Пользовательский поиск

Книга Жюв против Фантомаса. Содержание - Глава VIII В поисках преступника

Кол-во голосов: 0

Так, продолжая разговор, журналист и полицейский подошли к перекрестку Шатодэн.

— Здесь мы расстанемся! — шепнул Жюв. — Иди, пока поброди вокруг Нотр-Дам-де-Лорет. Уже шесть часов… Или я сильно ошибаюсь, или через несколько минут Лупар выйдет из этой пивной, видишь, вон там, по правой стороне. Его ты узнаешь легко, роста он высокого, на левой скуле бросающийся в глаза шрам. Ну, давай, малыш, удачи тебе!

Жером Фандор сделал несколько шагов, потом внезапно повернул назад.

— Жюв?

— Что, Фандор?

— Пожалуйста, объясните мне! Меня это несколько заинтриговало. Я боюсь провалить дело, если буду все время думать об этом…

— Да о чем же?

— Если эти люди не из полиции, то почему они насвистывают или напевают «Голубой вальс?»

— Ты сущее дитя, Фандор! Все очень просто! Слушай, «Голубой вальс» и «Деревянная нога» — это популярные мелодии, не так ли? Две заезженные песенки, которые звучат повсюду… Ну так вот, достаточно насвистеть или напеть в толпе популярную мелодию типа этой, как сразу окружающие, по крайней мере некоторые, принимаются мурлыкать ее себе под нос… Сегодня утром у пивной, которую посещает Лупар, я поставил для наблюдения двух ищеек, на этот раз действительно моих людей, которые, заметив, что бандит входит в заведение, начали напевать эти мелодии. И вот результат: мы встречаем на своем пути прохожих, которые услышали эти песни и начали насвистывать их мелодию. Понял, в чем фокус?..

Охота на человека должна была вот-вот начаться.

Глава III

За кулисами

Зажиточный квартал Фрошо имеет форму полукруга, вершина которого упирается в пересечение улиц Анри-Монье и Кондорсе. Квартал окружен небольшой каменной стеной с надстроенной на ней решеткой, довольно живописной благодаря вьющимся растениям, которые тесно переплелись вокруг ее прутьев. Вход на главную улицу этого богатого квартала, широкую и тенистую, по сторонам которой стоят небольшие уютные особняки, открыт только для проживающих в нем буржуа.

Прошло около часа, как наш журналист, выполняя задание Жюва, старался не потерять след знаменитого вора Лупара.

Правда, следует признать, что задача, которую взял на себя Фандор, была не слишком сложной. Бандита вычислили сразу, как только он вышел из кабачка в предместье Монмартра. Оттуда Лупар, не спеша, руки в карманы и с сигаретой во рту, начал подниматься по улице Ле-Мартир.

Фандор дал себя обойти на углу улицы Клозель. С тех пор он ни на миг не упускал разбойника из виду.

Что касается Жюва, то его журналист спустя некоторое время окончательно потерял, несмотря на все свое старание.

Внезапно, как раз в тот момент, когда Жером Фандор, следуя на определенной дистанции за Лупаром, уже собирался пройти вслед за ним в квартал Фрошо, громкий крик заставил его обернуться.

Инстинктивно повернув назад, Фандор заметил, что Лупар также возвращается на крик.

На краю тротуара собралось трое или четверо человек, которые что-то искали на дороге. В Париже зеваки образуют толпу почти мгновенно: пока Фандор подошел к месту происшествия, там уже собралось около тридцати любопытных, которые горячо обсуждали происходящее и подавали советы.

По обрывкам разговоров Фандор понял, что речь идет о двадцатифранковой монете, которая упала в ручей, протекающий по краю дороги. Правда, среди прохожих нашлись и утверждавшие, что это всего-навсего монета в двадцать су.

На краю тротуара на коленях стоял бедняга, потерявший монету, который энергично ковырялся в ручье, совершенно не обращая внимания на грязь, стекавшую по его рукам. Вынесенный толпой в первый ряд, Жером Фандор вдруг услышал голос Жюва, который тихо приказал:

— Балда, не входи в квартал!..

Несчастный, который искал деньги, ползая по земле, был не кто иной, как полицейский!

Сбитый с толку, Фандор искал, что ответить, но Жюв, прерывая наставления другу жалобными стонами, чтобы ввести толпу в заблуждение, продолжал коротко отдавать приказы:

— Но оставь его, пусть идет дальше! Следи за входом в квартал!..

— Но, — также тихо заметил Фандор, — если я потеряю его из виду…

— Ничего страшного, дом доктора второй по правой стороне улицы…

Жюв продолжал:

— Не позже чем через четверть часа встречаемся на улице Виктор-Массе, дом 27.

— А если Лупар до этого уже войдет в квартал?

— Тогда сразу иди туда, куда я тебе сказал…

Фандор уже собирался потихоньку улизнуть, когда Жюв, громко застонав в очередной раз, окликнул его в полный голос:

— Спасибо вам большое, добрый господин! Но поскольку вы так добры ко мне, дайте мне еще что-нибудь ради господа Бога!

Подавая «нищему» мелкую монету, Фандор опять услышал настойчивый голос Жюва:

— Если тебя спросят на входе, скажи, что ты идешь к господину Онкавею, художнику-декоратору…

— Какой этаж?

— Не знаю, смело поднимайся, ты найдешь меня на лестнице.

Жером Фандор в точности исполнил все, что велел Жюв. Спрятавшись за будкой для дорожных рабочих, он наблюдал за вторым от входа в квартал Фрошо домом, стоявшим по правой стороне улицы. Ничего подозрительного вокруг дома Фандор пока не замечал. Лупар почти сразу исчез с горизонта, но он должен был быть где-то рядом. Прождав пятнадцать минут и помня о приказе Жюва, Фандор покинул свой наблюдательный пост и вошел в дом номер 27 по улице Виктор-Массе.

Дойдя почти до четвертого этажа, он услышал голос Жюва:

— Это ты, малыш?

— Да.

— Ты случайно не нарвался на болтливого консьержа, что сидит внизу?

— Я никого не встретил по пути.

— Все идет как надо! — продолжал Жюв. — Поднимайся сюда.

Полицейский сидел на ступеньках лестницы между пятым и шестым этажом. Через приоткрытое окно он внимательно изучал открывавшийся оттуда вид с помощью небольшой подзорной трубы.

Подойдя к Жюву, Фандор понял его замысел. Из окна лестничной площадки этого дома по улице Виктор-Массе квартал Фрошо лежал словно на ладони.

— Он не вошел в дом, не так ли? — спросил Жюв.

— Нет, — ответил Фандор, — по крайней мере, не входил, пока я наблюдал за домом, но с тех пор…

— С тех пор, — перебил полицейский, — если бы он приблизился к дому, то я его наверняка заметил бы.

— Не правда ли, — продолжал Жюв, оторвавшись от подзорной трубы, в которую прекрасно просматривалась местность, окружавшая особняк доктора Шалека, — иногда полезно знать Париж и иметь повсюду друзей? Я сразу же подумал, что из этой «обсерватории» мы отлично смогли бы наблюдать за неблаговидными действиями нашего гражданина Лупара, не опасаясь быть обнаруженными, ибо, мой дорогой Фандор, не в обиду будет тебе сказано, ты мог бы здорово оплошать, пойдя за ним в этот квартал.

— Признаю свою ошибку! — откликнулся Фандор.

— Когда я заметил это, — продолжал инспектор Сыскной полиции, — я сразу же придумал этот фокус с монетой, чтобы собрать толпу и привлечь твое внимание, но… погоди, погоди!..

— Птичка, — прошептал полицейский, — готовится войти в клетку, ты видишь, Фандор?

Внимательно присмотревшись, журналист заметил уже привычный ему силуэт, который самым естественным образом — через калитку — проскользнул в садик, отделяющий небольшой особняк доктора Шалека от центральной улицы.

— Заметь, — подчеркнул Жюв, который от радости даже подпрыгнул на лестнице, — если бы мы находились на одном с ним уровне, мы не увидели бы всего того, что он сейчас делает, в то время как отсюда мы хорошо видим, как наш друг Лупар направился к правой от подъезда стороне дома. Дверь из подъезда, конечно, выходит в переднюю. Сейчас он возвращается обратно. Вот он идет вдоль дома, прижимаясь к стене. А вот и небольшая низкая дверь, спрятанная в этой стене. Ну и ну! Чтобы обнаружить эту дверь, нужно знать, что таковая имеется… Что там делает наш знакомый? Копается в своем кармане?.. А, прекрасно, связка отмычек… Вот! Что я тебе говорил?..

Фандор действительно увидел, как Лупар проник в образовавшееся отверстие и скрылся в подвале дома. Низкая дверь бесшумно закрылась.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru