет недешево, но лечит на дому, соблюдает полнейшую конфиденциальность. В наше время опасно болтать языком! От меня вам неприятностей не будет, я сделаю аборт и никогда не подойду к Андрею ближе чем на километр. Но если вы его не вылечите и не запретите бегать по бабам, случится беда, – на одном дыхании выпалила Афанасия.

Алевтина молчала, судорожно ковыряя песок носком поношенной туфли. Афанасия окинула ее внимательным взглядом и не удержалась от возгласа:

– Понятно, почему от тебя муж налево ходит!

Собеседница опустила голову, а Фасю понесло:

– Глянь на себя в зеркало! Волосы немытые, и ты их, похоже, сама ножницами обкромсала! Лицо неухоженное, без пудры, брови клочками, ресницы не накрашены! Платье мятое, обувь из бабкиного сундука, и маникюр ты никогда не делала. Посмотри вокруг! Женщины за собой следят, чтобы мужей не разочаровывать! Иди в парикмахерскую, сделай перманент, купи или сшей симпатичный сарафанчик, сейчас, между прочим, лето, какого черта ты ходишь в плотных чулках и осенних туфлях? Мужчины любят глазами, а ты не вызываешь ни малейшего желания на тебя смотреть. Извини за резкость!

– Ты права, – прошептала Алевтина, – но у меня вчера был приступ, я еще не оклемалась полностью. Я по парикмахерским не хожу, но голову всегда мою, просто сегодня побоялась ее опускать, кружится. А чулки… я мерзну от болезни. Понимаешь… у меня эпилепсия.

Афанасия почувствовала угрызения совести:

– Прости, пожалуйста, я не знала!

Алевтина покраснела:

– Ничего, пустяки. Скажи, ты кого-нибудь любила? Печать в паспорте есть?

– Официально отношений я не оформляла, но на отсутствие кавалеров не жалуюсь, – ответила Фася.

– Я про любовь, – перебила Алевтина, – чтобы за милым, несмотря ни на что, в огонь или воду хотелось броситься! Когда свет клином на одном человеке сошелся, и ты понимаешь: если он от тебя уйдет – ты умрешь через час; когда осознаешь: ради жизни с ним ты выполнишь любой его приказ, прыгнешь в пропасть, съешь яд, задушишь родную мать.

– Нет, – опешила Афанасия, – слава богу, я не испытывала подобных чувств и очень надеюсь, что не стану жертвой столь разрушительной страсти.

– Я вот так люблю Андрея, – еле слышно сказала Алевтина, – он лучший на свете, а его фантазия насчет Ричарда Львиное Сердце не самая плохая. Андрюша не пьет, не курит, он всего лишь хочет иметь наследника! Что в этом плохого?

– Ничего, – пробормотала Фася, – кроме одного: младенца предстоит родить любовнице, а не законной жене, и, насколько я знаю, у вас уже есть сын!

– Выслушай меня внимательно, – взмолилась Алевтина, – Ленечка болен, ему эпилепсия передалась, бывают припадки.

– Неприятно, – согласилась Афанасия, – медицина на современном этапе не способна излечить эту болезнь, но твой мальчик умственно полноценен, это же не шизофрения! Ребенку необходимо пить лекарства и беречься от волнений.

Алевтина вынула из сумочки носовой платок и стала его комкать.

– Я мечтала выйти замуж за Андрея и ради этого пообещала ему родить много здоровых детей. У Стефанова были и другие кандидатки на роль супруги, намного красивее и умнее меня, но все они отпали. Главным в своей жизни Андрюша считает рождение ребенка, наследника, Ричарда Семнадцатого, поэтому он попросил меня пройти медицинское обследование, диспансеризацию. Здоровье ребенка зависит от состояния матери.

– Отличная идея, – съехидничала Афанасия, но Аля не поняла насмешки.

– Вот именно! – обрадовалась она. – Но женщины дуры! Ни одна не согласилась, еще и оскорбляли Андрюшу, услышав его предложение.

– А ты согласилась? – спросила Фася.

– С радостью! Понимала, Андрюша очень ответственный человек, не мотылек, – Аля принялась нахваливать мужа, – мое здоровье оказалось богатырским, мы сыграли свадьбу, я сразу забеременела. Но во время родов у меня случился эпилептический припадок.

Афанасия с жалостью посмотрела на собеседницу.

– Эта болезнь не всегда диагностируется с детства. Порой эпилепсия просыпается в период бурного роста человека, лет в четырнадцать, либо при первых родах.

Алевтина прижала руки к груди.

– Как я хотела, чтобы мальчик оказался здоров! Но нет! Леня болен, мы, конечно, боремся за него, но Леонид не может продолжать линию Ричарда Львиное Сердце. Нужен здоровый ребенок. Понимаешь? Я родить не могу, ну где гарантия, что второй сын тоже не получит эпилепсию? Есть лишь один выход, родить малыша от другой.

– Идиотство! – подскочила Фася. – А ты дура! Твой расчудесный Андрюшенька бросит тебя и женится на той, кто произведет на свет этого Семнадцатого! Оцени шаткость своего положения! Рядом с тобой не Ричард Львиное Сердце, а Ричард Львиные ноги, он так и будет по бабам бегать, пока не получит здорового наследника. Это не похоже на поведение благородного рыцаря.

– Нет, – торжественно заявила Аля, – он будет жить со мной до смерти!

– Что же является гарантией нерушимости вашей семьи? – прищурилась Фася.

– В роду Ричардов никогда не было разводов, – возвестила Алевтина. – Андрюша чтит память предков, мы останемся вместе. Роди нам сына!

Афанасия встала со скамейки:

– У Андрея явно душевное заболевание, немедленно займись его лечением, да и тебе не мешает обратиться к психиатру. Я сумасшедших плодить не собираюсь, поэтому сделаю аборт. Андрею передай: пусть оставит меня в покое, а я никому не сообщу о Ричарде Львиные ноги!

– Он Львиное Сердце, – поправила Аля.

– Извини, – поморщилась Афанасия, – второе прозвище лучше отражает суть дела. И отчего вы с ним уверены, что я рожу мальчика? Вдруг будет девочка? Куда денете малышку?

– У Андрея в семье рождаются только мужчины, – возвестила Алевтина, – никаких девок!

Афанасия махнула рукой и ушла. А что можно было сказать жене Стефанова?

Глава 26

На следующий день Фася позвонила главврачу и попросила отпустить ее на неделю за свой счет. Начальство пошло ей навстречу, и она поехала к подпольному гинекологу. Врач, осмотрев пациентку, крякнул.

– Что-то не так? – насторожилась Фася.

– Я не могу сделать вам аборт, – протянул специалист.

– Почему? – испугалась Афанасия.

– У вас большой срок, почти шестнадцать недель!

– Вы ошибаетесь, – возразила Фася, – у меня небольшая задержка, кстати, я сама врач.

– Мда? – скорчил гримасу доктор. – Небось дерматолог?

– Стоматолог, – в рифму ответила беременная.

– Тоже мимо, – сказал акушер. – Будь вы гинекологом, знали бы, что порой цикл не нарушается, но беременность спокойно развивается.

Афанасия ощутила озноб.

– И как мне быть?

Врач пошел мыть руки.

– Аборт запрещен законом, но на малом сроке я готов помочь женщине, попавшей в неприятность. В вашем же случае речь пойдет об искусственных родах, тут я не помощник. И сильно сомневаюсь, что вы сможете найти врача, который согласится на такую авантюру. Бабки в деревнях берутся вытравить плод, но сразу хочу предупредить, очень велика опасность навсегда остаться в селе на местном кладбище. Рожайте, милочка.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru