Пользовательский поиск

Книга Жокей в маске. Содержание - Глава 17 НА ИППОДРОМЕ

Кол-во голосов: 0

Его соображения вскоре подтвердились. След вывел на дорогу, и через двадцать минут быстрой ходьбы журналист и полицейский дошли до фермы.

– Кто здесь живет? – спросил Фандор.

– Папаша Фабер. Позвать его?

– Конечно.

Маржак двинулся к зданию фермы, а Фандор зашел в конюшню. Едва переступив порог, он увидел жующую сено лошадь.

– Каскадер? – пораженно прошептал журналист. – Но почему здесь?

Он подошел поближе.

– Нет, это не Каскадер… Немного похож. Но этот гораздо лучше!

Фандор почувствовал, как его бьет дрожь. Он протер глаза.

– А конюшня-то, конюшня! Снаружи сарай сараем, а внутри настоящий дворец. И какой конь! Или этот папаша Фабер – миллионер? И главное – лошадь действительно похожа на ту кошмарную клячу, которой так восхищается Бридж.

Журналист отошел к выходу.

– Роскошная конюшня на полуразвалившейся ферме… И в ней чистокровный жеребец… Потом этот жуткий трюк с кровавым дождем… Неужели опять он? Неужели опять Фантомас?

Он выглянул наружу и тут же отступил обратно. На лице его отразилось волнение.

– Черт возьми! Похоже, что это…

Тем временем во двор вышел Маржак, безуспешно вызывавший папашу Фабера. У ворот он увидел элегантно одетого мужчину.

– Вы здесь служите, мой друг? – спросил тот.

Маржак гордо выпятил грудь:

– Нет, я служу в полиции!

– Вот как? Простите.

И незнакомец непринужденно двинулся вперед, к конюшне. Полицейский загородил ему дорогу и подозрительно поинтересовался:

– А вы что здесь делаете?

Пришедший улыбнулся:

– Я? Я пришел за своей лошадью.

– Придется вам подождать, – угрюмо сказал Маржак. – Хозяина нет на ферме.

– Это неважно, – бросил мужчина. – Хозяин в курсе, что я сегодня заберу жеребца.

Полицейский нахмурился:

– Чем вы докажете, что эта лошадь ваша? Так каждый будет брать, что ему вздумается!

Но незнакомец прекрасно владел собой.

– Ну, зачем вы так! – улыбнулся он. – Там мой жеребец, чистокровка. Очень редкой масти для этой породы. Серый в яблоках.

Маржак открыл дверь в конюшню и взглянул на лошадь:

– Верно…

– Ну, вот видите! Да меня здесь все в округе знают. Я Бридж, тренер.

Успокоившийся полицейский покрутил головой, высматривая, куда это запропастился Фандор. Бравый страж порядка был бы немало удивлен, узнав, что его новый знакомый сидит сейчас в двух шагах, съежившись за копной сена, и беззвучно шепчет:

– Так, вот и сам Бридж пожаловал за лошадкой. Да, это тебе не полудохлый Каскадер! И вокруг этого жеребца творятся странные дела. Хорошо, что мсье тренер меня не видел. Было бы забавно, если бы старина Маржак представил Бриджу журналиста Фандора, в котором тренер узнал бы своего конюха Скотта!

Глава 17

НА ИППОДРОМЕ

Была уже вторая половина дня, но на ипподроме еще оставалось много людей. По давней традиции светские дамы назначали своим поклонникам свидания возле весовой, и сейчас здесь царило оживление. В глазах рябило от изящных шляпок с цветами и перьями и дорогих мехов. Среди женского великолепия встречались изысканно одетые мужчины, большей частью в цилиндрах.

Сегодня выдался день, когда удача сопутствовала как игрокам, так и владельцам лошадей. Никаких особенных неожиданностей не произошло, все призовые места взяли фавориты. Другое дело, что фаворитов в каждом заезде было по двое, а то и по трое – лошади оказались одна другой лучше. Многие игроки сумели на этом солидно заработать. На ипподроме царила атмосфера благодушия. Везде виднелись довольные лица – начиная от весовой и кончая газонами, на которых толпилось множество зевак.

Ждали четвертого заезда. Один за другим на табло появлялись номера лошадей и их жокеев. Цифрами обозначался вес участников соревнований, а также номера, которые они вытянули при жеребьевке.

Наконец наступило время делать ставки, и публика бросилась к окошечкам касс. Все стремились поскорее обменять деньги на разноцветные билетики, надеясь сорвать куш.

В очередном заезде участвовало одиннадцать лошадей – все, как одна, благородных кровей. Публика ждала захватывающего зрелища. Знатоки тоже были в нетерпении, так как трехлетки, заявленные в программе, еще ни разу не участвовали в больших скачках. Несмотря на это, в группе уже определилось несколько фаворитов – ведь настоящие игроки никогда не ставят на «темных лошадок». За каждой стоящей лошадью следят, пока она еще тренируется в конюшне. Настоящего рысака скрыть так же трудно, как заглушить бой часов на Нотр-Дам. Расспрашивают тренеров, подкупают конюхов, и правда все равно выползает наружу.

Итак, было известно, что среди лошадей, участвующих в заезде, есть, по меньшей мере, четыре фаворита в стипль-чезе – скачке с препятствиями. Но, конечно, точно победителя назвать не мог никто. Лошади выглядели достойными друг друга.

Вот почему интерес к заезду был огромен.

Хорошенькая молодая женщина, опирающаяся на руку пожилого мужчины, предложила поставить несколько луидоров. Тот с готовностью согласился, и они направились к окошечку, в котором принимались ставки не меньше двадцати франков. Любой знакомый признал бы в этой паре благородного Флориссана д'Оржеля и его новую подругу Жоржетту Симоно.

Внезапно Жоржетта резко остановилась и побледнела. Флориссан проследил за ее взглядом, и на лице его отразилось беспокойство. Он увидел мужчину, с трудом пробирающегося сквозь толпу. Словно почувствовав, что его разглядывают, тот немедленно скрылся за спинами игроков.

– Жюв! – чуть слышно прошептала про себя молодая женщина.

И она бы немало удивилась, если бы узнала, что ее спутник мысленно произнес это же имя…

Оба они не ошиблись. Это действительно был знаменитый полицейский.

Испугавшись своей реакции, Жоржетта искоса взглянула на Флориссана. Тот казался совершенно невозмутимым. Женщина облегченно вздохнула. С тех пор как старик подарил ей особняк на улице Лало, он был с ней чрезвычайно любезен и даже нежен, но никогда не заговаривал о ее прошлом. Порой Жоржетту поражала и даже обижала его выдержка, но в глубине души она чувствовала облегчение.

С другой стороны, так не могло продолжаться вечно. Женщина понимала, что даже если Флориссан и в дальнейшем будет воздерживаться от вопросов, ей самой придется начать разговор. Хотя бы потому, что рано или поздно возникнет разговор о ее планах на будущее. А будущее, увы, всегда неразрывно связано с прошлым…

В любом случае, сейчас Жоржетта была рада, что ей удалось скрыть от своего спутника то, что она узнала в одном из игроков инспектора Службы безопасности. Ей вовсе не хотелось рассказывать об одном из тех людей, которые допрашивали ее в тюрьме. Но почему Жюва узнал и Флориссан? Почему на его лице появилось такое странное выражение?

Конечно, имя знаменитого инспектора было известно доброй половине Парижа. Но только имя. В отличие от политиков, которые так часто выступают в публичных местах, что хочется больше никогда их не видеть, оперативные работники своей внешности не афишируют и стараются поменьше появляться на улицах. И то, что Флориссан д'Оржель с первого взгляда узнал полицейского в толпе, было, по меньшей мере, странно…

Этой странности Жоржетта не заметила. Спутник мягко потянул ее за руку и увлек в сторону, противоположную той, куда скрылся инспектор.

И вдруг, как назло, впереди снова мелькнула ладная фигура Жюва. На этот раз Флориссан д'Оржель вздрогнул и не смог этого скрыть.

– Как? – удивленно спросила Жоржетта. – Вы знаете этого человека?

Флориссан добродушно улыбнулся:

– Как-то мне его случайно показали. Великий Жюв, борец с Фантомасом!

Но Жоржетта не отставала:

– Вы вздрогнули, мой друг! Вы не очень-то хотели его видеть.

Флориссан обнял свою подругу за талию и наклонился к ее уху:

– Вы правы, дорогая, я чуть вздрогнул. Но не потому, что не хотел его видеть. Вряд ли он знает, кто я такой. Но я не хотел, чтобы его видели вы! Ведь мне известно, в какой обстановке вам приходилось встречаться с этим человеком…

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru