Пользовательский поиск

Книга Легенда о трех мартышках. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

Но меня абсолютно не волнуют сокровища, у нашей семьи достаточно денег для безбедного существования, я хочу посмотреть в глаза своей матери, поговорить с ней, задать вопросы о дедушках, бабушках, тех, о которых ничего не слышала, мне не очень приятно ощущать себя перекати-полем, оторванным от корней. Мне вдруг стало не по себе: мои родители воры – это не слишком приятно. Сестра – запойная алкоголичка, тоже «подарок». Должна ли я помогать Марине, устраивать ее на лечение, пытаться ее образумить? Или прав Фима? Не стоит никому рассказывать о нечаянно открывшейся истине. Как отнесутся Аркаша и Маша к известию об Анне и Игоре? Что скажет Дегтярев? Вероятно, они не обрадуются!

Я слезла с подоконника и медленно пошла вверх по лестнице. Из песни слов не выкинешь, Анна Королькова моя мать. Она отказалась от дочери, чтобы не ломать ей судьбу, она любила новорожденную и страдала, лишившись девочки. Вероятно, мысли об оставленной малышке придавали Анне решимости, и она смогла пройти через ад советской психиатрии. Но почему после падения коммунистического режима мама меня не отыскала? Есть лишь один ответ на этот вопрос.

Большинство отсидевших в советское время людей было напугано навсегда, страх оказался для бывших узников самой сильной эмоцией, и смена власти никоим образом не повлияла на их менталитет. Может, Анна издали наблюдала за мной, но познакомиться не решилась. Похоже, она сейчас в беде, Королькова слаба физически, Марина куда-то увезла несчастную, хотела получить в свое распоряжение пенсию. Или…

Я вздрогнула. Анна жива, иначе бы на свет не всплыл один из кубков. Старуху похитили, ее украл некто, узнавший про сокровища. Корольковой немало лет, в ней уже нет той стойкости, что была в молодые годы, вероятно, Анну пытали, и она выдала часть вещей из тайника. Я должна как можно скорее отыскать ее.

Глава 10

– Вы ко мне? – приветливо спросила милая старушка в теплом халате. – Извините, я не одета, не ждала гостей.

– Дарья Васильева, – представилась я, – из собеса.

Баба Рая поправила аккуратно подстриженные седые волосы.

– Заходите, что случилось? Ботиночки снимите, мне убирать тяжело, хоть и невелика квартира, да силы с каждым днем убывают.

– У вас очень уютно, – отметила я, очутившись в крохотной кухне, – цветы красивые.

– Радуют гераньки, – закивала баба Рая, – распускаются круглый год, от того и моли нет, лучше всяких дорогих средств работают!

– Можно посмотреть ваше пенсионное удостоверение, – я попыталась изобразить суровую чиновницу.

– Пожалуйста, – засуетилась старуха и потрусила в комнату.

Через пару минут она вернулась с жестяной коробочкой, открыла крышку и громко сказала:

– Умирать скоро, вот я и приготовилась. Родных нет, муж давно на том свете, детей не нажила. Сначала времени не было, о чужих заботилась, а потом по здоровью не получилось. Одежду себе в гроб приготовила, платье новое, белье, туфли, платок, денег насобирала и все бумаги сложила, чтобы долго не искали. Вот: паспорт, пенсионное, карточка из поликлиники…

Я взяла одни «корочки» и раскрыла их.

– Логинова Раиса Матвеевна?

– Она самая! – закивала старушка.

– Фотография вроде не ваша.

– Что вы такое говорите, – испугалась она.

– Прическа совсем другая.

– Так это когда снято, – всплеснула руками Раиса Матвеевна, – с тех пор много воды утекло, меня и не узнать! С годами краше не делаешься!

– По-разному бывает, – не согласилась я, – в пожилом возрасте на лице проступает характер, хотя вы правы, жадность сильно уродует.

Баба Рая притихла.

– Зачем вы пришли? – осторожно осведомилась она, когда пауза в беседе слишком затянулась. – Меня раньше никогда из собеса дома не беспокоили, сама к вам хожу.

– Все когда-нибудь случается впервые, – строго сказала я, – вам знакома Анна Львовна Королькова?

– Нет, – слишком быстро ответила баба Рая, – мы никогда не встречались!

– Верится с трудом, – по-прежнему без улыбки сказала я, – если учесть, что Анна Львовна живет в квартире под вами.

– Ах, вы про Нюшу! – «вспомнила» старуха. – Понятия не имею об ее отчестве!

– Значит, с Корольковой вы знакомы?

– Выходит, так.

– Давно заходили к ней в гости?

– Мы лишь во дворе сталкивались, – врала баба Рая, – поздороваемся и в разные стороны.

– А вот свидетель утверждает, что вы захаживаете в сто восемьдесят третью квартиру! Раз в месяц непременно!

– По-соседски, – изменила свои показания Раиса Матвеевна, – соли попросить, сахару! Иногда лень в магазин-то бежать.

– Но вы посещаете Королькову в строго определенные дни, когда ей приносят пенсию.

– Это для нас праздник, – запричитала Раиса, – ждем денег как манны небесной, и на радостях чаек пьем. Пастилы купим и пируем.

– С Мариной? – усмехнулась я. – Она скорее специалист по спиртным напиткам.

– Ой, горе, – махнула рукой Логинова, – поглядишь на чужих деток и обрадуешься, что своих нет. Я всю жизнь в садике воспитателем провертелась и скажу вам, что ребята встречаются порочные, с горшка подлые.

– Полагаю, из них вырастают такие же взрослые, – перебила я бабу Раю, – когда они стареют, договариваются с новой порослью плохих деток о мошеннических операциях.

Логинова приросла к стулу.

– Хотите, расскажу, как дальше будут развиваться события? – спросила я и, не дождавшись ответа, продолжила: – Милиция изымет ведомости, где вы расписывались за Королькову, и дверь в камеру захлопнется. Проведете остаток жизни за решеткой, правда, тратить деньги на еду и оплату квартиры вам не придется, государство предоставит и баланду и койку.

– Я старая, – еле слышно прошептала Раиса Матвеевна.

– Увы. Уголовный кодекс не делает послабления для пожилых людей, – не останавливалась я, – на снисхождение может рассчитывать только ребенок.

– Миленькая, – застонала баба Рая, – простите! Бес попутал! Одна живу! Денег нет! А тут…

Непрерывно всхлипывая и вытирая рукавом халата сухие глаза, старуха быстро изложила некрасивую историю.

Некоторое время назад к ней пришла Марина и предложила:

– Хочешь заработать?

– Конечно, – кивнула Раиса, – а что надо делать?

– Посидеть в моей квартире и расписаться за мать в ведомости, – разъяснила пьяница, – пенсию поделим.

Раисе Матвеевне план показался удачным, и мошенницы стали получать чужие деньги.

– Как же вас не поймали? Неужели доставщик не сообразил, что в разных квартирах живут одинаковые старухи, он же, наверное, прямо от Корольковой к вам шел, – удивилась я.

– Пенсию можно и на книжку перечислять, – объяснила Раиса, – мне ее переводят, а к Анне на дом приносят.

– Ловко вы устроились!

– Бедность проклятая, – заныла Раиса Матвеевна, – нищета доконала.

Я окинула взглядом недавно отремонтированную кухню, новую электроплиту, хороший холодильник, современный плоский телевизор на стене и поняла, что бабуля врет, она совсем не церковная мышь.

– Вы вокруг-то не глядите, – стала оправдываться бабка, – пасынок старается, сын мужа от первого брака. Но он мне денег ни копейки не дает, продукты привозит и вещи, а дальше крутись сама.

Мне стало противно.

– Вы обворовывали Анну!

– Так ей ничего не нужно, – выпучила блеклые глаза Раиса, – она живет в свое удовольствие! Роскошно! В санатории! За ней врач глядит! И медсестры!

– Кто же вам рассказал о шикарном существовании Анны?

– Марина, – похоже, искренне ответила старуха, – она с мамой не ладила. Аньке не нравилось, что дочурка слишком веселая! А девчонка курить стала, Аня же никогда не дымила, прямо ненавидела табак, сразу кашлять начинала! Но Нюся любила дочку…

Я молча слушала Логинову.

Пятиэтажка, в которой проживает Раиса Матвеевна, ранее была общежитием одного из московских заводов. В каждой квартире ютилось по семье, но потом предприятие возвело несколько зданий и стало улучшать условия жизни своих сотрудников. Одну часть отселили в новый дом, вторую оставили на старом месте. Раисе, конечно, хотелось получить метры в новостройке, но ее отговорил муж.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru