Пользовательский поиск

Книга Женщина в черном. Содержание - Глава 12 СНОВА ВЕРА МУРАТОВА

Кол-во голосов: 0

Когда открыла глаза, то обнаружила, что нахожусь, как и мечтала, в дядиной гостиной в моем любимом тяжелом кресле. Только имел место пикантный нюанс: мои руки были заведены назад и там надежно прикручены к спинке. Изо рта по-прежнему торчала омерзительная на вкус тряпка. Голливуд, мать их так!

Напротив меня сидел Саша и с интересом наблюдал за тем, как я начинаю осмысливать происшедшее. Когда понял, наверное, что я уже достаточно адекватна, то шевельнул пальцем, и давешний детина вынул тряпку у меня изо рта. Вопрос, который я задала, к сожалению, не был оригинален:

– Что все это значит? Вы с ума сошли?

Саша, по-видимому, отвечать не собирался. Зато из-за моей спины вышел еще один тип. Вот когда стало по-настоящему страшно! На второй стул передо мной сел… тот, кто проткнул ножом колесо «Волги». Мафиози… Это, похоже, уже галлюцинации. И Саша явно не Саша, и, вообще, пора сдаваться психиатрам. Павел был прав – доигралась…

– Друзья встречаются вновь, – ухмыльнулся тип. – Знакомиться не будем, нет времени. Мы уже общались, а остальное – детали. Приступим. Вы рассказываете нам о местонахождении Уварова и его сыночка, после чего расходимся без взаимных претензий. В противном случае придется применять другие аргументы.

– Пытать будете? – с любопытством спросила я.

– Нет, Вера Ивановна. Вас мы пока пытать не собираемся. А вот с дядюшкой вашим поговорим. По-мужски, так сказать.

– Вот ведь идиоты, – все еще беззлобно удивилась я. – Я почти ничего не знаю, а дядя – вообще ничего. Что вы у него выпытаете?

– Не у него, Вера Ивановна, а у вас. Мы будем пытать его, чтобы заговорили вы. Разницу почувствовали?

Ну, хватит, решила, что пора приходить в себя. Шутки кончились, да и никакие это не шутки. Мои… э… э… собеседники мало походили на юмористов. Паша оказался пророком: я, наконец, влезла в такое дело, которое может стоить головы. Да и не только мне.

Глава 12

СНОВА ВЕРА МУРАТОВА

Все-таки старая гвардия неподражаема. Когда эти подонки втащили в комнату дядю Вику и начали привязывать к стулу, у старика вид был, прямо скажу, необыкновенный. Он вроде бы как-то помолодел. Можно было подумать, что его все это откровенно забавляет. А у меня внутри все дрожало противной мелкой дрожью, и выплеснуться страху наружу не позволяло только одно – злость. На этих бандитов, на Сашу Чернова, а главное, на себя.

Удивляло еще и отсутствие бабы Кати и Петеньки. Когда, а главное, куда они успели спрятаться? В общем, вопросов накопилось не меньше, чем у «оппонентов». А отвечать придется… кому?

– Прежде чем начать развлекаться, молодые люди, – заявил вдруг дядя Викентий, – хочу предупредить. Меня в свою время допрашивали на Лубянке методами, далекими от гуманности. Ответить, как и сейчас, было нечего. Тогда не знал, в чем должен сознаваться, и сейчас не представляю. Тогда промолчал и сейчас, по-видимому, придется делать то же самое…

Детина лениво развернулся и ударил дядю по лицу. Явно вполсилы, для разминки. Тот дернулся, но, не обращая внимания на разбитую в кровь губу, продолжил:

– Только имейте в виду, что дело было сорок с лишним лет тому назад. Сейчас у меня может примитивно не выдержать сердце, и у вас на руках останется труп с явными следами физического насилия. Вы уже продумали, как избавиться от бренных останков?

Саша передернулся, но смолчал. Тип из «БМВ» был менее сдержанным, что тут же и продемонстрировал:

– Издеваешься, старый хрыч?

– Отнюдь, мой юный друг. Просто интересуюсь. Согласитесь, небезразлично знать, где и как обретешь вечный покой.

– Спалим вместе с хатой – всего и делов, – буркнул детина.

Дядя удовлетворенно кивнул:

– Значит, огненное погребение. Прекрасно. Верочка, тебе не придется тратиться на мои похороны, молодые люди все берут на себя.

– Вместе с Верочкой и упокоишься, – снова сорвался бээмвэшник.

– Ох, как резко, как недальновидно! Меня, допустим, никто не хватится. Но Веру-то будут искать. В том числе ее близкий друг. А он, если мне не изменяет память, следователь.

– Память тебе не изменяет, – включилась я в разговор, поскольку догадывалась, что дядя просто тянет время. Неизвестно, правда, зачем, но почему бы не поддержать игру. – Все как раз продумано. Вот Саша, то есть Александр Александрович, он как раз заместитель Павла. И все ему расскажет, то есть доложит. Так, мол, и так, убили мы Веру с ее дядей, а дачу подожгли, чтобы следы замести. Или расскажет, что нас кокнули неизвестные бандиты, и пару месяцев сам будет активно их искать. И найдет, не сомневаюсь. Вот, кстати, этих самых двух дурачков найдет и застрелит «при попытке к бегству». – Тут я, естественно, имела в виду моего бээмвэшного приятеля и верзилу. – Заодно раскроет и дело о налете на офис. На погон – звезду, в приказе – благодарность. Очень разумно.

– Заткнитесь оба, – подал голос Сан Саныч, спокойный, надо сказать, голос подал друг Саша, ничего его пока не волновало, видать. – Убивать вас никто не собирается. Можно сделать гораздо проще: посадить за пособничество преступнику, то есть за соучастие и сокрытие улик. Вот тогда Пал Палычу действительно придется побеспокоиться, как вас из тюрьмы вытаскивать. Так что давайте по-хорошему…

– Верочка, – спросил дядя Вика, – ты уверена, что Павел работает в прокуратуре? Почерк его помощника до боли напоминает Лубянку. Там безумно любили договариваться по-хорошему.

– Если выживу, Сан Саныч нигде не будет работать. Или, точнее, будет в зоне, – нагло посулила я, – не пойму только, чего вы все трое от нас хотите? А вас, любезный, надо было еще утром в милицию отвезти. Никаких проблем бы не было.

Саша пропустил все мимо ушей.

– Где Иннокентий Уваров? Это ведь вы, Вера… Ивановна, подобрали его на улице, раненного?

– А это вы в него стреляли?

– В него стреляла милиция! А вы помешали ей схватить преступника.

– Похоже, все правильно. В милиции стреляют неважно, промахнулись. А ваш друг из «БМВ» уложил на месте охранника и смертельно ранил еще одного человека…

Сказала наобум, попала, кажется, в десятку. Бээмвэшник зарычал: «Заткнись, сука!» – и, кажется, выбил мне зуб. Выбил бы и еще парочку, но Саша схватил его за руку. Не из человеколюбия, разумеется. Из профессиональных соображений. Но, кажется, я добилась своего: у них загоралась свара. Старалась не пропустить ни слова, хотя и очень звенело в голове.

– Ты совсем спятил! Еще раз так сделаешь – пристрелю, ты и так в этом деле завяз по самые уши. И на твоих высоких покровителей мне плевать – другие найдутся, – орал Саша.

– А ты не тяни кота за хвост, – орал в ответ бээмвэшник. – Нам ведь нужен этот придурок и его щенок. А ты рассуждаешь, кто в кого стрелял…

– Не твое дело! Завалил уже все, что мог, да еще как последний идиот вляпался в аварийную ситуацию. Не мог раз в жизни соблюсти правила дорожного движения?

– А ты не мог сразу договориться с врачом о «предсмертных показаниях» пациента? Пришлось ехать подчищать. И платить, между прочим, двойную цену. Думал, что шеф тебя проверять не будет? Фигу! Сейчас никому верить нельзя, даже самому себе.

– Если бы ты мне сказал, что должно лежать в сейфе, задача бы упростилась. Не могу же я искать неизвестно что.

– Тебе деньги платят не за то, чтобы ты искал, а за то, чтобы не нашел. То есть нашел того, кого нужно. Остальное – мои проблемы.

– Ах так! Тогда решай свои проблемы сам.

– Ты тоже в этом деле уже по уши, даже выше. Лучше выйти из него с деньгами. Пусть в дерьме, но богатым. Подумай, Сан Саныч.

Сан Саныч подумал. И снова обратился ко мне:

– Мы отвлеклись. Где вы прячете Уварова?

– Нигде не прячу. – Не нужно было даже изображать искренность, я действительно не знала, куда его дел Павел.

– А его сына?

– Какого сына?

– Сына Иннокентия Уварова!

– А что, он тоже у вас что-нибудь украл? Или вы и в него неудачно стреляли?

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru