Пользовательский поиск

Книга Фея с золотыми зубами. Содержание - Глава 27

Кол-во голосов: 0

Оля вздрогнула.

– Кто вам это сказал?

– Зинаида Семеновна с Ваганькова, – ответила я, – она вспоминала, что Раиса пару раз появилась на кладбище со школьницей. Зинаида Семеновна подумала, что Раиса ее удочерила, и осведомилась: «На воспитание взяли девочку? Правильно, доброе дело сделали».

Рая отреагировала странно, она закричала: «Никаких выродков из чужих семей! Ни за что! Хватит!»

Зинаида Семеновна очень удивилась: до тех пор Раечка всегда была тихой, приветливой, а тут взрыв ярости. Вот я и подумала, может, та девочка сестра Эллы? Раиса поверила, что бонна не виновата, и захотела взять над ней шефство?

Оля затеребила матерчатые перчатки, лежавшие на столике.

– Вы что, не верите в невиновность Трубецкой?

– Элла забыла запереть дверь в квартиру, и Настя убежала в подвал, – пожала я плечами, – бонна испугалась, решила не признаваться в содеянном и придумала версию с похищением.

Оля вскочила:

– Чушь! Элла выбросилась из окна! Она жертва клеветы.

Я поняла, что судьба Трубецкой – очень болезненная точка для Ольги, и решительно на нее нажала.

– Сомневаюсь. Думаю, гувернантку просто замучила совесть. Не всякий может жить дальше, зная, что поспособствовал кончине ребенка.

– Вы ничего не знаете, – дрожащим голосом произнесла Оля, усаживаясь на табуретку.

– Как раз наоборот, – не сдалась я, – предполагаю, что у Эллы был помощник, вероятно, бойфренд, который и стал звонить Варенкиным. Уж не знаю кому, ему или Трубецкой, пришла в голову идея обогатиться за счет несчастья. Тело умершей Настеньки лежало в подвале, а подельник Эллы ждал Игната на Московском вокзале, надеясь получить миллион долларов. Завладев этой суммой, он и Элла уехали бы прочь. Они ничем не рисковали. Варенкины даже под страхом смертной казни не рассказали бы в милиции о деньгах и похищении. Если бы Игнат проговорился, его посадили бы в тюрьму, как расхитителя социалистической собственности, а Раечка отправилась бы вместе с мужем. Но сердце Игната не выдержало испытания, у него в поезде случился инфаркт, деньги не доехали до Ленинграда. Подельник Трубецкой разозлился до крайности, он рассчитывал обогатиться, а его обманули! С другой стороны, он все равно бы, став обладателем миллиона долларов, сообщил бы Варенкиным о местонахождении тела Насти и скрылся с огромной суммой. Но деньги не привезли, подельник Эллы связался с Раисой и решил наказать несчастных родителей. Мерзавец понятия не имел о кончине Игната, он заявил матери Насти: «Не привезли тугрики, получите, что заслужили». Подонок хотел, чтобы Варенкины всю оставшуюся жизнь винили себя в смерти девочки.

Я перевела дух и взглянула на Олю, та яростно замотала головой:

– Неправда, неправда! Элла обожала Настю! Трубецкая любила детей, она не могла причинить ребенку вред. Элла отличалась редкостной аккуратностью, она всегда тщательно запирала двери, отключала газовый кран, проверяла шпингалеты на окнах. Настю похитили!

Я изобразила сомнение.

– Оля! Ну откуда вам могут быть известны такие подробности?

Та сгорбилась.

– Мы с Трубецкой жили в одной коммунальной квартире. Нам с бабушкой принадлежали две комнаты, третья – Элле. Моя мама дружила с ней, они вместе ходили в школу, родители Трубецкой погибли, когда ей едва исполнилось пятнадцать, их сбила на перекрестке машина, а моя мамочка умерла при родах, я ее ни разу в жизни не видела. Бабушка забрала меня из родильного дома и стала воспитывать двоих детей: Эллу и меня, не отдала соседку в приют. Не спрашивайте, как это оформили официально, я не знаю. Элла стала мне очень близким человеком, вот почему я все знаю. Трубецкая невиновата.

– Спасибо вам за рассказ, – сказала я, – хороший получится детектив.

Оля откровенно растерялась:

– Детектив?

Я улыбнулась во весь рот:

– Забыла сказать, когда представлялась вам, меня на самом деле зовут Виола Тараканова, я пишу произведения на криминальные темы под псевдонимом Арина Виолова.

– Не труд по истории Ваганькова? – растерянно спросила Оля.

– Ну, пока я вас слушала, сообразила, что история Насти Варенкиной может стать хорошим сюжетом. Роман сразу попадет на первые строчки рейтингов. Я виртуозно запутаю читателя, то, что Элла Трубецкая жестокая убийца, станет ясно лишь в последней главе.

Оля вцепилась в край подоконника.

– Вы не имеете права! Элла невиновата! Вы что, собираетесь указать в своей книжонке ее фамилию?

– Конечно, – кивнула я, – почему бы и нет? Думаю, Раиса была бы очень благодарна мне за прилюдное посрамление той, что стала причиной смерти ее дочери, а потом попыталась получить за несчастье деньги. Даже подельник Эллы был возмущен ее поведением и выдал Трубецкую, отъявленного мерзавца возмутило ее желание постоянно крутиться возле Раисы и ждать, когда та оставит «доброй гувернантке» все свое имущество.

Оля разжала побелевшие пальцы.

– Если посмеете написать такое, если…

– А кто мне запретит? – пожала я плечами. – У Варенкиных не осталось родственников, у Трубецкой тоже, прошло много времени. Писатель имеет право на любую фантазию.

– Хороша фантазия! – закричала Ольга. – Имена и фамилии подлинные! Настю взаправду убили! Вас упрекнут в клевете!

Я махнула рукой.

– Не смешите! Впрочем, если вы знаете что-то еще, расскажите, вероятно, я передумаю и сделаю Трубецкую положительной героиней. Кстати! Вам знакома фамилия Ласкин?

Губы Оли непроизвольно дрогнули, она сглотнула слюну и делано равнодушным голосом спросила:

– Кто?

– Бизнесмен Виктор Михайлович Ласкин, – с улыбкой почти пропела я, – он незадолго до своей смерти получил посылку, в которой лежали дохлая крыса со стодолларовой ассигнацией в пасти и записка «Настя Варенкина проклинает всех крыс».

– Первый раз о нем слышу, – почти уверенно ответила Ольга.

– А Ерофеев?

– Кто? – на сей раз искренне удивилась цветочница.

– Еще один успешный бизнесмен, Константин Львович Ерофеев, – пояснила я, – ему тоже прислали дохлую крысу. Правда, Ерофеев до сих пор жив!

Из торгового зала раздалось треньканье дверного колокольчика, потом женский голос произнес:

– Эй, есть кто живой?

– Подождите, – попросила Оля и ушла.

Я осталась в подсобке и стала свидетельницей разговора цветочницы с посетительницей. Под самое закрытие магазина Оле повезло, явилась клиентка, желавшая оформить свадьбу. Минут через пять Оля вбежала в подсобку и зашептала:

– Послушайте, я больше не могу с вами беседовать, надо работать, такие заказы редко поступают. Дайте честное слово, что не начнете писать книгу, пока не переговорите со мной еще раз.

Я протянула Ольге визитку:

– Звони. Жду два дня. Если ты не объявишься, роман об убийце Элле Трубецкой появится к началу лета.

Глава 27

Я вышла на улицу и поежилась. Заканчивается первый месяц весны, а тепла все нет, да и солнце пока не очень радует, греет слабо, зато с небес частенько льется дождь, а пару дней назад и вовсе шел снег. Набросив на голову капюшон, я дошла до машины, села за руль, вытащила из кармана мобильный и увидела на экране сообщение о двенадцати пропущенных вызовах. Номер был один и тот же, абсолютно мне незнакомый, он начинался с цифры «1», и у меня заныло под ложечкой.

Если вы живете с сотрудником милиции, то должны понимать: он постоянно подвергается опасности. В него могут выстрелить, напасть с холодным оружием, избить в драке. Преступник, уходя от преследователя, не будет стесняться в средствах и использует все возможности, чтобы сбежать. Даже в специально оборудованной комнате для допросов следователь может получить увечья. Отлично помню, как некоторое время назад коллега Юры, Андрей Потапов, проводил беседу с хрупкой дамой, подозреваемой в преступлении. Женщина весила меньше пятидесяти кило и производила впечатление белого зайчика. Она охотно согласилась сотрудничать со следствием, и Андрюша потерял бдительность. Стоит упомянуть, что Потапов представляет собой центнер хорошо натренированных мышц, поэтому он не боялся подозреваемую и, полагая, что дама не представляет угрозы, не стал приковывать ее запястье к столу наручниками. Андрюша сторонник гуманных методов допроса, он никогда не пугает арестованных, не орет на них, охотно угощает сигаретами, кофе, проще говоря, он «добрый следователь», и его метод работы дает отличные плоды. Но в тот раз вместо сладких ягод получился волчий виноград. Дама неожиданно вскочила и выплеснула Андрею в лицо чай из только что принесенного стаканчика. На беду он не успел остыть, а за зеркалом, в комнате наблюдения, никого не было. Потапов на мгновение ослеп и онемел, тетке хватило времени, чтобы выскочить в коридор, где ее тут же поймал конвойный. На что рассчитывала преступница? Полагала, что парень, доставивший ее из камеры, ушел? Думала, что в коридоре никого нет? Ну это уже неважно, ее поймали, а Андрей провел три для в больнице, залечивая ожог. До сих пор у него на лице остался рубец.

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru