Пользовательский поиск

Книга Фея с золотыми зубами. Содержание - Глава 28

Кол-во голосов: 0

– Катюха, помни, сейчас ты невинный голубок, юное создание. А вот лет через семь-восемь начнешь превращаться в старую деву, после двадцати пяти бабы уже не канают под наивняк, это смешно выглядит. Не упусти момент, в нужное время захомутай богатого парня или выстави девственность на аукцион.

Яркина молча кивала и убегала, до четвертьвекового юбилея ей было далеко.

Катюша проработала в «Раре» почти год, а потом Вентилятору стукнули, что на гнездо разврата готовится налет ОМОНа. Администратор доложил хозяину, тот живо прикрыл точку. Девочки остались не у дел. Маша пыталась устроиться в какой-нибудь ночной клуб, но ей не везло, и Пивоварова подсела на наркотики. Маша и раньше увлекалась травкой с энергетиками, без стимуляторов ночь напролет работать трудно, но теперь она конкретно перешла на уколы.

Катя ругала подругу, но та не слушала. В конце концов, ее жизнь превратилась в круговерть укол-кайф-ломка-укол-кайф-ломка. Вместе с Пивоваровой за шприцы взялись и две соседки по квартире. Маша плохо помнит то время. Вроде бы Катя уехала из «двушки», собрала шмотки и исчезла. Пивоварова постоянно пребывала в дурмане, дни слились в один комок.

Как-то раз Маша укололась зимой, а очнулась… летом. Куда подевались полгода жизни, что с ней произошло, Пивоварова понять не могла. Около нее на стуле сидела Яркина.

– Катечка! – обрадовалась Маша. – Я где? Ты откуда? Работу нашла? Выглядишь офигительно, шмотки дорогие!

Катерина наклонилась поцеловать подругу.

– Ты в клинике. Слава богу, тебя спасли. Останешься здесь, пока не вылечишься от наркозависимости. Я вышла замуж за обеспеченного человека и постараюсь тебе помочь.

Слово Катя сдержала, оплатила лечение, сняла Маше квартиру и устроила ее в гостиницу на ресепшен.

– Муж не знает, что я работала в «Раре», – сказала Пивоваровой Ярцева, – я ему сказала, что рано ушла из дома и служила официанткой в кафе. Это все, поскольку Константин был моим первым мужчиной, он особенно и не расспрашивал, да и я не хотела откровенничать. «Рар» не самая светлая страница моей биографии. Хоть я там и старалась вести себя достойно, Костик может разозлиться.

– Ну и правильно, – одобрила Маша, – мужики бешеные, еще решит, что ты со всеми трахалась. Лучше молчи. Я тебя не выдам, остальные девки небось давно померли. «Рар» развалился, забудь!

– Я досталась Косте невинной, – улыбнулась Катя, – он не станет так думать.

Маша в который раз удивилась наивности подруги.

– Девственность легко восстановить, кое-кто ее не один раз штопал.

– Я об этом не подумала, – испугалась Катя.

– Забей, – махнула рукой Маша, – прошлое похоронено.

Глава 28

– Как же ты очутилась в ночном клубе? – удивилась я. – В отеле работать спокойнее.

Маша протяжно вздохнула.

– Там платили мало. Яркина мне помогать перестала.

– Вы поругались? – уточнила я.

Пивоварова помотала головой.

– Нет. Мы встречались раз в месяц, в тихом месте. Катька привозила деньги, она реально боялась, что муж о ее прошлом узнает, говорила: «Первая жена Костика была алкоголичкой, он ее по всем ночным заведениям ловил, в клинике запирал, а толку ноль. Так и допилась до смерти, оставила дочь сиротой. Он теперь, если про клубы слышит, всегда говорит: там один бардак!» – Маша скривилась. – А тут он Катьку мог бы и в употреблении наркотиков заподозрить. Мужики странные. Мне так однохренственно, отчего кто загнулся, от бухалова или героина. Но Катькин муж считал водку лучше наркоты. Смех! У моих соседок по дому сыновей арестовали. У одной парня за воровство взяли, ее сыночек в супермаркете деньги из кассы стырил. У другой мальчишка бандит, состоял в группе, резал прохожих, отморозок. Так первая второй всегда говорила: «Мой-то лучше! Он в магазине рубли спер, никого не тронул, а твой убийца». Я угораю, когда их болтовню слышу, оба же преступники! Какая на фиг разница, за что они в СИЗО очутились, уж не за заботу о стариках. Так и Катькин муж. Дескать, женился на Катюше, потому что та такая наивная, ни в чем плохом не замечена, не пьет, не курит. Катюша боялась, что Константин обо мне узнает и сообразит: жена видела кой-чего».

– Представляю, – кивнула я, – и тем не менее Яркина тебе помогала.

– А потом не пришла, – пожала плечами Пивоварова, – первое ноября было, я ее больше двух часов прождала. Все, она исчезла.

– Ты не забеспокоилась, не забила тревогу? – упрекнула я бывшую наркоманку.

– Конечно, нет, – равнодушно сообщила Маша, – может, надоело ей, денег жаль стало, уж не знаю, но мы с той поры не общались. Телефона она мне своего не давала, адреса тоже. Знаю лишь, что мужа звали Костя, а падчерицу Настя.

– Лиза, – тихо поправила я.

– О, точно! – обрадовалась Маша. – Если человек со мной общаться не хочет, на фиг к нему лезть?

Я попыталась погасить волну возмущения, но не сдержалась.

– Вам не пришло в голову, что Катя сама нуждается в помощи?

Пивоварова зевнула.

– Не-а! Она богатая. Ну, предположим, я к ней домой припрусь. Раздобуду адрес, причапаю, налечу на ее мужа. Хорошо получится? Хоть кто спроси, Пивоварова никогда крысой не была.

– Крысой? – вздрогнула я. – Ну-ка поподробнее.

– Грызунов не видела? – развеселилась Маша. – Выйдешь отсюда, на помойку загляни, сидят там в ряд.

– Почему ты сказала «Пивоварова никогда не была крысой»? – насела я на женщину.

– Ну, выражение такое, – растерялась Маша, – крыса – это предатель. Он крысятничает, врет много, у своих ворует, у родных, у коллег по работе. Или вот, например, тут в клубе стриптизер был, Федька. Видела в супермаркетах «Фестиваль едоков», большие кубы стоят с надписями «Собираем деньги для воспитанников детдомов»?

– Да, – кивнула я, не понимая, куда Маша клонит, – иногда опускаю туда сотню-другую.

Маша почесала нос.

– Благотворительной акцией руководит один бывший браток, я его знаю. Раньше он с автоматом разгуливал, сейчас банкир. Ему донесли, что из «кубика» в одном магазине парень бабки тырит, приходит вечером, крышку снимет и набивает карманы. В общем, спустя неделю нашли этого вора во дворе, на груди крыса дохлая, у нее в пасти деньги. Придавили нашего Федьку, и правильно. Не крысятничай, не тырь чужое, не замай детские денежки. Крысе крысячья смерть! А я не такая. Катьку подвести не хотела.

– Не тырь чужое, – пробормотала я, – не обманывай своих. Иначе ты крыса!

– Как еще таких сволочуг назвать? – вспыхнула Маша. – Светлыми ангелами? Знаешь, кабы наркош, пойманных с дозой, на месте расстреливали, народ колоться перестал бы. А вора нужно убить!

– Суровая позиция, – сказала я, – наказание должно соответствовать преступлению.

– Аха! – скривилась Маша. – У нас педофилам пару лет дают и отпускают, поэтому их видимо-невидимо развелось. Расстрел! Без проволочки!

– Это суд Линча, – вздохнула я, – ку-клукс-клан.

Маша встала.

– Да. Надо самим бороться, от государства справедливости не дождаться. Знала бы, что за травку жизни лишусь, не схватилась бы за косяк, потом за таблетки и герыч. К наркоте безнаказанность толкает. И ты меня никогда в этом не переубедишь.

Дома я застала полнейший кавардак. Потный Юрик вместе с Зоей, Николаем Шунаковым и примкнувшим к компании соседом Михаилом споро таскали коробки.

– Есть охота, – пропыхтел Юра, пробегая мимо меня с очередным узлом.

– Зоя обещала сделать чебуреки, – вспомнила я.

– Их давно слопали, – ответила та, таща на плече тюк, – было двадцать штук, все ушли.

– Вкуснотища! – сообщили Миша и Николай хором.

Мне стало обидно:

– Ни одной штуки мне не оставили.

– Конечно, заныкали, – быстро сказал Юрик, – в кухне, на подоконнике.

Я поспешила к окну, нашла там девственно чистую кастрюльку и закричала.

– Чугунок пустой!

Вся компания ввалилась в кухню и начала громко недоумевать.

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru