Пользовательский поиск

Книга Фея с золотыми зубами. Содержание - Глава 24

Кол-во голосов: 0

Глава 24

Людочка не стала вредничать.

– Вас баба Зина прислала? – приветливо переспросила она. – Чего хотите? Если ищете бесхозное захоронение на выкуп, то это не ко мне.

– Кто оплачивает содержание могилы Варенкиной? – без всякой предварительной подготовки огорошила я уборщицу.

Людочка перекрестилась.

– Оля.

– Оля? Кто это такая? – удивилась я.

Уборщица почесала нос.

– Просто Оля. Я ей звоню и напоминаю: «Пора деньги за могилку вносить», ну и встречаемся с ней где-нибудь. Мы давно контачим, она сразу после смерти Раисы объявилась.

– Можете меня с ней познакомить? – попросила я.

– Легко, – согласилась Людочка, – прямо сейчас ей позвоню, что сказать? Вы откуда?

– Писательница Арина Виолова, – церемонно представилась я, – пишу детективные романы.

– Надо же, – восхитилась уборщица, – здорово, наверное, уметь выдумывать.

Я снисходительно улыбнулась.

– Не всегда удается напрячь фантазию, порой приходится строить книгу на реальных фактах. Зинаида Семеновна рассказала историю маленькой Насти, мне случившееся показалось готовой криминальной повестью, поэтому я хочу поговорить с Олей. Она оплачивает уборку могилы, значит, имеет какое-то отношение к Варенкиным.

– Здорово, – повторила Людочка и выудила из кармана мобильный.

Оля оказалась немногословной.

– Писательница Виолова? – удивилась она. – Чем могу вам помочь? История Насти Варенкиной? Ничегошеньки не знаю. Почему ухаживаю за могилой? Долго объяснять.

Собеседница явно пыталась отделаться от назойливой литераторши, но я неожиданно ощутила охотничий азарт. Пытаясь убедить Олю согласиться на встречу, я воскликнула:

– Не хотелось бы писать неправду. Допустим, я решу, что в этой истории виновата Элла Трубецкая, сделаю ее убийцей девочки, а потом…

– Элла не виновата! – возмутилась Оля. – Она такая же жертва, как и Варенкины. Сегодня не могу с вами встретиться, иду на день рождения к подруге, а вот завтра, пожалуйста.

– Где и во сколько? – деловито осведомилась я.

– С девяти до десяти буду у себя, в салоне «Мираж», – пояснила Оля. – Это мой магазин. Приезжайте в любое время.

Забравшись в машину, я позвонила Зое и заныла:

– Наверное, я тебе надоела.

– Еще нет, – честно ответила начальница отдела нераскрытых убийств.

– Помнишь, просила разузнать про Настю Варенкину? – обрадовалась я. – Выяснилась интересная вещь!

Зоя внимательно выслушала мой рассказ и предложила:

– Давай разделим область поисков. У меня есть отлично налаженные связи в архивах, а ты, похоже, умеешь допрашивать людей. Я пощупаю свои контакты, а ты сгоняй в обменный пункт и выясни, кто купил ту самую, приложенную к дохлой крысе купюру.

– Хочешь мне помочь? – не поверила я своим ушам.

– А ты против? – задала вопрос Зоя. – Любишь действовать в одиночку?

– Конечно, нет, – вздохнула я, – в команде всегда лучше, но до сих пор мне не попадались люди, считавшие, что я делаю что-то стоящее. И от бывшего мужа, и от некогда лучшей подруги я всегда слышала одну фразу: «Перестань заниматься глупостями». Никак не могла объяснить им, что, распутывая очередной клубок, я собираю материал для нового романа. И потом, очень интересно докапываться до истины. Вот, например, история с Лизой. Куда пропала Катя? От мачехи и следа не осталось, ушла из дома и не вернулась.

– Такое случается, – вздохнула Зоя, – знаешь, сколько в одной Москве людей пропадает? Иногда человека сбивает машина, труп без документов оказывается в морге среди неопознанных. Родственники его везде ищут, а тело лежит в холодильнике, спустя положенное время его хоронят в общей могиле. Это весьма распространенная ситуация.

– Ага, – протянула я, – вот только горничная Женя видела, как Катя уходила вместе с Лизой. Матихина сразу узнала дочь хозяина, та намотала на шею приметный шарф. И еще, Лизаветины волосы ни с чьими не перепутаешь, мелко вьющиеся, огненно-рыжие кудри. Теперь вспомним о смерти Виктора Ласкина. Здоровый, полный сил мужчина средних лет внезапно умирает от… сильно запущенного онкологического заболевания.

Зоя не усмотрела в этом ничего особенного.

– Бывает. Российские мужики не любят ходить по врачам, поэтому и загибаются сразу после шестидесяти. Рак хорошо лечится, если он вовремя диагностирован.

– У Ласкина по заключению эксперта были многочисленные поражения внутренних органов, – продолжала я, – буквально живого места в теле не осталось.

– Ничего удивительного, – спокойно сказала Зоя, – потому он и умер.

– Внезапно? Во время еды? Не испытывая ни малейшей боли? Ни разу не пожаловавшись на дискомфорт? – налетела я на Зою. – Когда Виктор предложил мне написать книгу для Елизаветы, мы сидели в его «Майбахе», оснащенном кофемашиной и СВЧ-печью. Бизнесмен с отменным аппетитом лопал свиную отбивную, намазывая ее хреном, жареную картошку с грибочками, залакировал еду кофе-эспрессо, с наслаждением закурил сигарету. Никаких таблеток он после обильной жратвы не принимал, а вдыхая дым, ни разу не кашлянул. Очень похоже на человека, чьи легкие и желудок вот-вот откажутся ему служить?

– Ну нет, – согласилась Зоя, – хотя могу предположить, что Ласкин, поднявший собственный бизнес в суровые девяностые, обладал сильным характером. Вероятно, он скрывал недуг от молодой жены, не хотел, чтобы та нервничала, знал, что умирает, и пытался до последней секунды держаться стойким оловянным солдатиком.

– Сама-то в это веришь? – спросила я. – Мой бывший едва термометр показывал тридцать шесть и девять укладывался в постель и прощался с жизнью.

– Любят мужики себя пожалеть, – вздохнула Зоя.

– Ладно, пусть Виктор не хотел расстраивать Лизу, – согласилась я с версией Зои, – но я! Зачем бизнесмену терпеть боль в желудке во время ужина с литераторшей? Мог спокойно глотать пилюли. Да, он принял витамины, которые привез ему из Америки его фитнес-тренер, добавку для спортсменов. Ты встречала много умирающих от рака, усиленно занимающихся в спортзале?

Зоя крякнула и промолчала – я воодушевилась еще больше.

– Теперь о крысе. На следующее утро после ухода Кати из дома ее муж, отец Лизаветы, получает бандероль из интернет-магазина «Сантехник». Через некоторое время он кричит: «Крыса!» А потом приказывает вынести из дома все вещи убежавшей супруги и даже сжигает мебель из ее комнаты. Спустя несколько лет, перед своей кончиной, Виктор Ласкин тоже получает бандероль, в которой лежат дохлый грызун, сто долларов и записка. Интересно? Учти нюансы. Лизавета ненавидела Катю, она хотела, чтобы ее мачехой стала Соня Лузгина. И Катя исчезла. Отец Лизы, Константин Львович, выдал дочь замуж за большие деньги. Он хотел, чтобы капризная дочка жила на содержании мужа. Елизавета не испытывала к Виктору любви, это типичный брак по расчету. И что же случилось в итоге? Виктор умирает, Лиза наследует его деньги и даже не пытается изобразить горе. Она напугана… местью Кати, считает, что это ее рук дело. Сначала Лиза четко мне сказала: «Катя жива», потом понесла чушь про месть призрака, заявила, что мачеха умерла. Я считаю, что Елизавета знает, что случилось с Екатериной и от чего скончался Виктор. И, думаю, исчезновение Кати и смерть Ласкина как-то связаны с похищением Насти Варенкиной.

– Почему бы не обратиться к Константину Львовичу и прямо у него не поинтересоваться: «Что лежало в посылке от «Сантехника»? Почему вы палец о палец не ударили, когда пропала ваша жена?» – перебила меня Зоя.

– Ерофеев любитель экстремальных путешествий, – вздохнула я, – они с Соней несколько раз в год ездят в такие места, где не ступала нога человека, ну, например, куда-нибудь в Африку. Снимают фильмы и демонстрируют их приятелям. Константин Львович сейчас находится где-то на краю света. Он прилетит то ли завтра, то ли через сутки, а Соня примчалась раньше, потому что с ней связалась Алиса, родная дочь Виктора, падчерица Лизы. Девочка ненавидит мачеху, но дружит с Софьей. «Все возвращается на круги своя». Экклезиаст. Лизу передергивало при виде Кати, теперь Алису крючит от Елизаветы. Бумеранг вернулся, он был с навигатором и быстро обнаружил Лизочку.

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru