Пользовательский поиск

Книга Легенда о трех мартышках. Содержание - Глава 25

Кол-во голосов: 0

Глава 25

– Племянника? – уточнила Мара. – Да, конечно, симпатичный паренек.

– Юра старше Игоря на пять лет, – зачем-то уточнила Фася.

– А выглядит моложе!

– Рост невысокий, – вздохнула Афанасия, – черты лица мелкие. Маленькая собачка до старости щенок! Вот только у Игоря родинки нет! А у Юры она как у меня. Некоторые особенности внешности передаются по наследству, ямочка на подбородке, например. Она есть и у Игоря, и у Юрия, и у меня. А вот родинка только у нас двоих.

– К чему ты клонишь? – поежилась Мара.

– Неужели не поняла? Юрий мой сын от Андрея, – без всякого волнения ответила Фася. – Соврала я про племянника!

Мара решила, что ослышалась.

– От кого? – переспросила она.

– От Андрея, – повторила Афанасия. – Мы с тобой в некотором роде родня, одного мужика в любовниках имели.

– Но как же так? – растерялась Мара.

Стоматолог мрачно усмехнулась.

– Он умеет прикидываться, а в молодости еще и внешне очень хорош был. Вот только с головой у Ричарда беда, правда, это не сразу заметно.

– Почему ты зовешь Стефанова Ричардом? – пролепетала Марлена.

Афанасия опустила уголки рта.

– Он тебе о своей великой миссии не рассказывал?

– Нет, – удивилась Мара.

Фася оперлась грудью о стол.

– Значит, не успел. Или стал с годами осторожнее. Помнишь, я тебе альбом показывала, с фотографиями? Там мои снимки с первой свадьбы и времен учебы в институте.

– Да, конечно, ты красивая была, – кивнула Марлена.

– Если внимательно карточки изучишь, а потом на себя в зеркало посмотришь, поймешь, что мы похожи, – вздохнула Фася. – Кстати, когда ты в клинику на работу пришла, меня все спрашивать стали: «Вы свою дочь оформили?» Я устала повторять, что у меня сын. Андрея тянет на один типаж.

– Но… как же так вышло… – бормотала Мара, – в смысле… сын… Юра…

Афанасия откинулась на спинку стула.

– Наши истории, как и внешность, похожи как две капли воды. Я тоже была молодой и глупой. Да еще происхождение у меня не пролетарское. И отец, и мать никогда не были ни рабочими, ни крестьянами. Папу в начале тридцатых годов, как врага народа, отправили в лагерь. Он, правда, предвидел такой поворот событий и формально развелся с женой, поэтому нас с мамой не тронули, мне даже удалось поступить в институт и получить диплом. Когда я закончила обучение, моя мать уже скончалась, никаких родственников я не имела и ожидала распределения в глухомань, даже убедила себя, что работать доктором на селе очень почетно.

– Как же ты осталась в Москве? – спросила Мара.

– Счастливый случай, – вдруг засмеялась Фася, – на последнем курсе я подрабатывала медсестрой в клинике, где зубоврачебную помощь оказывали круглосуточно. Там был врач, Марк Яковлевич, прекрасный специалист, но пьяница. Как-то раз он хлебнул водки и заснул, а тут, как на грех, пришел пациент с острой болью.

Афанасия попыталась растолкать дантиста, но тот лишь мычал. Пришлось студентке сказать больному правду.

– Я не доживу до утра, – простонал дядька, – сделай что-нибудь.

– Не имею права, – отказалась Фася.

– Умеешь зубы драть?

– Конечно, но мне пока нельзя заниматься врачебной практикой, – объяснила девушка.

– Давай, удаляй, – приказал посетитель, – нет сил терпеть.

И Афанасия решила нарушить правила, посадила страдальца в кресло и, тщательно изучив проблему, предложила:

– Избавиться от зуба легко, но новый у вас уже не вырастет. Можно попытаться его сохранить.

– Избавь меня от боли, – чуть не зарыдал мужик.

Фася справилась с задачей, она провозилась с пациентом несколько часов и поставила пломбу. Через неделю он приехал снова и сказал:

– Ты на днях получаешь диплом?

– Да, – кивнула девушка и услышала предложение.

– Я директор завода имени Байкова, хочешь работать в нашей поликлинике?

Вот так Фася оказалась на предприятии и вскоре завоевала любовь пациентов. Руководство ценило хорошего врача, сначала предоставило ей комнату в коммуналке, потом пару раз повысило оклад. Афанасия считала, что ей повезло. И тут на работу пришел новый мастер Андрей, который стал оказывать Фасе знаки внимания.

Не буду в деталях описывать, как завязывался и развивался роман, но в один далеко не радостный день Афанасия поняла, что она беременна, и сообщила о малоприятном казусе любовнику. Она знала, что ее кавалер женат и имеет сына, Афанасия не собиралась выходить замуж и разбивать чужую семью, она просто влюбилась в Андрея, но спустя год разобралась в своих чувствах и, поняв, что страсть остывает, решила порвать с кавалером. И тут вдруг беременность. Молодая женщина предполагала, что Андрей перепугается, окажет ей материальную помощь, попросит не болтать об аборте, и их интрижка завершится. Но неожиданно Андрей потребовал оставить ребенка, а когда Афанасия, не хотевшая рожать, решительно ответила: «Нет», начал шантажировать свою подругу.

Мастер откуда-то узнал в подробностях биографию любовницы, а некоторые свои тайны Афанасия вовсе не собиралась предавать огласке, она растерялась и спросила у Андрея:

– Зачем тебе младенец и как Алевтина отнесется к появлению малыша?

Любовник понес невероятную чушь. С самым серьезным видом он рассказал Афанасии, что является потомком древнего рода.

– Мой предок – Ричард Львиное Сердце, – с горящими глазами вещал Андрей, – в тысяча девятьсот семнадцатом году он прибыл в Россию в качестве личного гостя царя, был застигнут революцией и не смог вернуться на родину.

– Ричард Львиное Сердце жил гораздо раньше, – попыталась отрезвить Андрея Афанасия, – он никак не мог водить знакомство с Николаем Вторым.

– Ты не поняла, – рассердился мастер, – мой род древний, в Россию прибыл Ричард Львиное Сердце Пятнадцатый, я, соответственно, Шестнадцатый!

Фася испугалась. Если учесть, что в советское время выходцы из дворянских семей, боясь преследования, тщательно скрывали правду о своем происхождении, поведение Андрея казалось ей безумием.

Очевидно, все эти мысли отразились на лице Фаси, потому что любовник вдруг сказал:

– Почему я не боюсь твоего доноса в органы? Да очень просто, мы состоим в связи. Меня выгонят из Москвы – и тебя следом, поэтому я ничем не рискую, знаю, ты будешь держать язык за зубами.

– Предположим, что рассказанное тобой правда, – осторожно сказала Афанасия, – но при чем тут наш общий ребенок?

Андрей вздернул подбородок:

– Тебе не понять человека благородного происхождения.

– Смилостивись, барин, разъясни сенной девке суть, – заерничала Афанасия.

Но Андрей неожиданно улыбнулся, ему явно пришлось по душе кривляние подруги.

– Главная цель моей жизни – оставить достойного наследника, – торжественно сказал он, – линия не может прерваться. На свет должен явиться Ричард Львиное Сердце Семнадцатый.

Вот тут Фася поняла, что Андрей только кажется нормальным человеком, на самом деле он псих, которому до сих пор весьма удачно удавалось маскировать свое сумасшествие.

– Прекрасно, – кивнула она, – отличная идея.

– Ты согласна! – ликовал Андрей.

– Конечно, конечно, – твердила Афанасия, желая лишь одного, унести ноги подальше от «Ричарда».

Следующую неделю она, соблюдая крайнюю осторожность, искала подпольного гинеколога. В те годы в СССР аборты были запрещены, и в тюрьму попадали обе стороны: врач и женщина, надумавшая избавиться от плода. Афанасия хотела сохранить тайну и избежать встреч с Андреем, но любовник проявлял крайнюю активность и мешал ей своим назойливым присутствием. Два раза у молодой женщины срывалась встреча с доктором, потому что она не смогла скрыться от Андрея, шедшего за ней следом.

– Оставь меня в покое, – в конце концов категорично приказала Афанасия прилипале.

– Я не о тебе беспокоюсь, а о наследнике, – прозвучало в ответ. – Нам необходимо обсудить детали родов.

Афанасия обозлилась, забыв об осторожности, позвонила Алевтине Глебовне и без обиняков заявила:

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru