Пользовательский поиск

Книга Император деревни Гадюкино. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

«Никогда Мишу не увижу! Билет туда-сюда дорогой, еще дорога до аэропорта, и с пустыми руками неприлично к племянникам заявиться. Нищета проклятая замучила».

Порыдала и ушла, а Факир небось из спальни мои стоны услышал.

Через месяц к Олесе заглянул Леня, положил на стол пухлый конверт и сказал:

– Езжай, соседка, в Магадан.

Капустина заглянула внутрь и испугалась.

– Ой! Не возьму.

– Бери, бери, – настаивал Факир, – я хорошо знаю, каково живется в разлуке с близкими.

– Вернуть не скоро смогу, – почти сдалась Олеся.

– Это подарок! – коротко рубанул Леня.

– Нет! Не надо, – занервничала Капустина.

Факир сел около стола.

– Ладно, расскажу, но ты не трепись, хорошо? Я играю в казино, выработал систему, часто куш срываю. У меня примета есть: выиграл большую сумму – отдай часть другому, иначе удача покинет. Если ты не возьмешь, я их Петьке-алкоголику отвалю, авось до смерти налижется, людей пугать перестанет. Короче, бери и отправляйся к родственнику, но никому не рассказывай, где деньги взяла, мне такая слава не нужна.

Олеся прикусила язык и улетела к брату.

– Хороший человек Факир, – подхватила я, – наверное, вы потом подружились?

Капустина начала накручивать на палец длинную прядь.

– Я вернулась и пошла к Наде, привезла им сувениров, отдала и спрашиваю:

«А Леня где? Хочу ему спасибо сказать».

Рязанцева помолчала и ответила:

– Леся, он от меня ушел.

– Куда? Почему? Что случилось? – Олеся забросала соседку вопросами, но ни на один не получила исчерпывающего ответа.

– Генка сразу противным казался, – с сожалением сказала Олеся, – даже по карточке видно, что хмырь. А Леня, его фотка рядом стоит, – интеллигентный, не похож на скота.

Ловким движением соседка схватила обе рамки и сунула мне под нос. В правой руке у нее был снимок тощего мужчины с длинной шеей и выпученными глазами, Геннадию следовало бы сходить к эндокринологу и проверить щитовидную железу. А вот в левой Олеся сжимала карточку с изображением Константина Львовича Пронькина.

В первую секунду я обомлела, бесцеремонно схватила фото и поняла: нет, это не муж Нины, просто очень похожий на него человек. Я, как все музыканты, обладаю острой зрительной памятью и мгновенно вспомнила снимок в медальоне, который продемонстрировала мне вдова. Константин Львович имел обширные залысины, а Леонид Факир мог похвастаться довольно длинными, правда, негустыми темно-русыми волосами. Уши у Пронькина слегка оттопыривались и имели большие мясистые мочки, у Леонида же они были небольшими, аккуратными. У Кости лицо квадратное, у Лени оно слегка сужалось к подбородку. Но все эти мелкие различия были заметны не сразу.

Очевидно, я не сумела скрыть своих эмоций, потому что Олеся спросила:

– Ты знаешь Леню?

– Нет, – пробормотала я, – просто лицо... такое... приятное.

– Факир нравился женщинам, – кивнула Олеся, – я, грешным делом, уразуметь не могла, ну что он в Надьке нашел! Тебе домик по душе?

– Симпатичный, – сказала я, – интересно, сколько за него запросят?

Олеся пошла к выходу.

– Понятия не имею.

– А кто наследники? – бубнила я ей в спину.

– Ни разу здесь Ленину родню не видела, а у Надьки никого нет, – пояснила Капустина, – оставь мне свой номер телефона, я звякну, если кто права предъявит.

Я рассыпалась в благодарностях:

– Огромное спасибо, вы так любезны!

Капустина вывела «покупательницу» на улицу.

– Я о себе забочусь. Зеленый дом справа мой, коричневый слева – Маргоши. Живем спокойно, не ругаемся, кошек друг у друга не травим, всегда на помощь придем, тишина здесь у нас и покой. Не дай бог пьяница поселится вместо Надьки или молодежь обоснуется, тогда прощай мирная жизнь. А ты вроде с головой дружишь. Я заинтересована в хорошей соседке.

Глава 11

Выйдя из дома Нади, я пошла вверх по улице, добралась до торговой площади, купила себе мороженое, села на скамеечку и позвонила Вовке.

– Костин, – холодно сказал майор.

– Привет, как дела?

– Ничего нового, – по-прежнему отстраненно сообщил приятель, – очередной пожар в дурдоме. Утром получил клизму со стеклом от начальства, Катюшка сидит около столетней бабки, которой пол-организма удалили, чтобы она еще месяц прожила, Кирилл заработал фингалы под оба глаза, Лизавета объелась мороженым и потеряла голос, Сергей машину из сервиса не получил, Юля пытается уладить скандал с клиентом. Собаки тоже отличились: Ада с поносом, Капа разодрала подушку, у Фени на глазу ячмень выскочил, Рамику дверью прищемило хвост, Муля вырыла в саду все пионы.

– Ничего страшного, – попыталась я успокоить Вовку, – просто ты редко включаешься в семейные дела и поэтому сейчас впал в уныние. Все прекрасно, лучше, чем обычно.

– Да? – с сарказмом спросил Костин. – А как бывает обычно?

– Катя всегда выхаживает тяжелых больных, сейчас она хоть в Москве, а могла улететь на месяц в провинцию. Кирюшка постоянно выясняет отношения в честном бою; сломанный нос, выбитый зуб, почти оторванное ухо – вот лишь небольшой перечень его травм за год, бланш на этом фоне можно не заметить. Три месяца назад Лиза слопала за час две килограммовые банки ванильного пломбира и заработала бронхит со страшной аллергией. При виде тачки Сереги мастера, как правило, от ужаса убегают прочь, хорошо, что рыдван согласились взять в мастерскую, рано или поздно его отдадут: труп автопрома, пусть даже и немецкого, никому, кроме его хозяина, не нужен. Трения с клиентом Юля решит, весной она перепутала текст в рекламных роликах, и радио целые сутки твердило: «Покупайте жеребцов-кролиководов с фермы «Конезавод» вместо: «По сравнению с рысаками «Конезавода» остальные скакуны кажутся кроликами с фермы». И то скандал уладился! Не расстраивайся, главное, когда в семье случается очередная неприятность, спокойно сказать себе: «Могло быть намного хуже, эту беду мы переживем».

Но настроение Костина не улучшилось.

– Чтобы не захлебнуться в море твоего безудержного оптимизма, расскажу то, чего Лампудель и предположить не могла! Вчера вечером я выпихнул псов на прогулку и вспомнил, что у меня закончились сигареты, пристегнул на поводок Рейчел и вместе с ней пробежался до станции. Хотел там курево купить, а заодно растрясти жир на боках стаффихи, она на кабана стала похожа. Нет, ты не поверишь, что случилось...

– Разреши мне поиграть в экстрасенса и попытаться продолжить твой рассказ? – попросила я, стараясь не расхохотаться. Я словно сама видела эту картину. Рейчуха потянула Костина к палатке, где торгуют шаурмой. Володя не стал оттаскивать собаку, потому что около вагончика с вкусно пахнущей курятиной находится ларек с газетами, книгами и тем, что Минздрав не рекомендует употреблять. Майор приобрел курево и увидел новый журнал, посвященный автомобилям. Костин оплатил покупку, достал сигарету, пока чиркнул зажигалкой... Рейчел же смирно сидела возле тонара с едой и внимательно смотрела на очередь жаждущих съесть курицу третьей свежести вкупе с плохо помытыми овощами и слегка заплесневелым лавашем. И в конце концов хитрая зверюга дождалась своего часа.

Когда к окошку подошла тетка лет пятидесяти, стаффиха подползла почти к ногам гурманки, и в тот самый момент, когда баба, получив свою порцию лакомства, отступила на шаг от вагончика, собака разинула пасть и оглушительно сказала:

– Га-а-ав! – а потом, улыбаясь во весь свой очаровательно клыкастый ротик, с нежностью посмотрела на покупательницу.

«Сыр выпал, с ним была плутовка такова».

– Сыром там и не пахло, – буркнул Костин.

– Ох, извини, я не к месту процитировала басню Крылова. Действительно, сыр здесь ни при чем. Покупательница от неожиданности уронила шаурму, а Рейчуха сожрала ее за секунду. То есть курятину, а не бабу, человека наша стаффиха никогда не тронет, она сырым мясом брезгует.

– Так Рейч не первый раз такое проделывает! – взвыл Вовка. – Почему же меня никто не предупредил?

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru