Пользовательский поиск

Книга Горячая любовь снеговика. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

– Минуточку, только ещё один короткий разговор, – попросила я, набирая номер Плотникова.

– Говорите, – буркнул Рома.

– Что ты отвечаешь людям, которые ищут Олега? – забыв поздороваться, спросила я.

– Своим вру про встречу с информатором, чужим просто отвечаю: его нет.

– Слушай внимательно: кто бы ни интересовался Растовым, ничего не рассказывай, никаких сведений о храпе на пленке и про то, что с него снято подозрение в убийстве.

– За дурака меня считаешь? – обиделся Плотников. – Мы же обо всем договорились. Евгений парится в камере, он подозреваемый, улик полно, настоящий убийца должен успокоиться.

– Могут спросить, как ему передать продукты.

– И чего? Объясню, дам адрес СИЗО.

– Молодец, – похвалила я Рому. – И активизируй поиски по Олегу Тараканову.

– Если мне не станут мешать глупыми нотациями, дело пойдет быстро, – обиженно протянул Плотников.

– Ну, не дуйся.

– Злиться можно только на любимого человека, – схамил Рома.

Я сунула мобильный в сумку и подошла к столу. А возле него незаметно для меня появился еще один человек – высокий кряжистый блондин с крупным носом и пухлым, как у ребенка, ртом.

– Профессор Богданов, – церемонно представил незнакомца Толя, – он автор многих статей и монографий по…

– Лучше зовите меня Игорем, – перебил Толика блондин. – И перечисление научных трудов зряшное занятие. Насколько я понял, вас интересует местность, изображенная на рисунке?

– Вы ее узнали? – обрадовалась я.

– Да, – кивнул Игорь. – Деревня Пауково, это в уральских горах.

– Где? – подскочила я.

– Между Европой и Азией, – улыбнулся Игорь.

– Но как вы догадались?

– Раньше довольно часто там бывал, – объяснил блондин, – писал книгу о монгутах, но теперь туда не езжу.

– Страна Монгото! – подскочила я. – Значит, она существует? А Толик уверял меня в обратном.

– Такого государства нет, – тут же заявил Анатолий.

– Монгуты – маленькая, почти вымершая народность, – стал рассказывать Игорь, – их насчитывалось меньше ста человек. Ранее они были сильны и могущественны, обитали в долине реки Нил. Но потом часть монгутов, сумевших сохранить самобытность, очутилась в Средней Азии, там они основали поселение и жили по своим законам. При царской власти монгутов не трогали, они вели спокойную жизнь, женились исключительно в своем кругу, наверное, поэтому к тридцатым годам двадцатого века почти полностью выродились – слишком много близкородственных браков. У монгутов до сих пор существует традиция: если в семье умирает мать, женой отца становится старшая дочь.

– Да уж… – поморщилась я. – А если она замужем?

– Тогда средняя, – пояснил Игорь. – Или младшая, или племянница, неважно.

– И как они очутились в уральских горах? – спросил Витя.

– Сталин переселил, – объяснил профессор. – В одну ночь всех в вагон покидали, разрешили взять с собой только один чемодан вещей на семью и отправили.

– Жуть, – поежился Витя. – А как же права человека?

Анатолий кашлянул.

– Видите ли, Витя…

– Сталин подобной ерундой не заморачивался, – перебил коллегу Игорь. – Но монгуты выжили. Думаю, если бы они слегка поступились своими принципами, разрешили младшему поколению искать себе пару среди местного населения, популяция бы выросла. Но предводитель монгутов приказывает общине жить по законам предков, и народ продолжает вымирать. Их дети не ходят в школу, к больным не зовут врача, радио, телевидение, газеты – все мимо.

– И компьютеров нет? – воскликнул Георгий.

– Автомобилей тоже, – хмыкнул Игорь.

– А как они ездят? – заинтересовался Витя.

– На лошадях.

– В Москву? – поразился Георгий.

– Монгуты не покидают свою деревню, – вздохнул Игорь, – для них за лесом земли нет. Ведут почти натуральное хозяйство, лечатся у своего травника. Кстати, у него замечательная квалификация, он даже операцию сделать может.

– Без наркоза? – испугалась я.

– Почему? Дает выпить дурманящий отвар, – объяснил Игорь.

– А вы откуда об этом знаете? – не успокаивался Георгий.

– Уже объяснил: я писал книгу, жил в деревне Пауково. Но это случилось не вчера, я про монгутов лет десять ничего не слышал, потерял интерес к теме.

– Вас пустили в общину? – изумилась я.

Игорь кивнул.

– Да, но пришлось приложить немало усилий, я не сразу стал там желанным гостем.

– И как люди соглашаются жить в каменном веке… – покачал головой Витя.

– Они не знают другой действительности, – ответил Анатолий, – поэтому, думаю, монгуты счастливы.

– Я бы оттуда удрал! – запальчиво воскликнул Витя.

– За всю историю монгутов у них случился лишь один побег, – сказал Игорь, – лет тридцать назад. Эта история в деревне под запретом, даже упоминать вслух о ней нельзя.

– Но вы ее знаете? – подпрыгнула я.

Игорь кивнул:

– Да.

– Можете рассказать? Это очень важно! – попросила я.

Глава 14

Монгуты заинтересовали Игоря еще в аспирантские времена. Богданов прибился к кафедре, заведующий которой собирался издавать книгу о фольклоре. Своему аспиранту тот поручил черновую работу по сбору материала. Но Игорю очень нравилось путешествовать по Уралу, беседовать с местными жителями. К пареньку, несмотря на его молодость, и мужики, и бабы относились приветливо, даже с некоторым почтением, его охотно оставляли на ночлег, от души угощали разносолами, пускали в баню. Когда Игорю нужно было добраться до какой-нибудь деревни, он выходил на тракт и поднимал руку, и проезжающие машины подбирали его.

Один раз его подвез на «козле» зоотехник, спешивший в райцентр. Погода в тот день выдалась ужасная – с неба, не переставая, лил дождь, колея превратилась в кашу, мужик, вцепившись в руль, матерился сквозь зубы. Игорь дремал, изредка открывая глаза. Как-то в момент пробуждения аспирант увидел на обочине человека, который, сгорбившись, брел под ливнем.

– Может, подхватим? – спросил Игорь у шофера. – Вон сверху как хлещет!

Зоотехник притормозил, москвич распахнул дверь и крикнул:

– Садитесь. Вам куда? Мы в Слепнево.

Путник замер.

– Идите к нам скорей, – продолжал аспирант, – залезайте в машину.

Человек даже не пошевелился. Он низко опустил голову, засунул руки в карманы, нахохлился и стал похож на гигантскую птицу.

– Эй! – заорал Игорь. – Дождь усиливается! Вы нас боитесь, что ли?

Зоотехник нажал на газ, Игорь чуть не упал, и возмутился:

– Мы бросили человека на дороге в такую ужасную погоду! Может, парень глухонемой! Он меня не понял!

– Нет, – помотал головой водитель, – это монгут, они никогда к чужим не приблизятся.

– Кто? – удивился Игорь.

– Монгут, – повторил шофер, – они живут неподалеку, в деревне Пауково. Там нечто вроде секты у них, с чужими стараются не общаться, детей в нашу школу не пускают, районное начальство к ним соваться боится. Пару лет назад из гороно к ним комиссия прикатила, хотели их к ответу призвать, почему малыши у них дома учатся. Так проверяющих не то что на порог – дальше околицы не пустили. Монгуты пригрозили:

– Если войдете в деревню, мы все в церкви спрячемся и подожжем храм.

Теперь к ним не вяжутся. Живут по своим законам, как тысячу лет назад, иногда их мужики в город ездят, но с чужими не общаются.

Игоря страшно заинтересовали монгуты. Вернувшись в Москву, он порылся в библиотеке, нашел немного сведений об этом народе и загорелся идеей написать книгу. На Земле немало белых пятен, но считается, что Россия отлично изучена, нет на ее территории никаких секретов. И вот вам – монгуты!

Много времени ушло у Игоря, чтобы наладить контакт с жителями деревни Пауково, но в конце концов те стали считать его кем-то вроде очень дальнего родственника. Игорь записывал сказания отшельников, их песни, хорошо изучил обычаи. Лето, осень и весну монгуты трудились не покладая рук, зимой они в основном отдыхали. Ни газет, ни телевидения, ни радио в их домах не было, поэтому по вечерам все собирались в большой общей избе и слушали сказки, которые рассказывали старухи – в основном, истории про драконов и великанов, с которыми монгуты боролись, живя в древности в Африке. Даже Игорь уже знал этот «репертуар» наизусть, но местное население, словно трехлетние дети, каждый раз удивленно ахало, когда бабушка говорила: «И тут небо потемнело, захлопали крылья…»

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru