Пользовательский поиск

Книга Жокей в маске. Содержание - Глава 22 КАСКАДЕР

Кол-во голосов: 0

Фантомас положил руку на плечо собеседника и легонько сжал ее.

– Ну что ж, дружище, – проговорил он. – Ты оказал мне незабываемую услугу. Если что понадобится, скажи. Я у тебя в долгу.

Сторож польщенно улыбнулся. Не каждый день тебя благодарит величайший преступник Франции, а может, и всего мира!

В четыре часа ночи князь Владимир не спал. Он снова мерил шагами камеру.

– Отец предупреждал, что меня всегда могут схватить, – бормотал он. – И в этом случае самое главное – установить между нами связь. Он говорил, что я должен быть постоянно начеку, чтобы не пропустить весточки от него. Значит, спать нельзя!

Он потер виски:

– Без помощи Фантомаса мне конец. Надо ждать. Надо ждать!

Тянулись бесконечные часы. Не доносилось ни звука, все заключенные спали. Только Владимир бродил в своей камере, словно дикий зверь в клетке. Он чувствовал себя так, словно его погребли заживо. Надежда оставалась только на Фантомаса.

Издалека послышался бой часов, находившихся в центральном коридоре тюрьмы. Будто подчиняясь их сигналу, лампочка под потолком погасла и тут же снова зажглась. Владимир вздрогнул:

– Что это, случайность? Или это отец подает мне знак?

Лампочка снова погасла и зажглась. Стало понятно, что свет включается то через длинные, то через короткие промежутки. Задержав дыхание, Владимир чуть слышно прошептал:

– На что-то это похоже…

И он понял.

– Точка – тире, точка – тире… Азбука Морзе! Это отец!

В свое время Фантомас научил сына множеству вещей, казавшихся тогда ненужными. В их число входила и азбука Морзе. И вот теперь она пригодилась. Найдя где-то провод, питающий лампочку в камере Владимира, Фантомас передавал ему информацию. Владимир принялся расшифровывать сигналы.

– Не тебя нет улик, – мигала лампочка. – Я уничтожил твою карточку. Ни в чем не сознавайся. Не отчаивайся. Я делаю все, чтобы спасти тебя. Помни об этом. Держись.

Владимир сжал кулаки. Еще не все потеряно! Отец помнит о нем!

Тем временем лампочка потухла. Затаив дыхание, Владимир ждал. Наконец снова замигал свет.

– Самое главное – не признавай за собой никакой вины. Это погубит тебя в первую очередь. И жди от меня вестей.

Лампочка вспыхнула ярче, затем передала еще несколько коротких сигналов. Владимир прочитал зловещие буквы. Это была подпись:

«ФАНТОМАС».

Глава 22

КАСКАДЕР

Было десять часов вечера. Несмотря на поздний час, в Беттинг-баре царило большое оживление. Он выделялся ярко освещенным пятном на фоне притихшего Мезон-Лафита. Даже рестораны уже притушили свет и опустели. Только Беттинг-бар был еще полон посетителей.

Однако на этот раз к напиткам не проявлялось большого интереса. Посетители сгрудились в задней комнате, поглядывая на официантов, которые с обиженным видом убирали рюмки и бокалы. Вскоре первый зал опустел, и в задней комнате осталось шестеро постоянных клиентов. Помимо пристрастия к данному питейному заведению этих людей объединяло еще одно обстоятельство. Все они так или иначе были связаны с тренером Бриджем.

Здесь присутствовал Тильем, главный управляющий конюшен, старший конюх Вилли, приказчик Мерлере и несколько мелких служащих. Разговор шел о нашумевшем аресте их хозяина.

– Кто бы мог подумать! – ворчал Тильем. – Мсье Бридж – и вдруг князь Владимир, сын Фантомаса! Нет, ребята, нам еще повезло. С этим парнем мы могли влипнуть в серьезные неприятности!

Старший конюх покачал головой:

– И не говори, старина. Должен сказать, что у меня уже давно было ощущение, что Бридж не тот, за кого себя выдает.

– Серьезно?

– Вполне. Было в нем что-то неестественное. Что-то непрофессиональное.

– Ну, ты скажешь! – вмешался Мерлере. – По-твоему, он плохой тренер?

Вилли наморщил лоб.

– Да нет, лошадник-то он от Бога. Но, понимаешь… Быть тренером – это не только уметь обходиться с лошадьми. Надо еще уметь вести дела. Бридж, к примеру, обходился без управляющего.

– Ну и что?

– А то! Видел бы ты, в каком состоянии остались счета! Если бы этот молодчик руководил нами еще немного, мы остались бы без штанов!

…Подобные разговоры велись сейчас во многих местах. Об аресте Бриджа знал уже весь Париж, а в кругах, имеющих дело с лошадьми, это событие произвело настоящую сенсацию. Поначалу мало кто поверил, что тренер действительно оказался сыном Фантомаса – слишком он был приятным и светским человеком. В массовом сознании Фантомас ассоциировался с ужасным звероподобным чудовищем, вроде Минотавра. Соответственно все считали, что и сына подобного монстра можно отличить по копытам и злобному оскалу. Однако вскоре газеты сообщили, что арестованный подтвердил версию Жюва.

Впрочем, само по себе это ни о чем не говорило. Пусть его отец убил много людей, это не повод, чтобы сажать в тюрьму сына. Но вскоре в прессе появились сообщения о том, что Жюв предоставил неопровержимые доказательства причастности князя Владимира к убийству Рене Бодри.

При этом сообщении как минимум два человека вздохнули с облегчением – Макс де Вернэ и Поль Симоно. Их вынужденному сожительству приходил конец. Полицейские даже снизошли до извинений.

…Все эти подробности и обсуждали сейчас работники конюшен Бриджа. Внезапно дверь открылась, и вошел новый посетитель. Голоса немедленно смолки.

– Тс-с! – предостерегающе прошептал Тильем. – Новый хозяин!

Вошедший был известен остальным как Скотт. Мы знаем, что под этим именем скрывался журналист Фандор.

Недели упорных тренировок дали себя знать. Молодой человек выглядел настоящим жокеем, разве что был слишком высок для этой профессии. И, пожалуй, тяжеловат, хотя и сбросил несколько фунтов. Сняв кепку, Фандор обратился к Вилли:

– Завтра дерби на приз Сен-Уаз. Я хочу выставить Каскадера. Позаботьтесь о фургоне для него. И пусть его держат там до самого заезда, а то, не дай Бог, простудится.

Вилли пожал плечами:

– Слушаюсь, патрон.

И добавил себе под нос:

– Как знать, может, у этой лошадки хватит сил добежать хотя бы до поворота.

Фандор улыбнулся:

– Как знать, Вилли, как знать! Может, она доберется даже до финиша!

Продолжая улыбаться, он вышел. Оставшиеся проводили его взглядом. Они никак не могли привыкнуть, что должны теперь подчиняться этому человеку.

Впрочем, нельзя сказать, что Фандор стал единоличным хозяином конюшен. После ареста Бриджа работникам было объявлено, что конюшни выкупил некий господин, пожелавший остаться неизвестным. В качестве своего доверенного лица он назначил управляющим жокея Скотта.

Тем временем Фандор, выйдя из бара, отправился на встречу с Жювом.

– Ну, как дела? – спросил полицейский, пожимая журналисту руку.

– Нормально, – ответил Фандор. – Я уверен, что эти ребята ни о чем не подозревают. Думаю, выигрыш нам обеспечен. Да и старина Мэксон наконец вернет свои деньги. А то миллионы миллионами, но рано или поздно он решит, что ваши фантазии слишком бьют его по карману.

Жюв усмехнулся:

– Это верно. А куда ты теперь?

– Спать. Осточертело вставать каждый день с головой тяжелой, как гиря.

Друзья некоторое время молча шли рядом. Впереди у вокзала раздался гудок поезда. Проводники выкрикивали:

– Отправляется поезд на Париж! Поторопитесь на посадку!

Жюв ускорил шаг.

– Пока! – бросил он на прощание. – Постарайся до завтра не свернуть себе шею!

Два заезда были уже позади. Служители торопливо выставляли на табло имена лошадей и жокеев – участников третьего заезда.

Каскадер значился в списке под пятым номером. Когда его объявили, по трибунам пробежал шепот. Он был вызван не достоинствами лошади – знатоки давно их признали ниже всякой критики, а тем, что лошадь принадлежала к конюшням Бриджа. По цвету вымпела можно было определить, что теперешним официальным хозяином ее является граф Мобан. Узнав об этом, несколько смельчаков решили даже поставить на жеребца несколько франков. Некоторых уговорил это сделать Бузотер, сопровождая свои слова таинственными подмигиваниями. Чуткий нос старого жулика чувствовал запах сенсации.

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru