Пользовательский поиск

Книга Жюв против Фантомаса. Содержание - Глава XXXII Молчаливый палач

Кол-во голосов: 0

— Ну и дальше, — спросил молодой человек.

— Дальше, — продолжал слуга, — я рассказал об этом леди Белтам, когда она вернулась, я рассказал ей о своей хитрости с мелом, и на этот раз, видно было, что она поверила и, по-моему, сильно испугалась. Тогда-то она и решила продать дом, в котором она с тех пор не появлялась.

— Но вы осматривали только эту комнату?

— Да, только эту комнату и еще, правда, лестницу и переднюю.

— Однако, что же вас убедило, что это именно привидения?

— Кто же, по-вашему, может это быть, месье? Если бы это были воры, они не уходили бы с пустыми руками… И потом, они не приходили бы так… так регулярно, ну и еще, я слышал, как звенят цепи.

— Ладно, — вдруг сказал толстый мужчина, начиная спускаться по лестнице, — поскольку это дом с привидениями, я заплачу меньше.

— Месье, несмотря ни на что, покупает дом?

— Еще бы, черт возьми!

После чего, вновь возвращаясь к своей главной проблеме, толстяк добавил:

— Гораздо больше, чем ваши привидения, меня беспокоит сырость!

Очутившись на первом этаже здания, привратник, казалось, чувствовал себя увереннее.

— О, сырость, — сказал он, — с ней легко справиться. Месье сейчас увидит, у нас есть хороший калорифер!

— Но он сломан, ваш калорифер, — возразил дородный господин.

— О, это ничего страшного, его просто однажды залило… Его недорого будет починить. Если вам будет угодно посмотреть внутрь аппарата, вы сможете убедиться, что трубы в отличном состоянии…

— Действительно, здесь все в порядке, трубы в хорошем состоянии и, судя по их размерам, этот калорифер должен, наверное, отлично обогревать помещение.

— Я думаю! Трубы настолько широкие, что здесь может даже пролезть человек…

Обход дома заканчивался. Дядя и племянник наградили своего гида щедрыми чаевыми. Они, наверное, скоро еще раз зайдут! Наконец, попрощавшись, оба посетителя вышли на улицу.

— Фандор?

— Жюв?

— Они у нас в руках!

— Жюв, вы уверены в том, что вы говорите?

— Увидишь! Зайдем сюда!

Жюв подтолкнул Фандора к двери небольшого кабачка.

— Ты увидишь, Фандор…

Сев за пустой столик и попросив официанта принести что-нибудь выпить, Жюв вытащил из кармана кусочек чистой белой бумаги, придерживая его за самый край.

— Что это такое?

— Кусок бумаги, ты сам видишь, я подобрал его в тот момент, когда привратник повернулся спиной, на письменном столе леди Белтам… Это, по-видимому, кусок, оторванный от листа бумаги, вот здесь виден след разрыва… С его помощью я проведу небольшой эксперимент… Если в доме давно никого не было, мы ничего не обнаружим. Но если недавно кто-то прижимал руку к этой бумаге, то мы увидим ее отпечаток.

Жюв достал из кармана карандаш, затем, сделав вид, что он его чинит, инспектор начал скрести по грифелю лезвием своего ножа, из-под которого на бумагу тонкой струйкой посыпалась графитовая пыль.

И по мере того, как графитовый порошок рассыпался по бумаге, на ней стал появляться отпечаток руки!

— Таким вот простым способом, — продолжал Жюв, — можно определить отпечаток пальцев людей, которые писали на бумаге или просто коснулись бумаги, стекла, даже дерева и т. д. Судя по четкости отпечатка, что явилось результатом слипания частичек графита под воздействием выделений потовых желез руки, которая лежала на этой бумаге, я могу утверждать, что за письменным столом леди Белтам писали чуть больше недели назад!

— Поразительно, — заметил Фандор, — вот неоспоримое доказательство, что леди Белтам время от времени посещает свой особняк.

— Возможно так, но не исключено, что приходит и кто-то другой, поскольку это — рука мужчины…

— Но что же вы собираетесь сейчас делать, Жюв?

Полицейский взглянул на Фандора:

— Сейчас? Начну с того, что отправлюсь в префектуру снять свой «живот», он меня немного стесняет…

— А я наконец-то избавлюсь от своих фальшивых усов…

Глава XXXI

Любовники и сообщники

— О, боже! Кто там!

— Это я… я!

— Да, я узнаю вас, но почему вы так оделись, к чему эта борода, этот парик?

— Госпожа настоятельница, позвольте представиться — доктор Шалек… Впрочем, моему маскарадному костюму далеко до вашего, леди Белтам?

— Что вы хотите от меня? Говорите быстрее, мне страшно!

Шалек и леди Белтам стояли друг против друга в большой комнате, занимающей середину второго этажа особняка, расположенного на бульваре Инкерман в Нейи.

Леди Белтам почувствовала озноб и, натягивая на плечи огромное манто, прикрывающее монашеское одеяние, прошептала:

— Мне холодно.

Шалек толкнул ногой решетку отдушины калорифера, расположенного в углу комнаты:

— Не стоит оставлять его открытым. Через эту трубу, соединенную с погребом, поднимается жуткий ветер.

Леди Белтам тем временем с мучительным беспокойством наблюдала за своим мрачным собеседником. Монахиня сдавленно, словно ей не хватало воздуха, неподвижно смотрела на мужчину, который лихорадочно, как дикий зверь в клетке, расхаживал из угла в угол.

— Почему, — наконец осмелилась она задать вопрос, — почему вы сделали так, чтобы все подумали, что я мертва?

Шалек на секунду остановился, своим холодным как сталь взглядом он окинул леди Белтам.

— А почему вы, — спросил в свою очередь он после минутного молчания, — исчезли отсюда за два дня до преступления в квартале Фрошо?

Леди Белтам, опустив голову, заломила свои бледные руки и с рыданиями в голосе ответила:

— Меня покинули, бросили как собаку, я ревновала!

Она не осмеливалась поднять глаза на Шалека, который усмехался, видя ее отчаяние!

— Кроме того, — немного оживившись, продолжала она, — я испытывала ужасные угрызения совести! Мне даже пришла в голову мысль поделиться с бумагой своими страшными тайнами, которые терзали мой разум.

— Ну и что было потом? Продолжайте же!

— Потом написанное мною неожиданно исчезло. Тогда, ужасно испугавшись, убежденная, что меня предали, я сбежала… Я уже давно думала о том, чтобы уединиться от суетного мира и посвятить Богу то оставшееся время, которое отпущено мне в этой жизни; монахини ордена Святой Клотильды согласились предоставить мне убежище в своем скромном монастыре в Ножане. Вот и все!

— Это еще не все, вы забыли сказать, что вы сбежали также потому, что боялись! Ну, признайтесь! Боялись Герна, боялись меня!

— Ну что ж, да! — призналась она. — Я боялась, но боялась не столько вас… тебя… сколько наших преступлений… Я боялась умереть!

Шалек внимательно посмотрел на леди Белтам.

Красоту знаменитой любовницы Герна как ничто лучше подчеркивала одежда монахинь ордена Святой Клотильды.

— Вы зря потратили время. Об этой тайне, об этом исповедальном письме, леди Белтам, действительно, кто-то узнал и доверил его мне, подозревая, может быть, даже зная об отношениях, существовавших когда-то между Герном и леди Белтам. Кто-то, кто, более того, догадывался: все, что касается Герна, не может быть не связано с доктором Шалеком…

— Кто же это?

Шалек отошел вглубь комнаты и, казалось, внимательно рассматривал отдушину калорифера. Отдушина, которую недавно закрыли, вновь была открыта, и из нее поднимался идущий из подвала ледяной воздух.

— Дрянь оборудование, — ухмыльнувшись, заметил он, — эту отдушину невозможно закрыть!

Он вновь закрыл калорифер, затем вернулся к леди Белтам, ворча про себя:

— Нужно будет как-нибудь получше осмотреть эту установку.

Леди Белтам, нервно дрожа всем телом и стуча зубами от холода, по-прежнему настойчиво допытывалась:

— Но кто, кто меня предал? Кто заговорил?

— Глупое дитя! — воскликнул доктор Шалек.

Он стремительно подошел к леди Белтам, сел рядом с ней и, глядя ей прямо в глаза, принялся объяснять:

— Актер Вальгран, леди Белтам… Вы помните такого, не правда ли?.. Там, в доме… возле бульвара Араго? Так вот, актер Вальгран был женат; его вдова долго пыталась пролить свет на загадочное исчезновение мужа. Проницательная, как все женщины, после долгих поисков она оказалась в доме… Где, я вас спрашиваю? В вашем доме, леди Белтам! Вы взяли ее к себе в качестве компаньонки! Ах, трудно было найти более опасного шпиона, чем вдова Вальграна, известная как госпожа Раймон!

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru