Пользовательский поиск

Книга Жокей в маске. Содержание - Глава 19 КТО ТАКОЙ БРИДЖ?

Кол-во голосов: 0

Но делать было нечего. Отпустив стремена, Фандор последовал за другими жокеями. У тех-то не было проблем. Объективности ради следует признать, что Бридж был прекрасным тренером, а его лошади – великолепными животными. Наслаждением было наблюдать, как они, подчиняясь малейшему движению седока, взлетают над препятствием, легко приземляются и, не сбивая галопа, исчезают за поворотом.

Вот и очередь Фандора.

– Ну, Скотт, долго вас ждать?! – повелительно крикнул Бридж.

«Уже дождался, скотина!» – с ненавистью подумал Фандор и пустил Карменситу в галоп.

Карменсита рванулась вперед.

«Нет, кровосос, я не доставлю тебе такого удовольствия! – думал Фандор, едва удерживаясь в седле. – Ты думал, что я заплачу и начну канючить – нет, мсье, не заставляйте меня скакать на этом ужасном, грубом животном! Я вовсе не жокей! Я вам сейчас все, все расскажу! Дудки. Пусть я переломаю себе все кости, но от расследования не отступлюсь. Черт побери, пока-то я еще цел!»

Кобыла уже приближалась к первому препятствию. Фандор собрал свою волю и внимание в кулак. За несколько метров до загородки Карменсита напряглась, и журналист подумал, что она будет прыгать.

Но в этот момент Бридж, стоящий у самого препятствия, достал из кармана большой белый платок и взмахнул им перед самой мордой лошади. Кобыла испугалась и шарахнулась в сторону.

«Все пропало…» – мелькнуло в голове у Фандора.

Неуклюже подогнув передние ноги, Карменсита старалась не упасть. Хлыст Фандора просвистел в воздухе, и кобыла встала на ноги. Молодой человек овладел ситуацией. Он скрипнул зубами, и шпоры впились в потные бока лошади.

Издав короткое ржание, Карменсита взвилась в воздух и великолепным прыжком преодолела препятствие. Все это заняло не больше секунды.

Через минуту, небрежно бросив поводья, Фандор подскакал к тренеру.

– По-моему, получилось неплохо, – произнес он как ни в чем не бывало.

Бридж молча кусал губы.

– Вы не находите? – не отставал Фандор.

– Недурно, – проворчал наконец Бридж. – Но вас надо еще дрессировать и дрессировать.

И, оглянувшись по сторонам, рявкнул:

– Перерыв четверть часа! Всем спешиться! А вы, Скотт, идите за мной. Вы еще пройдете стометровку в галопе.

«Похоже, он никогда не натешится вдоволь!» – подумал журналист.

Ругаясь про себя последними словами, он поехал вслед за тренером. Тот направлялся на параллельную дорожку, где не было установлено препятствий. Там он остановился и процедил:

– Хочу посмотреть, чего вы стоите. Сто метров самым резвым аллюром. Я засекаю время. Если вы не ударите в грязь лицом – и в прямом, и в переносном смысле – то будете участвовать в следующих скачках.

Он сделал отмашку. Фандор пришпорил лошадь. Он почти не сомневался, что тренер затеял это испытание в надежде, что кобыла понесет. Все знали, что если это случится, Карменситу уже ничто не остановит.

Однако теперь-то у Фандора были стремена! То ли Бридж о них забыл, то ли не решился вновь предъявлять издевательские требования, но они были, и с ними на ровной поверхности журналист чувствовал себя куда увереннее. Теперь им овладел азарт борьбы. Тренер решил во что бы то ни стало его уничтожить? Отлично! Не стоит доставлять ему такого удовольствия. Что главное в репортере? Ловкость, выдержка и умение не сдаваться в трудных ситуациях. Пусть Бридж устраивает провокации. Посмотрим, кто кого!

– Вперед! – завопил сзади Бридж.

Фандор почувствовал, как Карменсита вздрогнула. Кобыла была настолько взвинчена и испугана, что боялась уже стука собственных копыт. В бешеном аллюре она стлалась по земле, едва не задевая брюхом траву. Фандор понял, что если ее сейчас не придержать, она неминуемо понесет.

Казалось, уже поздно что-либо предпринимать. Закусив удила, Карменсита неудержимо неслась по аллее. Сдерживать ее было бесполезно.

– Ладно, Бридж, – цедил Фандор, едва удерживаясь в седле, – ладно, мы еще посмотрим…

Оставался единственный выход. Пригнувшись к холке лошади, журналист ослабил поводья, предоставив Карменсите самой выбирать дорогу. Ноги его сжали бока кобылы, хлыст засвистел в воздухе.

«Только бы она выдохлась до поворота! – мелькнуло в голове. – Иначе на такой скорости она обязательно врежется в дерево».

Но Карменсита и не думала терять силы. Поворот стремительно приближался.

– Ну же, лошадка! – уговаривал Фандор.

До поворота оставалась какая-нибудь сотня метров. И тут кровь застыла в жилах Фандора.

Слишком поздно заметил он препятствие, которое приготовил для него коварный тренер. Низко над землей между двумя деревьями была натянута тонкая веревка, почти незаметная на фоне аллеи.

«Конец…» – успел подумать журналист, и в тот же момент кобыла споткнулась, а Фандор вылетел из седла.

Заметь он предательскую веревку секундой позже, с ним было бы покончено. Но острое зрение спасло журналисту жизнь. В последний момент он успел вынуть ноги из стремян и отпустить поводья, чтобы не оказаться под лошадью.

Когда он, оглушенный и покрытый синяками, поднялся на ноги, Карменсита лежала неподалеку с разорванными сухожилиями и разбитой головой. Тело ее сотрясали последние конвульсии. Фандор машинально сделал к ней несколько шагов, но помочь лошади было уже нельзя. Карменсита умирала.

Вдалеке показалась фигура Бриджа. Он неторопливо трусил вперед, уверенный, что обнаружит лишь труп. Журналиста он еще не видел.

И тут Фандор увидел еще одну фигуру. На расстоянии полусотни метров от него возле дерева стоял мужчина, затянутый во все черное. Увидев, что обнаружен, он сделал жест, полный злобной ярости, и исчез за деревьями. Фандор хотел броситься в погоню, но после падения с лошади не смог пробежать и десяти шагов. В бессильном гневе он сжал кулаки, и с его губ сорвалось:

– Фантомас!

Он в изнеможении уселся на холодную землю. Вскоре подскакал Бридж. Одним взглядом он оценил ситуацию и выбрал наступательную тактику.

– Проклятие, Скотт! – заорал он. – Вы загубили прекрасную лошадь!

Приближались и другие жокеи, видевшие издали безумную скачку, чуть не ставшую для Фандора последней. Обнаружив Фандора живым, все искренне обрадовались. Усиливало их радость то, что он избавил их от зловредной кобылы.

Фандор поискал глазами веревку. Как и следовало ожидать, ее уже не было. Журналист недоуменно пожал плечами.

– Да я и сам толком не пойму. Сначала кобыла понесла, а потом вдруг споткнулась на ровном месте. И я очнулся на земле.

Про себя он думал:

«Пусть до поры до времени считает меня идиотом. Все равно я ничего не могу доказать. Единственная улика исчезла. Но теперь я знаю, кто стоит за Бриджем. Это Фантомас. Я узнал его!»

Глава 19

КТО ТАКОЙ БРИДЖ?

– На скачки, в Отей.

– Куда именно, патрон, к тотализатору или сразу к трибунам?

Водитель хотел просто уточнить, но оба пассажира обиделись.

– Ты что, плохо нас разглядел? Или мы похожи на зевак?

– Н-нет, мсье…

– То-то. Подъезжай прямо к весовой.

Машина тронулась, а один из пассажиров все еще продолжал ворчать:

– Нет, он в самом деле подумал, что мы будем толкаться у перил вместе со всяким сбродом! Хорошего же он о нас мнения!

– Простите, мсье, – оправдывался водитель. – У меня были нелады с двигателем, и я немного отвлекся. Конечно, теперь я вижу, что вы выглядите, как настоящие аристократы. Я должен был догадаться, что вас надо подвезти к весовой.

Придирчивый пассажир вдруг весело улыбнулся:

– Да ладно, дружище, не бери в голову. Это я так, от нечего делать. Захотелось, понимаешь, просто подурачиться.

Шофер только изумленно помотал головой. Второй пассажир укоризненно нахмурился:

– Ей-Богу, Фандор, ты ведешь себя, как какой-нибудь дешевый бродяга, вроде Бузотера. Ну чему, скажи, ты с самого утра так радуешься? Что тебе на месте не сидится?

Журналист, пожалуй, заслужил этот упрек. Все утро он хохотал без причины, задирался с Жювом, а теперь вот принялся дурачить голову ни в чем не повинному таксисту. Угрызений совести, похоже, не испытывал и готов был продолжать в том же духе.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru