Пользовательский поиск

Книга Фея с золотыми зубами. Содержание - Глава 21

Кол-во голосов: 0

– Обратись к электрику, – прочавкал Шумаков.

– Местный идти не хочет, – пригорюнился Миша, – сказал, пусть чинит тот, кто напортачил. А мой мастер в запое. Сам я лепестричества боюсь, в щиток не полезу. При свечах жить неудобно. Чем так здоровски пахнет?

Юра ткнул пальцем в кастрюлю.

– Мяско! Зойка приготовила. Хочешь попробовать? На, держи ложку.

Миша не стал кривляться и запихнул в рот кусок говядины в соусе.

– М-м-м, – простонал он. – Зоя сделала? Та здоровая, что здесь вчера ошивалась? Свезло ее мужу! Моя бывшая умела только пельмени варить.

– Зойка одинокая, – пояснил Юрка, – невезучая она, работает много, а жилья нет.

– Часто она к вам приходит? – оживился Миша, быстро орудуя ложкой.

Я забеспокоилась о судьбе бефстроганов.

– Оставьте и мне.

– Конечно, – хором воскликнули парни, скребя ложками по дну кастрюли.

Мне стало понятно, что могу остаться без ужина, поэтому я положила мобильный на пол, шагнула вперед, зацепилась полой за тюк, взмахнула руками и попыталась удержаться на ногах, схватившись за Мишу. Сосед пошатнулся, налетел на ведро, стоявшее у стены, и со всего размаха сел в него. Я, потеряв равновесие, шлепнулась сверху.

Все бы ничего, но прикрытое газетой ведро, куда на общую беду угодил сосед, было заполнено краской, оставшейся после ремонта. Мало того что мы с Мишей в одно мгновение стали похожи на перемазанных клоунов, так еще и брызги попали на Юру, спешившего прикончить ужин.

– Трындец, – взвыл Миша, – че делать-то?

– Мыться и переодеваться, – посоветовала я.

– У меня темнота, как у тюленя в горле, – засопел сосед.

Я гостеприимно предложила:

– Иди в нашу ванную!

– А что мне надеть? – заорал Миша. – Шмоток не найду! В комнатах коробок битком! Где че лежит и с электричеством не разобрать, а уж без него и вовсе кранты. Слышь, Юрец, мы вроде похожи, одолжи брюки!

Тут только до меня дошел трагизм ситуации – наши вещи находятся у Шунакова. Водитель катафалка не отвечает, когда он вернется домой, неизвестно. Ванну принять легко, но что потом натянуть на чистое тело?

Юра противно захихикал, потом ушел, Шумаков явно отправился рыться в тюках своего почти однофамильца.

– Быстро беги под душ, – приказала я Мише, а сама вцепилась в трубку.

О, радость! Из телефона послышался скрипучий голос:

– Хто?

– Позовите Николая, – чуть не запрыгав от радости, попросила я.

– Ен ушел, – прокряхтела бабка, – и евонной бабы нет.

– Не подскажете, когда он вернется? – Я не теряла надежды получить наш багаж.

– Хто ж ответить по поводу чужих делов? – философски отреагировала бабушка. – Нонче дети хамоватые стали, перед родителями отчет не держат. Вот я до пятидесяти своих годков мамке докладывалась. Халтурку он взял.

– Кто? – изумилась я.

– Колька, – вздохнула то ли мать, то ли теща Шунакова, – работенку в свободное ночное время выполнить подрядился. Деньги нужны, у нас переезд грянул, перебрались из коммуналки, слава тебе господи, чтоб прежним соседям побыстрее сдохнуть. Ироды эскимосские! Собак развели! Аж трех кошек на общей территории держали.

Я попыталась сохранить присутствие духа.

– Бабушка, Коля – шофер на катафалке! О какой халтурке идет речь?

– Так о покойнике, – спокойно пояснила старушка, – упокаивают они с Ленкой новопреставленного крокодила.

Я издала стон. Понятно, бабуля больная на всю голову. Шунаков с женой отсутствуют, мобильный Коля оставил в квартире. И что мне делать?

– Вилка! – закричал из гостиной Юра. – Иди к нам! Мы с Мишкой кучу шмоток у Николая нашли, и тебе подойдут.

– Хорошо, – ответила я, – только помоюсь.

Глава 21

Николай Шунаков – человек огромного размера, в его брюки Юра и Миша легко могли влезть вдвоем, поэтому им пришлось довольствоваться одежонкой незнакомой мне Лены, тоже габаритной дамы, обожающей блестки и парчу.

Юра снял джинсы и натянул ярко-красные слаксы, у которых на заду темно-синими стразами было выложено «Marchello». Торс Шумакова прикрыла атласная голубая блуза, щедро украшенная воланами. Особенно будоражили «золотые» пуговицы и мелкие бусинки, нашитые на воротник и манжеты. На ноги Юрик надел белые носочки с трогательными помпонами.

Мише достался комбинезон из розового атласа с так называемыми гаремными штанами. Похоже, супруга Николая ревностно следит за модой, она, не смущаясь, приобрела наряд, который глянцевые журналы называют «must have»!

Я люблю на досуге полистать модные издания и полюбоваться на шмотки, которые никогда не приобрету по ряду причин. Каких? Я понимаю, что все представленные модели стоят немалых денег. Девушке, решившей купить рекомендованные журналом наряды, придется потратить уйму времени, чтобы разыскать в торговых центрах все составляющие прикида, включая аксессуары. И последнее, и самое главное: снимки для изданий делают профессиональные фотографы, с моделями работают визажисты и парикмахеры, красавицы имеют высокий рост, а вместо фигуры – грабли. Если, не дай бог, юбка плохо «сядет» на отсутствующих бедрах, чьи-нибудь умелые руки мгновенно заколют ее, подправят.

Фэшн-съемка – это сложный процесс с участием армии специалистов. Ну как я буду смотреться в уже упомянутых гаремных штанах, попросту шароварах с заниженной мошной? Для того чтобы отлично выглядеть в такой вещи, надо обладать двухметровыми ногами, да еще взгромоздиться на двадцатисантиметровые каблуки. И почему в журналах постоянно употребляют английские термины, например «must have». Можно написать по-русски: необходимая вещь. А то получается, что российский гламур является убогим братцем американского гламура, смотрит ему в рот и изо всех сил пытается подражать более авторитетному родственнику!

Но, как ни странно, на Мише нелепый комбинезон смотрелся замечательно. Вместе с Шумаковым они составляли колоритную пару. Я на их фоне выглядела как куча прошлогодних листьев в майский день. Одежда Лены была велика мне на несколько размеров, впору пришлись только вещи безумной старушки: байковый халат мышиного цвета и нечто среднее между кофтой и ночной рубашкой из линялого ситца.

– Юра, глянь, какая фигня! – обрадовался Миша, вытаскивая из коробки нечто ослепительно-блестящее, с нашитыми по краю колечками.

– Ковер, – оценил находку Шумаков.

– Нет, плащ, – возразил сосед.

– Не спорь, – завелся Юра, – там крепления приделаны для гвоздиков в стене.

– Ты видел когда-нибудь паласы с рукавами? – заржал Миша. – Думаю, его носят вот так!

Сопя от напряжения, сосед попытался натянуть парчовое безумие.

Юра, корчась от смеха, выудил из коробки голубой шарф с перьями и намотал себе на шею.

– Миш, зацени.

– Шаль, – прокомментировал сосед, – угарно.

Шумаков неожиданно продемонстрировал солидные знания в области истории костюма.

– Не, она треугольная, расшита цветами. Фильм «Женитьба Бальзаминова» видел? Там актрисы в шалях разгуливают. А я держу конструктор, его вокруг шеи заматывают. Вот так.

Мне стало смешно.

– Этот аксессуар называется боа.

Юра нахмурился.

– Конструктор. Я недавно сидел в приемной у врача и читал журнал, там на фотке такая же хрень с перьями красовалась с подписью.

Мне следовало вспомнить правила счастливой совместной жизни, в частности то, что гласит: «Спорить с мужчиной так же неразумно, как выплескивать воду против ветра. Ни один представитель сильного пола не может признать правоту женщины, не тратьте зря нервы». Но я отчего-то рассердилась и ринулась в бой:

– Ты все напутал. Длинный шарф с перьями напоминает по внешнему виду удава. А среди этих змей есть разновидность под названием боа-констриктор. Первую часть мудреного термина «отрубили», и что получилось?

– Конструктор, – уперся Юра.

– Во-первых, он констриктор, а во-вторых, боа, – не сдалась я, – то есть, наоборот, боа как раз первый.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru