Пользовательский поиск

Книга Фея с золотыми зубами. Содержание - Глава 23

Кол-во голосов: 0

Игнат убедился, что все стулья находятся на своих местах, и сделал вывод: Настю похитили. Некто, знавший, что Элла оставляет спящую девочку на короткое время одну, воспользовался отлучкой няни, вошел в квартиру и унес ребенка.

Раиса, услышав эту версию, истерически зарыдала, а Элла начала одновременно хохотать и плакать.

Глава 23

Игнат помчался на кухню, он хотел принести кувшин с холодной водой и выплеснуть ее на Раису, но его остановил телефонный звонок.

– Молчать! – гаркнул Варенкин.

Женщины замерли, Игнат схватил трубку.

– Настя у нас, – сообщил бесстрастный голос, – выкуп – миллион долларов. Завтра в восемь вечера я позвоню.

– У меня нет столько, – взвыл Игнат.

– Купи, – не дрогнул бас, – завтра в восемь скажу, куда деньги отвезти. Не привезешь, прощайся с дочкой. Получишь ее упакованной в коробку, по частям.

Игнат рухнул в кресло. Пусть вас не смущает требование похитителя заплатить выкуп в долларах. В советские годы американские «рубли» легко обращались на черном рынке. Официально курс состоял около семидесяти копеек за один «зеленый». Но что такое «официальный курс», никто не понимал. Обменных пунктов в СССР не было, зато в Уголовном кодексе имелась статья о валюте, незаконное владение ею каралось строго, а за особо крупные суммы – расстрелом. В Москве существовали люди, у которых можно было приобрести любую сумму по четыре рубля за доллар. Похититель великолепно знал, что Игнат не простой технолог, а цеховик, и решил растрясти «господина Корейко».[22]

Сообразив, что действует кто-то из своих, Игнат вскипел и заметался по комнате.

– Может, обратиться в милицию? – робко предложила Раиса.

Супруг налетел на глупую бабу с кулаками.

– Идиотка! Что я скажу мильтонам? Что у меня украли дочь и теперь требуют миллион долларов? Знаешь, какой следующий вопрос я услышу?

– Имеете ли вы врагов? – наивно предположила Раечка.

– Дура! – устало сказал муж. – Совсем иное. Почему у вас требуют несуразно огромную сумму? Неужели она у вас есть?

Рая схватилась ладонями за щеки.

– Ой, и в квартиру оперов впустить страшно. У нас тут картины, хрусталь, серебро. Сразу в ОБХСС стукнут. Господи, что делать?

– Не выть попусту, – оборвал Раису Игнат и поспешно ушел.

Домой он вернулся вечером осунувшийся, с синяками под ввалившимися глазами.

– Не достал? – прошептала Раечка, увидев мужа с пустыми руками.

Игнат молча запер дверь, навесил цепочку и задрал свитер. Рая ахнула. Талию мужа обхватывал пояс с карманами.

– Деньги на месте, – буркнул Варенкин, – ровно миллион. Надо ждать звонка.

Похититель оказался точен, телефон у Варенкиных ожил в оговоренное время.

– Готово? – спросил похититель Игната.

– Да, где Настя? – ответил отец.

– Поезд Москва – Ленинград, отправление в час ночи, – объявил похититель, – в Питере на вокзале тебя встретят. Нам деньги – тебе девка. Не приедешь – Настю убьют.

Игнат глянул на часы и схватился за пальто.

– Я с тобой! – вцепилась в него Раиса.

– Сиди дома, – процедил муж, – вероятно, Настю привезут в квартиру.

Но всегда покорная Раечка проявила редкую строптивость:

– Нет. Одного в метро с кучей денег не отпущу!

Пришлось Игнату сдаться, в квартире на всякий случай попросили остаться Эллу. Трубецкая согласилась, она лишь позвонила своей воспитаннице Оле, которую опекала после смерти ее матери, и сказала:

– Олечка, я задерживаюсь. Ложись спокойно спать, запрись на замок. Если утром меня не будет, не волнуйся, иди спокойно в школу, у Варенкиных грипп, они все свалились, я должна им помочь.

У Игната была на Ленинградском вокзале «своя» кассирша. В советские времена мало-мальски обеспеченные люди повсюду имели блат: знакомый врач, директор магазина, продавец билетов как на поезда-самолеты, так и в театр. В магазинах царил дефицит, зато под прилавком находилось все.

Варенкин раздобыл билет на поезд. Раиса усадила мужа в купе. Кроме цеховика, там оказалось еще трое пассажиров. Пожилая женщина, ехавшая навестить дочь в Бологое, молодой мужчина, решивший провести новогодние праздники в городе на Неве, и еще один юноша, аспирант вуза, которому предстояла в Ленинграде встреча с одним из оппонентов его кандидатской диссертации.

Рая мысленно перекрестилась. Слава богу, никаких командированных, которые начнут пить водку, едва состав отойдет от платформы, и никаких бабенок, способных пристать к попутчику ночью. Бабка уже улеглась на верхней полке, она явно хотела спать. Аспирант разложил на столике пухлый том с диссертацией, он хотел еще раз проштудировать текст, а у второго парня, похоже, не было денег не только на выпивку, но даже на пирожок с повидлом, его багаж уместился в потрепанном портфеле. К тому же юноша оказался хорошо воспитан. Увидев Игната, он сразу предложил:

– Хотите, устраивайтесь внизу, я полезу наверх, мне все равно, где спать.

– Спасибо, молодой человек, – кивнул Варенкин, – очень рад знакомству. Меня зовут Игнат Федорович.

– Я Виктор, – представился парень.

Аспирант оторвал взгляд от работы.

– Мы с вами тезки. Я тоже Игнат. Игнат Игнатьевич Игнатьев, и папа мой Игнатий Игнатович и дед, такая у нас традиция.

Несмотря на чудовищную ситуацию, Рая вдруг расслабилась и подумала: «Все будет хорошо. Если в самом начале повезло с соседями по купе, то удача нас не покинет».

Отправив мужа, Рая вернулась домой, отпустила Эллу и села у телефона. Часы текли, трубка молчала. Мать боялась отойти даже в туалет. Звонок раздался лишь в одиннадцать утра. Голос сказал:

– Спустись в подвал, там, за вторым поворотом трубы, найдешь дочь. Надуть нас захотела? Вот и получи.

Рая похолодела.

– Как надуть? Игнат уехал в Ленинград.

Голос бесстрастно повторил:

– За вторым поворотом трубы.

Раиса кинулась во двор. Вход в подвал находился в торце здания и всегда был тщательно заперт. Но на сей раз замок оказался сорван. Мать, спотыкаясь о всякий хлам, пошла вперед и увидела свою девочку, лежащую прямо на грязном полу. Идя к дочери, Раечка уже знала: она мертва.

Забегая вперед, скажу, что следственные органы сочли смерть крошки несчастным случаем. Эксперт указал в заключении: Анастасия Варенкина споткнулась о железку, упала головой на бетонный выступ и сломала шейные позвонки. Дело закрыли, суда не было.

В тот же день ближе к вечеру Рае позвонили из местечка «Долгоносово» с сообщением о смерти Игната. Оказывается, ночью вскоре после остановки «Бологое» у Варенкина произошел сердечный приступ, и он в одночасье скончался. Аспирант, корпевший над диссертацией, увидел, что соседу плохо, но ничего поделать не смог. Игнатьев поспешил к проводнице, состав притормозил на полустанке, куда подали «Скорую», но Варенкину уже невозможно было помочь.

Узнав о кончине мужа, Раиса сразу поняла, что произошло. Похитители не дождались на Московском вокзале отца с деньгами, в отместку убили девочку, закамуфлировав ее смерть под несчастный случай. Преступники понимали: ни глава семьи, ни его жена никогда не сообщат в милиции правду. Ну не идиот же Варенкин, чтобы растрепать о своем нелегальном бизнесе.

Раиса поехала за телом мужа, ей выдали вещи Игната Федоровича, конечно, пояс с деньгами отсутствовал. Женщина даже не пыталась узнать, куда он подевался. С большой долей вероятности, врач или фельдшер «Скорой», расстегнув на пострадавшем одежду, нашли огромную сумму и присвоили ее. Или доллары обнаружили в приемном отделении больницы. Честно говоря, деньги Раю не волновали, ее жизнь была закончена. Настя убита, муж умер, для чего жить?

Из тяжелой депрессии Раю вытащила Элла. Трубецкая каждый день приходила к Варенкиной и тормошила ее, говорила:

– За могилой Насти нужен уход, весной необходимо посадить цветы, осенью поставить памятник. Девочка жива, ты просто ее не видишь, она в ином мире.

вернуться

22

Персонаж романа И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой теленок», подпольный миллионер.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru