Пользовательский поиск

Книга Жокей в маске. Содержание - Глава 14 ТРЕНЕР БРИДЖ

Кол-во голосов: 0

Некоторое время Жоржетта стояла в дверях, чувствуя, как положение становится все более неловким, потом неуклюже кивнула и вышла. Добравшись до своей спальни, она упала в кресло, кусая губы и с трудом сдерживая слезы. Нет, это не просто визит с просьбой о деньгах! Когда просят взаймы, так не говорят…

И тут ей вспомнилась одна деталь. Жоржетта вздрогнула… Ну, конечно… Глаза… Эти прекрасные глаза, взгляд которых так напоминал ласковый взор Флориссана! Так вот, в чем дело! Эта девушка – его родственница!

Сидя у себя в будуаре, Жоржетта тихонько плакала от обиды и бессилия, когда в дверь тихонько постучали.

– Войдите, – пробормотала женщина, торопливо вытирая лицо.

На пороге показался Флориссан д'Оржель.

– Господи! – изумленно сказал он. – Что могло так огорчить вас, чтобы слезы залили ваше прелестное личико?

Флориссан взял руку Жоржетты:

– Девочка моя, неужели причина ваших слез – я? Доверьте мне ваши невзгоды, и, видит Бог, я сделаю все, что в моих силах!

Жоржетта молча всхлипывала.

– Вам тяжело? Грустно? – допытывался д'Оржель. – Может, съездим в кабаре? Или вы предпочитаете поездку на автомобиле? Поверьте, любое ваше желание будет немедленно выполнено!

Все утешения были напрасны. Флориссан огорченно вздыхал, не зная, что делать. Жоржетта подняла голову и взглянула ему в глаза.

«Да-да, конечно, те же глаза… Ну что же я, дурочка, реву? Все очень просто. Эта девушка – его дочь. Почему бы ему не иметь дочери?» – подумала она и попыталась улыбнуться.

Жоржетта была близка к истине и в то же время бесконечно от нее далека. Если бы ей удалось проследить путь загадочной девушки вечером, когда ты вышла из особняка, то она бы увидела, как незнакомка, попетляв немного по улицам, вошла в дом на бульваре Сен-Жермен и поднялась на третий этаж. И случайно ли, что именно в эту квартиру частенько наведывался молодой влюбленный по имени Жером Фандор?

Итак, загадка разрешилась – загадочная посетительница особняка на улице Лало была Элен.

Глава 14

ТРЕНЕР БРИДЖ

– Скотт!

– Да, мсье.

– Поди-ка сюда, приятель.

– Я здесь, мсье.

Песок, которым был посыпан двор конюшни, носил отпечатки копыт – до восьми утра Бридж уже успел провести получасовую тренировку двухлеток. Теперь он расхаживал взад-вперед, постукивая стеком по голенищу. К нему подбежал Скотт. На конюхе были бриджи и полосатые гетры. Несмотря на холодный ветер, рубашка на груди была расстегнута.

– Ну как, целы? – спросил тренер.

Скотт улыбнулся:

– Вроде цел.

– Значит, лошадь вас не сбросила?

– Нет, хозяин. Хотя она здорово норовистая. Да еще и кусается.

– Что, вас покусала?

– Нет, хозяин.

– И даже ни разу не лягнула?

– Нет.

– Что ж, вы меня приятно удивляете, мой мальчик. Молодец.

Бридж смерил конюха одобрительным взглядом и прищелкнул языком:

– Недурно… А какой у вас вес?

Скотт снова улыбнулся:

– Я уже говорил, хозяин. Именно тот, что нужно!

– Вот как? – осклабился тренер. – Тогда прошу на взвешивание!

Скотт не заставил себя упрашивать. На его лице, носившем свежие следы йода, появилось выражение полного счастья. Столь странную окраску физиономии парень объяснял тем, что накануне испытывал страшную зубную боль, и, чтобы хоть немного унять ее, нарисовал на щеке йодную сетку.

Итак, сияя от радости, конюх направился за Бриджем. Его ликование можно было понять – еще бы, всего второй раз за время работы в конюшне увидеть хозяина, и уже такая удача! Ведь как ни крути, а тайная мечта каждого конюха – когда-нибудь стать жокеем.

Надо сказать, что с обязанностями конюха Скотт справлялся отменно. Его поставили ухаживать за самой норовистой кобылой в конюшне, к которой опасались приблизиться и многие бывалые ветераны. Новичку удалось найти общий язык с лошадью, и вот последовала награда – его приглашали на взвешивание.

Слова Скотта насчет его веса понравились Бриджу. Это был ответ истинного жокея. Настоящий жокей, считал Бридж, должен для пользы дела худеть и толстеть тогда, когда ему это понадобится. Нет ограничений, на которые бы жокей себя не обрек, чтобы однажды надеть шелковую шапочку, разноцветную куртку, узкие брюки и появиться на зеленом газоне в ожидании заезда.

С другой стороны, получить лицензию жокея, не зная лошадей досконально, невозможно. Поэтому все они проходят примерно одинаковый путь. Сначала это мальчишки, которым доверяют разравнивать песок во дворе и выносить навоз, затем – конюхи, но права носить жокейскую шапочку добиваются единицы. О некоторых мастерах ходят легенды.

– Помните Пьера Буа? – говорили старожилы конюшни. – Вот это был парень! Однажды у него оказалось лишних восемь кило, так он умудрился сбросить их за каких-нибудь пару недель!

– Не говори, приятель, – вторили ему другие ветераны. – Этот парень мог душу заложить дьяволу, только бы первым прийти к финишу!

Вот почему конюхи мечтательно вздыхают, проходя мимо весов. Встать на весы – это значит, что хозяин вас заметил, выделил среди других. Если вес подходящий, он допустит вас к участию в тренировках, а потом, быть может, и выпустит на ипподром. А это – предел мечтаний, переход в элиту, в высшую касту. Ведь конюх, хотя и ухаживает за лошадью, никуда от нее не отлучаясь, сесть на нее права не имеет. Это может сделать только наездник. Специальные жокеи-тренеры объезжают лошадей и тщательно готовят их к скачкам.

Жокеи, допущенные к заездам, вовсе не являются себе хозяевами, как кажется романтично настроенным новичкам. Каждый их шаг подчинен железной воле основного тренера. Перед скачками устраивается столько тренировок, что люди начинают действовать совершенно автоматически. И когда зрители рукоплещут, видя, как лошадь с блеском перемахивает через изгородь или берет водную преграду, то можно, не слишком погрешив против истины, сказать, что управляет животным хорошо отлаженная машина. Настоящие лошадники знают это, и все лавры, как правило, достаются тренеру.

Однако, успешно пройдя через этот этап, можно достигнуть главного – получить лицензию, стать настоящим, самостоятельным жокеем и выбирать тренеров, а то и вовсе отказаться от них и заботиться о себе самому.

Теперь можно представить себе радость Скотта. Всего девять дней работы в конюшне – и тренер приглашает его на весы. Есть от чего загордиться новичку. Товарищи помрут от зависти. Это соображение несколько притушило ликование. Того и гляди, еще бока намнут… Но радость пересилила. Намнут – и Бог с ним, за такое дело можно и потерпеть!

Мужчины подошли к весам. Для конюшни весы – это что-то вроде алтаря в церкви. Сколько блестящих побед не состоялось из-за того, что в последний момент жокей или лошадь оказались чуточку тяжелее, чем положено!

– Вперед! – приказал Бридж.

Дрожа от волнения, Скотт встал на весы. Тренер поманипулировал противовесом и нахмурился.

– Да-а, брат, – протянул он. – Ты, однако, тяжелехонек. Сбросить надо целых одиннадцать килограммов. Вряд ли ты на это способен. А жаль.

Скотт потер лоб:

– Одиннадцать килограммов… А за какое время я должен их сбросить?

– Ишь, какой настырный, – усмехнулся Бридж. – Ну, скажем, за два месяца.

– В таком случае, это мне по силам, – решительно заявил Скотт. – За четыре недели я могу сбросить двенадцать кило.

Брови тренера поползли вверх. Он не сомневался, что многие конюхи приложат все усилия для исполнения своего заветного желания, но при этом каждый все-таки осознает свои реальные возможности. Этот же парень – либо дурак, либо наглый врун. Двенадцать килограммов за четыре недели! Да такое еще никому не удавалось! Соображает этот мальчишка, что он говорит?

– Если ты через четыре недели сбросишь дюжину килограммов, то, конечно, сядешь на лошадь, – процедил Бридж. – Да только, боюсь, тут же полетишь с нее вниз головой, если раньше не умрешь от истощения. И на могиле тебе поставят конный памятник.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru