Пользовательский поиск

Книга Жокей в маске. Содержание - Глава 3 ТРУП В СЕН-ЖЕРМЕН

Кол-во голосов: 0

– Как спалось, Жожо?

Продолжительный зевок и неразборчивое бормотание были ответом на этот вопрос.

Комната на пятом этаже выглядела весьма изящно. Окна выходили на улицу Батиньоль. В центре стояла внушительных размеров кровать. Один из лежащих на ней осторожно приподнял полог и тихо опустил ноги на пол, стараясь не разбудить соседку.

Это был уродливый, смешной человечек. Длинная ночная рубаха не могла скрыть округлого брюшка. Он протер большими волосатыми руками глаза, зевая, подошел к окну и отдернул занавески. Луч солнца упал на кровать, и из-под полога донеслось недовольное ворчание. Не обращая внимания, толстяк подошел к двери и крикнул:

– Анжела! Принесите газеты!

Получив газеты, он вернулся к кровати, улегся и зашелестел страницами. Прочтя колонку новостей, мужчина потянулся и пробормотал:

– Воскресенье… Можно валяться хоть до полудня. До чего здорово, что не надо тащиться в эту проклятую контору!

Женщина, лежащая рядом с ним, приоткрыла глаза и захныкала:

– Ты совершенно невыносим, Поль! Даже в воскресенье тебе надо вскочить ни свет ни заря!

– Но, дорогая, я ведь привык всегда просыпаться в одно и то же время!

Женщина вздохнула:

– Да просыпайся ты, когда хочешь, только, ради Бога, делай это потише. Ну зачем тебе понадобилось открывать занавески? Свет бьет прямо в лицо. Теперь я целый день буду чувствовать себя разбитой! Уже начинается мигрень!

Толстяк уныло почесал в затылке, с сожалением отложил газету и наклонился к женщине:

– Жожо… Дорогая…

– Прекрати! Ты меня всю исцарапаешь своей щетиной. Пойди хотя бы побрейся. И вообще, не трогай меня. Я еще сплю.

– Извини, – покорно пробормотал мужчина и вновь взялся за газету.

Его жена, поворочавшись немного, вскоре опять задремала. Тем временем внимание Поля привлек крупный заголовок на третьей странице. Он принялся читать статью, время от времени выражая шумное неодобрение автору и падению нравов. Рядом послышался недовольный голос:

– Неужели нельзя читать газету молча!

Толстяк замолчал. Его жена высунула голову из-под одеяла:

– Посмотри-ка лучше, что там пишут по поводу скачек в Отей. Кто нынче фаворит – Стальная Уздечка или Бродяга?

– Но я еще не дочитал.

Женщина в сердцах тряхнула головой:

– Иногда мне кажется, что ты вообще не умеешь читать! Вот уже битый час ты шуршишь этой проклятой газетой и не даешь мне спать, но не можешь сказать единственную вещь, которая меня интересует!

– Да, но меня-то это не занимает, Жожо! Ты ведь знаешь, я никогда не хожу на бега.

– Ну и что? Я ведь интересуюсь твоими делами. А ты… ты просто эгоист!

– Ну… Все жены проявляют внимание к делам своих мужей, так принято.

– А дела жен, значит, можно вовсе не замечать?

Жожо села, облокотившись на подушку:

– Ну, вот что ты там сейчас читаешь? Наверняка, какие-нибудь грязные сплетни. Уму непостижимо, до чего мужчины обожают всякие мерзости!

Поль Сомоно пожал плечами:

– Ну, почему сплетни. Это отчет о недавно раскрытом преступлении. Должен тебе сказать, что эти бандиты наглеют с каждым днем!

Жоржетта потянулась и снова легла.

– Ну, и кого же на сей раз ограбили? – равнодушно спросила она.

Поль раскрыл газету:

– Ограбили? Хм, тут дело посерьезнее… Слушай, я тебе прочту.

Он откашлялся и начал:

– Загадочное преступление в Сен-Жерменском лесу. Полиция обнаружила повешенного мужчину. Личность погибшего установлена – в бумажнике найдены документы на имя Рене Бодри. Полагают…

Толстяк осекся. Жена его подскочила, словно подброшенная пружиной. Лицо ее смертельно побледнело, глаза округлились.

– Что? – с трудом выдавила она.

Поль оторопело посмотрел на жену.

– Не надо так волноваться, милая Жожо, – начал он, но женщина резким движением выхватила у него газету.

Она углубилась в чтение, машинально повторяя:

– Рене Бодри… Рене Бодри… Не может быть! Не может…

У нее вырвалось рыдание. Сомнений не оставалось – найденный в лесу покойник действительно оказался господином Рене Бодри.

Поль ничего не понимал.

– Что с тобой, дорогая? Умоляю, не надо так нервничать! Жожо! Жожо, милая! О, Господи… На помощь, кто-нибудь! Воды!

Тело Жоржетты Симоно обмякло, глаза закатились, и она потеряла сознание.

Глава 3

ТРУП В СЕН-ЖЕРМЕН

В ночь с пятницы на субботу, когда Жоржетта Симоно еще только раздумывала, идти ли ей на свидание со своим новым поклонником, двое мужчин двигались со стороны Мезон-Лафит к Сен-Жерменскому лесу. Они шли быстрым шагом, посасывая сигары, и время от времени перекидывались отрывистыми фразами. Похоже было, что они не в восторге друг от друга.

– Может, все-таки возьмем машину? – спросил один.

– Не стоит, – бросил его спутник.

– Но почему? Ведь путь не близкий!

– Послушайте, я прекрасно знаю эту дорогу. Быстрее дойти пешком.

– Ну что ж…

Они свернули направо, на маленькую тропинку. Вышедшая из-за туч луна осветила их. Один был одет в клетчатый костюм, овальная шапочка натянута на уши. На втором же был изысканный жакет, мало подходящий для прохладного времени года, – стоял конец октября. Брюки его были заправлены в высокие сапоги, рука сжимала хлыст. Он шел тяжелой, валкой походкой человека, привыкшего к верховой езде.

– Ну что ж, – продолжал человек в клетчатом костюме, – раз вы хорошо знаете дорогу и в конце нас ждет стаканчик вина – тогда в путь.

При словах «стаканчик вина» его собеседник чуть заметно улыбнулся. Он привык к более благородным напиткам.

Было около десяти вечера. По субботам в это время в Сен-Жерменском лесу не бывает ни души. Лишь изредка со стороны дороги слышался шум проезжающего автомобиля и виднелся отблеск фар. И снова воцарялась тишина, лишь ветер шевелил кроны деревьев, и палая листва шуршала под ногами путников.

Несколько минут мужчины шли молча. Наконец обладатель элегантного жакета щелкнул хлыстом по сапогу и спросил:

– Так что же, вы так и не хотите проявить благоразумие?

Его спутник пожал плечами:

– Благоразумие… Я как раз его и проявляю. По-моему, именно этим вы и хотите воспользоваться, мой дорогой.

– Но, право, ваши запросы слишком велики!

– Я придерживаюсь другого взгляда.

Мужчины помолчали. Потом первый вновь заговорил:

– Итак, вы просите тридцать тысяч франков. Это крупная сумма!

– Совершенно с вами согласен, – ответил второй. – Сумма немалая.

– А ваша лошадь ее не стоит!

– Ну, это как посмотреть…

– Да ведь она никогда толком не бегала!

«Клетчатый костюм» расхохотался:

– Так значит, если бы она бегала, вы бы ее купили, не так ли?

Этот невинный вопрос заставил мужчину вздрогнуть:

– Что такое? Вы говорите какими-то возмутительными намеками!

Хлыст снова щелкнул по голенищу.

– Ну, хорошо, – сбавил тон его обладатель. – Может, вас устроят двадцать тысяч?

– Ну, нет, дружище. Я сказал – тридцать кусков. Это мое последнее слово.

– Двадцать пять!

«Клетчатый костюм» хмыкнул:

– Вы торгуетесь, как на базаре. Поверьте, это пустая трата времени. Тридцать тысяч франков и ни одним су меньше. Вы ведь знаете мою лошадку. Ровная рысь, прекрасный аллюр… Усталости не знает, и препятствие ей нипочем!

Он помолчал и добавил:

– А упряжь? Упряжь ведь тоже стоит денег!

Последние слова прозвучали с непонятной иронией. «Жакет» дернул плечом.

– Не валяйте дурака, – буркнул он. – Упряжь тут ни при чем.

Однако голос его звучал неуверенно. Он подумал и проговорил:

– Послушайте, двадцать восемь тысяч! Неужели этого мало?

– Тридцать, – спокойно ответил «клетчатый». – И не будем спорить.

Он принялся насвистывать какой-то мотивчик, давая понять, что разговор закончен. Потом повернулся к собеседнику и ухмыльнулся:

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru