Пользовательский поиск

Книга Жюв против Фантомаса. Содержание - Глава XXX Дядя и племянник

Кол-во голосов: 0

— Черт возьми!

— Но этому нечего удивляться, все вполне естественно! Мишель, разумеется, устроил так, чтобы узнать все полезные подробности, он смог достать мне адрес квартиры, в которой отныне собиралась проживать Жозефина, уже не как известная кокетка, а как обычная домохозяйка, регулярно принимающая своего прекрасного друга… Ты схватываешь суть?

— Давайте, давайте дальше, Жюв!

— Черт, какой же ты нетерпеливый! Эта квартира, малыш, расположена в доме номер 33-тер по бульвару Южный Перер, то есть по правую сторону от железной дороги, на пятом этаже… Здесь мы находимся в доме 24-бис по бульвару Северный Перер, по левую сторону от железнодорожных путей, и как раз напротив…

— Квартира Жозефины, — продолжил вместо друга Фандор…

— Совершенно точно!

— То есть вы здесь, чтобы следить за Жозефиной?

— Нет, — смеясь ответил Жюв, — не забывай, что Жюва здесь нет, в этой квартире живет старый господин Маон, бывший кавалерийский офицер.

— Да, но…

— Но что?

— Чем занимается этот старик Маон?

— Чем? Ты сейчас увидишь, малыш. Мне не следует оставаться слишком долго в этой комнате, это может удивить моих соседей, которые начинают узнавать привычки бедного скучающего старика…

И, улыбаясь, Жюв продолжал:

— Я не буду обращать на тебя внимания, идет? Словно тебя здесь нет? Итак, наблюдай за представлением!

Жюв вновь устроился в своей коляске, натянул тяжелый плед на ноги… его живое лицо вдруг преобразилось, потеряв свое насмешливое выражение: в кресле вновь сидел старик!

— Мой милый друг, — прогнусавил он, — не могли бы вы открыть мне дверь?

Фандор, смеясь, выполнил его просьбу, и Жюв, толкая резиновые колеса своей коляски, покатился к освещенной комнате, которую при входе заметил Фандор.

— Вы видите, мой милый друг, — продолжал Жюв, здесь я чувствую себя прекрасно… Здесь много воздуха, я всегда оставляю окно открытым и благодаря этой открытой террасе, на которую я люблю выезжать, я чувствую себя так, словно я гуляю на улице…

— Да, — откликнулся Фандор, — но дорогой господин Маон, вы не опасаетесь за свой ревматизм?

— Я еще не то видывал на войне!

Жюв и Фандор были действительно склонны к ребячеству и очень удивили бы своим поведением тех людей, которые не понимают, что мужество и веселый нрав очень часто идут бок о бок.

— Пожалуйста, дорогой мой друг, — продолжал Жюв, — возьмите книгу, что лежит на столе, и почитайте мне немного вслух. Ах, да, вы были бы очень любезны, если бы передали мне вот эту подзорную трубу.

Только Жером Фандор удовлетворил просьбу полицейского, как тот навел подзорную трубу в направлении ворот Майо.

— Мадемуазель Жозефина, — тихо произнес он, — очень старательно обрабатывает свои ногти… Она водит по ним подушечкой для полировки ногтей.

— Что это, — вмешался Фандор, — плод вашей фантазии?

— Фантазии? Но я говорю вам то, что действительно происходит в данный момент в комнате Жозефины.

— Как вы можете это знать? Вы смотрите не на дом напротив, а в конец бульвара?

Жюв положил на колени свою подзорную трубу. Не выдержав, он расхохотался.

— Ладно, — сказал он, — не буду больше томить тебя. Я ждал от тебя этого замечания. Но, осел ты этакий, ты не видишь, как сделана эта подзорная труба. Посмотри, эти линзы на конце трубы лишь для виду, а внутри ее есть целая система призм. Дружище Фандор, с помощью этой подзорной трубы можно наблюдать не то, что находится напротив тебя, а то, что в стороне. Другими словами, когда я навожу трубу на конец бульвара Перер, я вижу на самом деле дом напротив!

Фандору оставалось только преклониться перед очередным ловким изобретением своего друга. Жюв, правда, не дал ему времени поздравить себя с этим фокусом с трубой. Он вновь огорошил журналиста другим вопросом:

— Скажите мне, дорогой мой, вы милитарист?

— Простите?

— Я вас спрашиваю, нравится ли вам армия?

— Но, господин Маон…

— Дело в том, что два солдата, которых вы можете заметить внизу на улице, собираются…

— Зайти к вам? — уточнил Фандор.

— Откуда ты знаешь?

— От вашей консьержки!

— Ты что, у нее брал интервью?

— Черт возьми! Я вытянул из нее кое-что об очаровательном господине Маоне.

Сейчас смеялся уже Жюв:

— Ах ты, дьявол!

Мягким движением Фандор, по просьбе полицейского, откатил инвалидную коляску и закрыл окно.

— Понимаешь, — объяснил Жюв, — для моих соседей нет ничего странного, что меня посещают друзья-военные, но я не склонен к тому, чтобы третьи лица услышали то, о чем те будут со мной беседовать.

В дверь позвонили.

— Иди, открой, Фандор, я останусь в своем кресле…

Двое солдат, которых Фандор провел в комнату, сердечно пожали Жюву руку и присели на стулья напротив него.

Им уже не надо было соблюдать соответствующее для солдат поведение, они находились среди друзей и вели себя раскованно.

Смеясь, Жюв смотрел на Фандора:

— Не кажется ли тебе, что форма им очень идет? Ты узнаешь Мишеля и Леона?

— О, разумеется, — также улыбаясь, ответил Фандор, — но к чему этот маскарад?

— Это, — возразил Жюв, — лучший костюм для более или менее длительной слежки. Обычно люди не обращают внимания на солдатскую форму, потому что солдат сейчас полно на улицах, и, с другой стороны, трудно узнать гражданского, который неожиданно для других надел военную форму… Но хватит болтать. Что у вас нового, Мишель?

— Шеф, серьезные новости.

— Так, что именно?

— Шеф, согласно вашим распоряжениям, поскольку отпала необходимость следить за объектом, именуемым Жозефиной, мы принялись неотступно наблюдать за настоятельницей Ножанского монастыря.

— Итак, есть какой-нибудь след? — перебил Жюв.

— Да, шеф, есть след и организована слежка.

— Отлично, что вы узнали из этой слежки?

— Следующее, шеф: каждую неделю, во вторник вечером, настоятельница монастыря покидает Ножан и уезжает в Париж.

Жюв резко вздрогнул.

— Куда же именно?

— В одно из отделений своего монастыря, бульвар Журдан.

— Дом номер 180?

— Да, шеф… вы знали?

— Нет, — холодно ответил Жюв. — Продолжайте, Мишель. Чем она занимается в этом филиале?

— Шеф, там живет четыре или пять монахинь.

— Отлично, дальше?

— Так вот, шеф, настоятельница приезжает во вторник вечером, проводит ночь в этом филиале монастыря и на следующий день, то есть в среду, возвращается в Ножан около часа дня. Возможно, она приезжает в филиал, чтобы отдать кое-какие распоряжения… Во всяком случае, мы, Леон и я, проверили, она никого не принимала и никто не приходил спрашивать о ней.

Казалось, Жюв остался недоволен докладом своего подчиненного.

— И вы больше ничего не узнали?

— Нет, шеф.

— Ваше донесение можно свести, таким образом, к следующему, Мишель: настоятельница проводит каждую неделю одну ночь на бульваре Журдан.

— Да, шеф.

Жюв замолчал, о чем-то задумавшись.

Полицейский Мишель спросил его:

— Нужно ли продолжать слежку, шеф?

— Слежку? — переспросил Жюв немного странным голосом. — Пожалуй, нет, не стоит больше. Мишель, возвращайтесь в префектуру и поступайте в распоряжение господина Авара. Вы ему скажете, что в данный момент вы мне не нужны…

Закончив свою миссию, оба солдата откланялись.

— Итак, Жюв?

— Итак, Фандор?

— Какой вывод вы можете сделать из полученного донесения?

Жюв пожал плечами:

— Что Мишель болван…

— Но…

— Не может быть никаких но, Фандор, это я тебе говорю. Настоятельница… леди Белтам для нас двоих, проводит ночь в доме номер 180 по бульвару Журдан! Вот все, что этот агент смог обнаружить! Действительно, ценные сведения…

— Но что случилось? О чем вы догадываетесь, Жюв?

— Хе-хе, я не догадываюсь, я знаю! Пойми, Фандор, дом номер 180 по бульвару Журдан — это дом, который не позволено не знать полиции. Двадцать лет назад там произошел скандал, наделавший шуму на весь свет! Впрочем, неважно, в чем там было дело.

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru