Пользовательский поиск

Книга Горячая любовь снеговика. Содержание - Глава 19

Кол-во голосов: 0

– Ты его спустил вниз к машине, это считается за заказ, – ответила я. – Снос – вынос. Усек?

– Ага, ладно, – согласился Саша.

Я схватилась за ручку подъезда.

– Эй! – заорали за спиной.

Я уронила похоронный аксессуар.

– Ты еще не уехал?

– Нет.

– Почему?

– Мне снос венка вниз фирма не оплачивала, только за торт рассчиталась. С тебя причитается!

Я схватила еловое чудовище и опрометью кинулась домой, сейчас запру все замки, задвину щеколду, пододвину к двери шкаф… в общем, забаррикадируюсь по полной программе. Надеюсь, Саша не станет ломиться в квартиру. Но больше всего я надеюсь на то, что мои друзья никогда более не прибегнут к помощи Интернета. Еще одного визита курьера мои нервы не выдержат.

Увидев хозяйку, котопес обиженно фыркнул.

– Извини, дорогой, – сказала я, – сейчас тебя покормлю. Кстати, я сама невероятно проголодалась. Ну-ка, что там лежит в коробке от доктора Хронова?

Сгорая от любопытства, я открыла крышку, увидела штук двадцать круглых баночек с крышками из фольги, выставила их на разделочный столик, обнаружила, что вся еда пронумерована, и вынула листок, лежавший на самом дне ящика. Это оказалось своеобразное меню, список блюд, которые мне предстояло слопать за три дня. Я начала изучать инструкцию. «№ 1 – пюре из органической картошки и лосося с добавлением морских водорослей». Если вы ничего не ели весь день, то даже ламинария может вам показаться вкусной, а картошка с рыбой это и вовсе деликатес.

Жалея, что порция очень маленькая, я содрала крышечку и замерла. Внутри лежало нечто малоаппетитное, похожее на комкастую манную кашу, но только не белого, а болотно-зеленого цвета. До носа долетел резкий запах рыбы, я поморщилась, осторожно зачерпнула малую толику пюре, попробовала его, тут же выплюнула и решила не расстраиваться. Странный цвет пищи обусловлен морской травой, ну а амбрэ… Чем еще должен пахнуть лосось, если не рыбой? Странно ожидать аромата сладких булочек.

Ладно, вскрою № 2 «Дикий рис с индейкой и добавлением пульпы авокадо». Крышечка снялась очень легко, внутри оказалось все то же пюре, зеленое, воняющее селедкой. Я схватила банку № 3 «Говядина с капустой брокколи и ламинарией», потом в азарте открыла № 4, 5, 6, 7… Стоит ли в подробностях описывать содержимое? Оно было везде одинаковым. И абсолютно несъедобным.

Сначала я расстроилась, потом стала себя уговаривать: «Вилка, это правильная, здоровая пища, никто не обещал тебе, что она будет замечательной на вкус. Главное – эта еда способствует долголетию, а ради того, чтобы прожить побольше, можно пойти на ограничения. И потом, на столе стоит еще несколько нераспечатанных упаковок, Вдруг в них-то и находятся лакомства?»

Моей ноги коснулось нечто мягкое, я опустила глаза и увидела Лео, который сидел около своей пустой миски. На лице котопса явно читалось недоумение.

– Милый, прости! – опомнилась я, хватая собачьи консервы. – Один момент, вот твой ужин.

Не глядя, я вытряхнула содержимое банки в никелированную миску, взяла следующую упаковку от доктора Хронова, удалила фольгу, швырнула ее в помойку и невольно облизнулась. На сей раз содержимое упаковки и выглядело, и пахло чудесно. И что же в ней такое – нежно-розовое, покрытое полупрозрачным желе? Я глянула на оставшиеся баночки. Их всего две, четырнадцатая и пятнадцатая. Значит, перед моим носом тринадцатая. «Слива ткемали с обезжиренным молоком и свекольной ботвой». Однако доктор Хронов большой мастер искажать внешний вид знакомой с детства еды! Отчего слива у него стала розовой? Впрочем, после зеленой говядины удивляться нечему. Я попробовала крошечку и пришла в восторг. Паштет! Похоже, из курицы. Совсем не пахнет ни морем, ни тиной. Очень вкусно! Восторг! Ну почему порция такая микроскопическая? Неужели Хронов полагает, что я могу насытиться несколькими чайными ложками?

Может, банки под номерами четырнадцать и пятнадцать тоже содержат нечто вкусное? Я принялась сдергивать металлизированную бумагу. Но нет, под крышками опять оказалось гадкое зеленое пюре. Выходит, лишь одна коробочка из доставленных имела приятное во всех отношениях содержимое.

– О-о-о… – застонал Лео… – и-и-и.

Поскольку апатичный котопес ранее никогда не издавал подобных звуков, я насторожилась и присела около него.

– Что случилось, милый?

– И-и-и! – выводил Лео с самым обиженным видом.

Мне стало тревожно.

– Ты заболел?

– О-о-о! – не замолкал котопес.

И тут до моего носа добрался явственный запах селедки. Я посмотрела по сторонам, увидела миску Лео, а в ней… пюре зеленого цвета. Котопес понял, что я разглядываю посуду, и завыл еще громче.

– И-и-и!

Я уставилась на мисочку, потом на всякий случай понюхала её, посмотрела на вскрытые, полные зеленой массы упаковки из центра доктора Хронова, и схватила единственную пустую емкость из-под невероятно вкусного паштета. И прочитала: «Сотэ из куриной грудки. Лакомство для собак мелких пород. Сделано из экологически чистого сырья, без искусственных добавок, красителей и ароматизаторов. Не вызывает аллергии, способствует росту шерсти, укрепляет кости и когти, улучшает зрение. Рекомендовано с первого месяца жизни».

Я вернула пустую тару на стол, открыла шкафчик, достала оттуда новую порцию собачьей еды, тщательно вымыла миску, выложила туда вкусный паштет, поставила перед Лео и сказала.

– Извини, я случайно перепутала банки. Знаешь, твой корм намного вкуснее того, что распространяет доктор Хронов. Может, мне перейти на консервы для болонок? Судя по информации на этикетке, для вас производят более качественную еду, чем для людей.

Глава 19

Утро началось со звонка Веры Калининой.

– Вилка, – заныла она, – я ужасно себя чувствую, умираю.

– Вызови врача, – зевнула я.

Вам кажется странной моя реакция? Мне следовало занервничать, запаниковать, самой вызвать для подруги «Скорую»? Но я слишком хорошо знаю Калинину: два, три раза в неделю она непременно сообщает о приближении своей скорой смерти, причем делает это, как правило, в час или два ночи. Сегодняшний день исключение – Вера звякнула в восемь утра.

– Мне худо морально, – прорыдала Верка, – душа в муках загибается.

– Тогда тебе дорога к священнику, – борясь со сном, посоветовала я, – сходи к батюшке.

– Вилка! – заорала Вера. – Ты обязана мне помочь!

Я резко села. Лео, мирно дремавший у меня на голове, свалился в подушку, но не пожелал открыть глаз. Я от души позавидовала котопсу – у него нет в знакомых сумасшедшей Калининой.

– Почему ты молчишь? – занервничала Вера.

– Халат надеваю, – буркнула я, – теперь иду на кухню.

– Ты спала? – возмутилась Верка.

– Да как-то привыкла, знаешь ли, по ночам лежать в кровати!

– А я глаз не смыкаю, – захныкала Калинина.

– Не ужинай плотно, – не удержалась я.

– Ты жестокая! – захлюпала носом Вера. – Я думала, ты поможешь мне с передачей. Хочу Жене продукты отнести.

Я села за стол и продолжила пустой разговор:

– Ты же его бросила.

– Нет! – возмутилась Вера. – Я люблю Женечку! Мы уже давно вместе.

– Насколько помню, ты называла его алкоголиком.

– Сгоряча, – заплакала Вера. – Женюра в тюрьме, и мое сердце рвется на части. Он лучший! Самый хороший!

– Пьяница, – безжалостно напомнила я.

– Бедняжечка, – всхлипывала Калинина, – мучается в камере. Его надолго посадят, а?

– Меру наказания определяет суд. – В моем голосе появились интонации следователя.

– Спроси у Олега!

– Куприн тоже не в курсе, сколько лет дадут Растову за убийство, – после небольшого колебания сообщила я.

– Буду ждать его до скончания века, – торжественно объявила Веерка. – Как жена декабриста! Никогда не брошу.

Я испытала сильнейшее желание сказать глупой курице правду: Женя не виноват, его подставили, но вовремя прикусила язык. Пусть настоящий преступник пребывает в уверенности, что сумел всех вокруг обмануть. Он должен пока жить спокойно, не зная о том, что его упорно ищут.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru