Пользовательский поиск

Книга Фея с золотыми зубами. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

– Папа! – заорала Маша и побежала к худощавой женщине с косой. – Папа! Он мне сказку про салат не продает.

Мы с Валерой опешили, но я перевела взгляд на ботинки дамы, сообразила, что та носит обувь не меньше сорок четвертого размера, и поняла: тетя с бриллиантовыми серьгами и роскошной косой – мужик.

– Успокойся, сынок, – пробасил папаша, – сейчас разберемся.

– Он мальчик? – кашлянул Валера.

– Миша, – представил наследника отец.

– А он себя назвал Маша, – ввязалась я в разговор.

– Маленький, пока плохо говорит, – улыбнулся отец, – что он просил?

– Салат! – хором ответили мы с продавцом, а Валера добавил: – Его украли, и он бегал!

– «Приключения Оливера Твиста», – пояснил мужчина.

– Вау! – подпрыгнул Валера.

– Оливье! – осенило меня. – Оливье – название салата. Оливер, это ничуть не хуже рассуждений Оксаны про бабушку – маразм – Эразм – путешествие – отель.

Глава 18

Когда отец с малышом удалились, Валера, переведя дух, поинтересовался у меня:

– Что хотите?

– Кассеты для взрослых, – не моргнув глазом, ответила я.

– Такого не держим, – отрезал продавец, – есть ленты с эротическими сценами, например «Последнее танго в Париже», но вы, наверное, его смотрели.

Я кивнула.

– Мне нужны более откровенные диски.

– Это не ко мне, – развел руками Валера.

– Слышала, есть сайт «Сантехник», – зашептала я, – не подскажете его координаты?

Валера насупился.

– В смысле адрес?

– Да, да, – обрадовалась я.

На лице продавца отразилось колебание, он поманил меня пальцем.

– Иди сюда.

Я с готовностью последовала за парнем и очутилась в крохотной подсобке. На узком столе стоял ноутбук. Валера ткнул пальцем в компьютер.

– Пятьсот рублей, и я свяжу тебя с «Сантехником», общение по «асе». Идет?

Я немедленно вытащила кошелек. Валера поколдовал над клавиатурой, послышался знакомый звук, вроде «ку-ку».

– Садись, – распорядился продавец и ушел.

Я умостилась на колченогой табуретке и прочитала вопрос в открытом окне: «Что хотите?» Решив не стесняться, я настучала ответ: «Жесткое порно». – «Натурал? Гей? Лесбо? – вступил в диалог «Сантехник», – садомазо? Все, кроме педофилии». «Обычный секс», – уточнила я. «Хоумвидео или профи?» – «Лучше с актерами», – определила я границы.

Окно моргнуло, в нем появился список. Поскольку мне было все равно, что покупать, я моментально согласилась: «Беру все». – «Десять дисков?» – «Да. Доставка сегодня», – расхрабрилась я. «Оплата на месте, привезем бесплатно. Ваш адрес?»

Я восхитилась сервису: «А куда вам удобно?» «Куда вам удобно…» – ответил «Сантехник».

Я задумалась, потом быстро напечатала адрес Лизы и уточнила: «Буду там часа через полтора». «Ок», – согласилась «аська».

Я покинула салон, помахала весело подмигнувшему мне Валерию и пошла к машине. А еще говорят, что в нашей стране борются с пиратством! Лично мне, как потребителю, без разницы, кому платить, я хочу купить фильм и насладиться им. Но в магазинах, имеющих лицензию, маленький выбор, а у пиратов есть все, кстати, дешевле, чем у государства. И, похоже, интернет-магазин «Сантехник» чувствует себя вполне уверенно, его адрес легко раздобыть. Вероятно, торговля порнографией приносит огромные барыши, причем не только тем, кто снимает фильм и продает его, но и тем, кто защищает нелегальный бизнес.

Лиза встретила меня в отличном настроении, что не помешало ей налететь на гостью с упреками.

– Почему ты так задержалась? Отчего не отвечала на звонки мобильного?

– Он не звонил, – удивилась я и продемонстрировала Елизавете аппарат, – видишь, на дисплее нет никаких значков, я не получала даже эсэмэсок.

– Вдвойне странно, – надулась Лиза, – потому что я их тебе штук десять послала! Ладно, забудем. На первый раз прощается, но на второй – получишь в нос. Ха! Шутка! Не бойся! Я никогда рук не распускаю.

– Надеюсь, – пробормотала я.

Если Лизавета имеет скверную привычку раздавать тумаки прислуге, ей лучше не применять это ко мне. Детство мое прошло в подворотне, в прямом смысле этого слова. Первое, что поняла пятилетняя Вилка: никто не защитит ее лучше, чем она сама, и если не дать мгновенно обидчику сдачи, то на следующий день тебя будут лупить все. С тех пор моя рука автоматически сжимается в кулак и метит в глаз тому, кто решил меня ударить.

Лиза пошла в столовую.

– Верка, сделай чаю! – заорала она.

– Ты наняла прислугу? – спросила я.

Ласкина изобразила на лице страдание.

– Агентство прислало бабу, на вид жуткая старуха. Похоже, ей лет тридцать пять, лицо, как у обезьяны. Хватит это обсуждать. Я придумала новый сюжет.

Я опустилась в кресло.

– Мы опять пишем детектив?

Лиза плюхнулась на диван.

– Тебе Витя аванс заплатил. Представишь книгу в срок, получишь вторую часть суммы.

– Значит, ситуация с Катей тебя больше не волнует? – не успокоилась я.

Юная вдова махнула изящной ручкой.

– Надоело. Екатерина или пропала, или умерла, а мне в голову чушь полезла про чай для похудения. Просто Витя был совсем болен, вот и умер. Со мной так часто бывает. Начинает терзать проблема, прямо рвет на части, а потом, бац, отпускает. Вот пример. Осенью я увидела у Лерки Матецкой кольцо. На золотом ободке стрекоза из розовой эмали, крылья – тонкий перламутр. Брюликов всего ничего, их на пять карат не наберется, на усиках торчат, и глаза ими выложены. Но не в бриллиантах дело. Кольцо шириной в три пальца, едва пошевелишь рукой, стрекоза словно летит, крылышки шевелятся. Я такое же захотела и пристала к Лерке: «Скажи, кто сделал?»

Ну, сразу же видно, на заказ сработано. Матецкая, сволочара, сначала уворачивалась, говорила: «Это подарок, имени ювелира я даже не слышала». Но я ее на одном сейшене поддатой подловила, и Лерку прорвало, она прямо заявила: «Отвали. Ювелирка будет только у меня. Не хочу тиражные вещи носить. Хоть подохни, не узнаешь».

Лизавета обхватила колено тонкими руками и сцепила пальцы в замок. Сегодня ее ногти были выкрашены в ярко-синий цвет. Кстати, вдова, хоть и сидела дома, не забыла сделать макияж, и гневные слова вырывались из губ, накрашенных розовым блеском.

– Меня прям всю скрутило! Я наняла частного сыщика, он за Леркой месяц мотался. Ну не поверишь, сколько я ее тайн узнала! Волосы она наращивает, на липоксацию ходила, делала курс отбеливающих процедур, виниры на зубы наклеила, на брови и веки татуаж нанесла. Тюнинговалась по полной программе! Но, гадина, ни разу к ювелиру не съездила! Я вся пеной изошла! Легла в одно воскресенье спать, даже заплакала. Ну за что мне такие страдания? Живут же люди, не парятся, ничего не хотят. А я вот на кольце сдвинулась! Прорыдала полночи, а утром раненько проснулась, села в кровати и поняла: на хрен мне этот перстень? Тупая, дешевая стрекоза! Все, пропал огонь. Так и с Катей. Померла, ушла, мне по барабану! Спасибо Соне, она по полочкам ситуэйшен разложила. Слушай сюжет! Нет, лучше я его напечатаю!

Лиза вскочила и со словами:

– У Вити в кабинете удобнее, там кресло шикарное, – убежала из столовой.

Я медленно пошла за ней и обнаружила вдовушку у письменного стола из красного дерева. Покойный Ласкин, очевидно, был богачом в первом поколении. Если вы провели детство в относительном материальном достатке, маловероятно, что установите в своей рабочей комнате скульптуры «золотых» обнаженных женщин в полный человеческий рост. А здесь их было две штуки, у одной «Венеры» из головы торчала лампа с абажуром, а вторая в руках сжимала канделябры с хрустальными подвесками. Я не впервые вошла в кабинет Виктора, но вновь поразилась обстановке. Не всегда владельцы больших денег имеют хороший вкус. Ласкин обожал чудовищную мебель с обильной позолотой, полировкой и медальонами, ему нравились люстры, напоминающие торты, только вместо взбитых сливок их украшали хрустальные висюльки, стразы и граненые стеклянные шарики.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru