Пользовательский поиск

Книга Горячая любовь снеговика. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Глава 9

Я хорошо знаю, что качественную вещь ни одна фирма в подарок не преподнесет. Издательство «Элефант», например, выпустило шариковые ручки, кепки и футболки, все с логотипом своей конторы, и раздает их в качестве презентов. Так вот, стержни не пишут, бейсболка под дождем разваливается, а маечка держится до первой стирки – в воде она чудесным образом меняет цвет с темно-вишневого на грязно-малиновый и садится на три размера.

Я поставила коробку на стол и сказала Лео:

– Как думаешь, что там?

Котопес фыркнул.

– Конфеты? – предположила я.

Лео лег на диван.

– Или, может, ежедневник? – продолжала я, аккуратно развязывая ленточки. – Накануне Нового года их не дарит только ленивый.

Под крышкой оказался темно-синий пакет, а внутри него что-то перекатывалось. Содержимое было легким и упругим одновременно.

– Мармелад, – решила я, – нечто вроде жуков из желе. Жуткая гадость! Ба, на дне коробки лежит инструкция! Мне еще до сих пор не попадались конфеты с руководством. Наверное, товар прибыл из Америки или Германии. Знаешь, милый, иностранцы окончательно помешались, подают в суд за малейшую ерунду! Одна девица, входя в кафе, споткнулась о высокий порог, упала и разорвала юбку. Мадемуазель не растерялась, побежала к адвокату и содрала с хозяина ресторации пару миллионов за моральный и физический ущерб. Ясное дело, теперь у них везде инструкции, предупреждения, объявления.

Продолжая молоть языком, я взяла большие ножницы, разрезала бумагу и вытряхнула содержимое в вазочку для конфет. Как я и предполагала, это оказались жуки из мармелада – длинные, толстые. Но не разноцветные, как положено сладостям, а светло-коричневые, что делало их до противности похожими на настоящих.

– Уфф, – сказал Лео.

– Фу, – подхватила я, – какая мерзость! Интересно, много ли найдется людей, способных засунуть себе в рот такое кондитерское изделие? Хотя недавно в одном магазине я видела леденцы с гусеницами внутри. Но…

Язык прилип к небу, я уставилась на вазочку. Мне показалось, или одно тело шевельнулось? А теперь дергается второе, третье… Они живые! Я взвизгнула, схватила Лео и, в два прыжка преодолев коридор, оказалась на лестничной клетке. Больше всего на свете я боюсь насекомых. Хотя можно ли отнести жуков к их семье? Не знаю, мне внушают ужас не только те, кто летает, но и те, кто ползает.

Лео чихнул, закрыл глаза и мирно задремал у меня на руках. Я позавидовала здоровой нервной системе котопса и трезво оценила ситуацию. Убегая, я забыла взять ключи, но слава богу, дверь в мою квартиру не захлопывается. И что прикажете теперь делать? Позвонить никому не могу, мобильный остался на кухне, а я ни за какие пряники не войду в помещение, где находятся отвратительные твари.

В полной растерянности я села на ступеньку. И тут загрохотал лифт. Двери подъемника открылись, оттуда вышел сосед Андрей Звягинцев и, не заметив меня, подошел к своей двери. Потом остановился.

– Господи! – вдруг громко сказал он. – Вот жалость! Не повезло бедняге!

– Андрюша, – тихо попросила я, не вставая с места, – вы не могли бы мне помочь?

Сосед вздохнул, обернулся и спросил:

– Кто тут?

Я выглянула из-за шахты лифта и помахала ему рукой:

– Добрый вечер!

Звягинцев уронил портфель и судорожно заморгал.

– Не узнал? – заулыбалась я. – Виола Тараканова. Как дела?

Андрей взвизгнул и начал звонить в свою дверь, затем он забарабанил в нее руками и ногами, а когда его жена Наташа наконец приоткрыла створку, ввалился в квартиру со скоростью кошки, за которой гонится пчелиный рой. Я лишь изумленно присвистнула, недоумевая, что случилось с воспитанным, интеллигентным, всегда приветливым соседом. Может, он переутомился на работе? Никогда не замечала за Андреем ничего странного!

Раздался скрип, из своей квартиры высунулась Наташка.

– Эй, – шепотом сказала она, – есть тут кто? Отвечай немедленно, а то милицию вызову!

Я вышла из-за лифта.

– Добрый вечер.

Наташа перекрестилась.

– Ты живая?

– Отличный вопрос, – хмыкнула я. – В принципе, да. А что, у тебя есть в этом сомнения?

Соседка стала тыкать пальцем куда-то вбок.

– Там… стоит…

– Кто? – удивилась я.

– Сама посмотри.

Прижимая к себе храпящего Лео, я сделала пару шагов и увидела венок из еловых ветвей, прислоненный к противоположной стороне шахты лифта.

– На ленте написано, что он для тебя, – перешла на напряженный шепот Ната.

– Мне подарок привезли, – попыталась объяснить я, – на Новый год от подруги…

– Похоронный венок? – подпрыгнула Наташа. – Однако у вас, писателей, все так странно… А ты точно живая? Честно? А то Андрюша очень испугался. Он в метро в газете прочитал про твою кончину.

– Не понимаю, о чем идет речь, – удивилась я.

– Секундочку! – воскликнула Ната и шмыгнула назад в квартиру. А через мгновение вернулась с «Желтухой». – Вот, вечерний выпуск.

Я выхватила у нее газету. «Великая Арина Виолова убита нынче ночью своим любовником», – значилось на первой полосе. В горле будто заворочался острый нож. С трудом проглотив его, я впилась глазами в текст. «Наша любимая детективщица Арина Виолова пала жертвой рук маньяка. Смерть настигла обожаемую народом писательницу в канун Нового года, в ее день рождения. Ничто в то утро не предвещало беды. Арина готовилась к празднику, который запланировала устроить для тысячи приглашенных в самом элитном ночном клубе Москвы. Красный „Феррари“ привез именинницу, одетую в ярко-синее платье от Роберта Бовалли, босоножки от Луччи и драгоценности ювелирного дома „Кривалов“, ровно в семь часов, оркестр сыграл туш. Вечеринка завершилась под утро. Арина и ее бойфренд Евгений Растов уехали в новые, только что купленные нашей самой модной писательницей апартаменты. И там случилась трагедия. В припадке ревности Растов убил лучшую детективщицу Европы – задушил ее голыми руками и убежал. Преступник до сих пор не пойман. Мы просим всех, кто что-нибудь знает о происшествии, позвонить в издательство „Элефант“. Похороны Арины Виоловой планируются в космосе, корабль поднимет урну с прахом над землей, действо можно будет наблюдать с Красной площади, билеты на церемонию приобретайте в том же „Элефанте“.

Я икнула, потрясла головой и сказала:

– Тут нет ни слова правды!

– Сейчас канун Нового года, – дрожащим голосом заявила Наташа.

– Верно. Но мой день рождения приходится на лето, я не справляла его в клубе, не звала тысячу гостей и не надевала дорогих нарядов! Только посидела с парой приятелей в небольшом ресторане. Была вечеринка накануне Нового года, и все! Кстати, Женя арестован, и он признался в убийстве.

– Чьем? – впала в еще большее изумление соседка.

– Виолы Таракановой, – не подумав, ляпнула я.

Наташа взвизгнула, присела на корточки и прошептала:

– Так ты мертвая?

Я наклонилась к соседке.

– Живее всех живых. Погибла моя тезка, отсюда и путаница.

– А ты не врешь? – поинтересовалась соседка.

Я прислонилась к лифту и, опустив некоторые подробности, рассказала Звягинцевой, как прошел мой вчерашний день.

Наташа встала.

– Чего на лестнице прячешься? – сердито спросила она. – Андрюшка чуть инфаркт не получил! Сначала статью прочитал, потом венок увидел.

– Жуков боюсь, – произнесла я.

На лице Наташи появилось выражение крайнего удивления.

– Кого?

– У меня на кухне жуки. Можно попросить Андрюшу их выбросить?

Наташины глаза стали круглыми.

– Твой муж рыбак, – затараторила я. – Он же не испугается симпатичных жуков? А? Пожалуйста!

– Дюша, живо сюда, – позвала мужа соседка.

Когда Звягинцев очутился у лифта, Наташа попыталась растолковать ему суть проблемы:

– Вилка живая, «Желтуха» все наврала, венок – подарок на Новый год.

– Ну-ну! – обалдел Андрей.

– Зайди к Таракановой и забери жуков, – приказала Наташа.

Звягинцев кашлянул, затем переспросил:

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru