Пользовательский поиск

Книга Легенда о трех мартышках. Содержание - Глава 23

Кол-во голосов: 0

– Нет! Здорова! Бодра! Она на рабочем месте!

– Кирпичникова служит?

– В санчасти!

– Это где?

– Пятый этаж! Налево! Увидите двери!

– Туда можно? Зайти? Мне?

– Да! Идите!

– Отметьте! Пропуск!

– Марлена подпишет! Имеет право! Прощайте!

– Спасибо! За помощь! Очень благодарна! – отчеканила я, вывалилась в коридор и потрясла головой.

Однако манера редактора вести разговор оказалась заразной, я подцепила бациллу, надеюсь, что по дороге в медпункт вновь превращусь в нормальную собеседницу.

Толкнув белую дверь, я очутилась в небольшом холле, увидела медсестру, которая самозабвенно читала глянцевый журнал, и спросила:

– Где найти Кирпичникову?

– Кабинет налево, – не поднимая головы, ответила девушка.

Удивленная полнейшим отсутствием людей, я поскреблась в дверь с бронзовой цифрой «3» и, услышав напевное: «Входите», втиснулась в квадратное пространство.

У окна, спиной к стеклу, сидела вполне бодро выглядевшая седая дама в немодном нынче хлопчатобумажном накрахмаленном до хруста халате и такой же шапочке-колпачке. Вдоль одной стены тянулась прикрытая оранжевой клеенкой кушетка и стояли допотопные выкрашенные белой краской весы.

– Садитесь, – строго сказала врач, – на что жалуетесь?

– Хотела поговорить с Марленой Сергеевной.

– Это я, – кивнула доктор, – терапевт и хирург в одном лице. Операцию, впрочем, теперь не сделаю, но первую помощь окажу. Итак?

– Вы работаете на заводе много лет?

– Верно, у меня большой стаж, можете не сомневаться в квалификации человека, в чьем кабинете находитесь, – с достоинством подчеркнула Марлена Сергеевна.

– Я не пациент!

– А кто? – удивилась Кирпичникова.

– Пишу книгу о рабочих династиях, готовлюсь защищать диссертацию.

– Не понимаю цели вашего визита, – нахмурилась врач.

– Я пришла побеседовать о заводе, о прошлых временах.

– Ваше имя?

– Дарья Васильева.

– А отчество?

– Лучше просто Даша.

– У вас уже не столь юный возраст, чтобы так просто представляться.

Я проглотила весьма некорректный намек и решила подлизаться к неприступной старухе.

– Зато вы смотритесь на сорок пять!

– Глупая лесть, – немедленно отреагировала Марлена, – так вот, просто Дарья, я не имею права говорить о прежних временах. Предприятие работало на оборону, все сотрудники подписывали форму о неразглашении!

– Но столько лет прошло!

– И что?

– Мне очень нужны ваши воспоминания!

– А мне лучше помолчать, – отрубила Кирпичникова, – длинный язык до добра не доведет.

– Моя бабушка часто вас вспоминала, – лихо соврала я, – говорила: «Марлена очень добрый человек, жаль, что этим ее качеством остальные беззастенчиво пользуются».

Кирпичникова поправила старинный аппарат для измерения давления, черную коробочку со стеклянной трубкой, в которой дрожал ртутный столбик, смахнула ладонью со стола невидимые крошки и насупила брови.

– Хотите сказать, что я знакома с вашей родственницей?

– Верно, – во весь рот улыбнулась я, – вы работали бок о бок!

– Где?

– Здесь, на заводе Байкова. Бабуля была стоматологом, вернее, протезистом, пломбы она ставила в редких случаях!

Марлена Сергеевна раскрыла пластмассовый, похожий на мыльницу очечник, добыла оттуда очки в золотой оправе, посадила на нос и бормотнула:

– Лицо ваше вроде мне знакомо.

– Помните Афанасию Константиновну?

Марлена Сергеевна замерла, потом осторожно кивнула.

– Да.

– Я ее внучка Даша!

Кирпичникова сняла очки, протерла стекла замшевой тряпочкой, вернула их на место и заявила:

– Она меня всегда в шахматы обыгрывала!

Я оперлась локтями о ее стол:

– Вы путаете. Фася обожала карты, с ней нельзя было играть ни в преферанс, ни в покер, ни в бридж. У нее была великолепная память, она в секунду просчитывала все ходы и ловко жульничала. Понимаю, что вам трудно мне поверить, но я и впрямь родственница вашей коллеги.

– Допустим, – кивнула Марлена Сергеевна, – насчет карт вы правы. Афанасия меня вечно в дураках оставляла. И к шахматам она не приближалась. Если хочешь узнать, не врет ли твой собеседник, спроси его о бытовых мелочах. Так вы ученый или дело в другом?

– В другом, – ответила я, – на самом деле я работаю частным детективом.

– Версия номер два, – неожиданно улыбнулась Кирпичникова, – явление третье. Те же действующие лица и сыщик.

– Сейчас я занимаюсь одним делом, которое уходит корнями в прошлое, – я решила не обращать внимания на подколы. – Вы тесно дружили с Фасей?

– Общались!

– Знали Анну Королькову?

– Кого?

– Жену Игоря, сына Афанасии.

– Нет, мы столь близко не пересекались, – холодно пояснила Марлена Сергеевна, – состояли в хороших рабочих отношениях. Тогда при заводе была не нынешняя жалкая медсанчасть, а целая клиника. Афанасия трудилась в зубоврачебном кабинете, а я была медсестрой у хирурга. Встречались мы во время пятиминуток или когда кто-нибудь торт на день рождения купит и персонал в ординаторской чай пьет. Афанасия Константиновна слыла хорошим врачом, к ней всегда теснилась очередь, с коллегами она была мила. Но это все, никаких эксклюзивных сведений я не сообщу! Очень много лет прошло, а меня к старости память стала подводить!

– Жаль, – расстроилась я, – думала, вы расскажете, кто такой Ричард Львиные ноги!

Кирпичникова вскочила.

– Кто?

– Ричард Львиные ноги, – повторила я, весьма удивленная реакцией дамы.

Марлена Сергеевна опустилась в кресло.

– Ты внучка Фаси!

– Я пытаюсь вам объяснить это последние четверть часа, – не вытерпела я.

– Но теперь я верю! Про Ричарда знали только мы! Впрочем, еще и Алевтина. Значит, ты Фасина кровь! А от кого?

– Извините? – не поняла я вопроса.

– Кто твой отец? Игорь или Юрий?

– Вроде Игорь, – машинально ответила я. – Наверное, сейчас вы вновь примете меня за самозванку, но бабушка не рассказывала мне ничего о моих родителях. Я до последнего времени считала, что родилась от ее дочери, Елены Ивановны… Постойте! Какой Юрий? У Афанасии был один сын с не очень хорошей репутацией!

Глава 23

– Ох, деточка, извини старую дуру, – вдруг запричитала Марлена Сергеевна, – порой я чушь несу. Семьдесят пять скоро исполнится, пора уму за разум заехать! Чего я болтаю? Конечно, у Фаси был только Игорек.

Но это прозвучало фальшиво, а руки Кирпичниковой затряслись.

– Марлена Сергеевна, – взмолилась я, – помогите! Чем дольше я копаюсь в прошлом бабули, тем больше тайн вытаскиваю за хвост, но клубок так и остается неразмотанным.

Старушка уставилась немигающим взглядом мне в переносицу, а я пыталась объяснить, насколько мне важно узнать секрет Афанасии. В конце концов аргументы закончились, и я замолчала.

Марлена Сергеевна вдруг сказала:

– Я пришла сюда на работу в шестнадцать лет. Я из многодетной семьи, десять братьев и сестер, пьющий отец да мама с подорванным здоровьем. Я поступила в медицинское училище, имела далекоидущие планы, мечтала стать хирургом и, несмотря на юный возраст, обладала острым умом. Сообразила, что у всяких там профессоров-академиков есть сыновья и дочки, они их в институты пристроят, где имеют знакомства! Простой девчонке из рабочих высшее образование не получить!

Я кивала в такт словам Кирпичниковой.

Встречаются порой подростки, которые четко знают, как поступить, чтобы добиться успеха.

Марлена Сергеевна принадлежала к этой категории молодежи, впрочем, в те далекие годы ее звали просто Мара. Девочка узнала, что в вузах есть так называемая рабочая квота. Пролетариев отправляло учиться предприятие, такие абитуриенты формально сдавали вступительные экзамены. Главное было не получить на испытаниях двойку, и добро пожаловать в студенты. Но став дипломированным специалистом, нужно было вернуться на свой завод и отработать там не меньше пяти лет. И еще одно, парень из горячего цеха не мог претендовать на юридическое образование, должен был поступать в институт стали и сплавов и приобретать инженерную специальность. Если же отчаянно хочешь стать адвокатом, никто тебе не запрещает, иди в соответствующий вуз, но на общих основаниях.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru