Пользовательский поиск

Книга Жюв против Фантомаса. Содержание - Глава XV Катастрофа Симплон-экспресса!

Кол-во голосов: 0

Но тут новое странное ощущение вернуло их к действительности, оказывается, они по колено очутились в воде!

Холод, охвативший конечности, и характерный плеск воды не оставляли никаких сомнений в том, куда они попали.

Жюв неожиданно крикнул:

— Все!

— Что все? — удивился Фандор.

Голос Жюва обрел спокойствие:

— Мы спасены!

С присущей ему невозмутимостью Жюв начал спокойно объяснять Фандору, которого ему приходилось поддерживать, так как молодой человек, несмотря на всю свою энергию, потерял много сил и сейчас едва стоял на ногах:

— Наши бандиты плохо рассчитали свой замысел, кроме хитрости нужно обладать и знаниями. Понимаешь, Фандор, нас спас этот добрый песок; я полагаю, что в этом кабинете-лифте, куда нас преступники заманили и где заперли, как в мышеловке, пол был очень тонкий, к тому же, когда лифт опустился до самого низа, этот пол, как можно предположить, стал опираться на непрочный, возможно слишком старый в этом месте, свод туннеля. Свод не выдержал, и нас вместе с песком высыпало в этот туннель, который не представляет ничего диковинного или фантастического, так как это просто-напросто канал для стока нечистот. Точнее говоря, канализационная труба, проходящая под площадью Пигаль, которая, если я не ошибаюсь, идет вниз вдоль холма к коллектору на улице Ла-Шоссе-д'Антэн… В путь, старина Фандор! Я не я, если через пятьсот метров мы не придем к выходу.

Продвигаясь на ощупь в темноте, шлепая по густой и вязкой зловонной жиже, Жюв и Фандор начали изнурительный путь по стоку для нечистот, месторасположение которого так блестяще вычислил знаменитый сыщик.

Вдруг Жюв остановился и испустил победный клич: вдоль левой стенки свода туннеля его рука нащупала расположенные друг над другом кольца. Это была лестница, которая, надо полагать, вела к одной из скважин, оборудованных на определенном расстоянии друг от друга для проведения канализационных работ и закрытых тяжелыми металлическими крышками. Инспектору слишком хорошо было известно расположение подземных путей Парижа, чтобы сомневаться по поводу своего открытия. Он первым ловко и быстро вскарабкался по лестнице. Добравшись до вершины свода туннеля, Жюв с невероятным усилием, помогая себе плечом и сильными мускулистыми руками, приподнял увесистую крышку люка. Высунув сначала голову, а затем вытащив все тело, Жюв стал на колено и подал руку Фандору. Разбитые от пережитых волнений и падающие от усталости, оба друга тут же растянулись посреди дороги.

Когда Фандор немного пришел в себя, он обнаружил, что лежит на носилках в огромной и пустой комнате, освещенной одной-единственной тускло горевшей лампочкой. Постепенно возвращаясь к жизни, он сначала смутно, а затем все четче узнавал голос Жюва, который горячо с кем-то спорил. Собеседниками его товарища были полицейские в униформе, которые недоверчиво качали головой, слушая Жюва, размахивающего руками в наручниках и оравшего в страшном раздражении:

— Да вы скопище идиотов! Посмотрите на нас, какие из нас налетчики? Я вам еще раз говорю, я повторяю, я инспектор Сыскной полиции Жюв…

Глава XII

Преследуя Жозефину

После того, как полицейские установили личность задержанных, их наконец отпустили.

Едва они отошли на несколько шагов от комиссариата полиции, как Жюв схватил за руку Фандора и прошептал ему:

— Поспешим! Из-за этого глупого ареста мы потеряли уйму времени…

— Увы!.. — ответил Фандор. — Мы должны благодарить небо за то, что дешево отделались и что так удачно закончилась наша экспедиция, из которой мы вполне могли не вернуться…

— Это приключение нам дорого стоит, — возразил Жюв, — здесь затронута наша честь полицейских.

— Наша честь? Какие высокие слова!

— Совершенно точные слова, Фандор! Нас здорово провели, мы, как бараны, позволили заманить себя в ловушку, которой могли бы избежать, если бы немного раскинули мозгами. Я воображал, направляясь вчера вечером к доктору Шалеку, что мы застанем этого бандита врасплох… Плохого же мнения я оказался о нем! Положился на его глупость! Застать его врасплох, как бы не так! Он уже ждал нас…

Когда они подходили к улице Сен-Лазар, полицейский заметил скромную на вид пивную, которая в этот час была почти пуста.

— Зайдем, — предложил он, — завтрак, которым нас угостили в участке, был вполне диетическим, но, право, недостаточным для меня. Я умираю от голода. Впереди нас ждут тяжелые деньки, а потому надо подкрепиться!

Мужчины уселись за столик в глубине зала лицом к двери.

— Отсюда мы сможем заметить всех, кто входит в пивную, — заметил Жюв.

И, удовлетворенный своим стратегическим положением, он ударил по столу, заказал ветчины, хлеба и бутылку хорошего вина.

Фандор с аппетитом набросился на этот импровизированный обед. Он не осмеливался заговорить первым, зная по опыту, что Жюв не любит расспросов, когда у него срывается какое-нибудь дело, особенно, если в последнем остается поставить лишь победную точку. Полицейский действительно поглощал обед с серьезным и нахмуренным видом, и было заметно, что он не склонен возобновлять разговор.

Все же в тот момент, когда Жюв заказывал сыр и, обращаясь к Фандору, добавил: «С этим мы протянем до нормального ужина…», — журналист решился задать свой вопрос:

— Скажите, как вы думаете, где сейчас может быть Шалек? Может, он вернулся в больницу Ларибуазьер?

— Разумеется, нет! — ответил тот. — Конечно же, Шалек не такой наивный, чтобы возвращаться в больницу. Где же он сейчас находится, на это ответить гораздо труднее… Но где-то он должен все равно быть. Впрочем, у меня есть план. Давай, за твое здоровье!

Фандор чокнулся с инспектором, удивившись веселому настроению Жюва.

— У вас есть план, Жюв? Какой?

Но полицейский сделал знак журналисту, что он не может ему ответить. Хозяин кабачка, крупный мужчина, одетый в традиционный голубой закрытый фартук, в этот момент подвинул табурет, стоявший за стойкой бара, и, взобравшись на него, зажигал газовый рожок единственное освещение в этом заведении.

Хотя пробило только пять часов и на улице было еще светло, задняя часть винной лавки начала постепенно погружаться в темноту.

Когда хозяин слез с табуретки и занял место за стойкой бара, облокотившись на нее в ожидании посетителей, которые должны были скоро появиться, так как наступало время аперитива, Жюв широким жестом отодвинул от себя прибор.

— Ты спрашиваешь, что у меня за план, Фандор? Гм… Честно говоря, это даже трудно назвать планом. Просто дело в том, что Жозефина является любовницей Лупара, Лупар, в свою очередь, знает доктора Шалека, в доме доктора Шалека произошло убийство, там же, в этом доме, нас пытались заживо похоронить… Но Шалек сбежал, Лупар исчез… Зато мы знаем, где Жозефина. Именно через нее мы попытаемся выйти на интересующих нас особ.

— Вы правы, таким образом, мы должны следить за Жозефиной. Устроим настоящую мышеловку?

— Да, только, к сожалению, ты забываешь об одной детали: Жозефина в больнице, и ни Лупар, ни Шалек не осмелятся явиться за ней, пока она там остается…

— Согласен, но Жозефина раньше или позже выйдет из больницы?

— Я ждал, что ты это скажешь. Да, пока Жозефина остается на лечении в Ларибуазьер, следить за ней не имеет смысла, но как только она покинет больницу, мы не должны будем терять ее из виду ни на минуту…

— Как вы думаете, когда она выйдет из больницы? Заведующий Ларибуазьер ничего вам не сказал на этот счет?

Жюв, не отвечая другу, постучал по столу.

— Хозяин! — позвал он. — Дайте мне бумагу и чернила и подготовьте счет…

После пяти-шести безуспешных попыток писать пером владельца пивной, Жюв взял свой простой карандаш и объяснил Фандору свои предположения о ходе дальнейшего расследования.

— Я не думаю, — заявил он, — что Жозефина долго пробудет в Ларибуазьер. По-моему, эти девица должна вполне отдавать себе отчет, почему ее любовник захотел от нее избавиться. Можно быть почти уверенным, что подсознательно она не держит из-за этого на него никакого зла… Догадывается ли она, что в нее стрелял доктор Шалек? Вряд ли. Она знает Лупара, знает, что он готов на самое безумное; в ее упрощенном сознании должна крутиться мысль, что именно он приходил в Ларибуазьер, что он хочет отомстить ей. Я отдаю руку на отсечение, если в данный момент она не хочет лишь одного — покинуть Ларибуазьер и…

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru