Пользовательский поиск

Книга Фея с золотыми зубами. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Анечка, ничего не знавшая о моих мыслях, тараторила без остановки.

– Вот зараза! Ну почему всякая гадость много лет цветет без проблем, а красивые тюльпаны необходимо каждую осень высаживать заново? Где справедливость?

– Нюшенька, ты ведь не веришь в эти глупости? – улыбнулась я.

– Конечно, нет, – замотала головой Неймас, – но вдруг это правда? Не стоит рисковать. Я замужем, Яков часто ко мне в офис заглядывает. Лучше мужегон даже здесь временно не ставить.

– Я несла презент Олесе, – напомнила я.

Аня сдвинула брови.

– Еще лучше! У Олеси Константиновны двое мальчишек и замечательный Алексей, всем бы таких мужей, как у нас с ней!

– Олеся не обращает внимания на черных кошек, пустые ведра и просыпанную соль, – возразила я.

– В подобную чушь никто не верит, – отмахнулась Неймас, – но ведь это «тещин подарок»! Тут засомневаешься! Что будет, если Леша от Олеси уйдет, а?

Я испугалась и предложила:

– Давай выброшу мужегон в мусорный бак. Ей-богу, я не предполагала ничего подобного! Купила его как фиалку. Уже бегу к контейнеру.

– Ой, сама горшок не бери, – испугалась Аня, – вдруг воздушно-капельным путем на Шумакова перекинется? И я не хочу к мужегону приближаться. Во! Придумала!

Она деловито ткнула пальцем в селектор.

– Кха, кха, кха, – донеслось из аппарата.

– Тата, зайди, – приказала Аня.

Дверь в каморку распахнулась, впорхнула девушка, до оторопи похожая на куклу Барби.

– Наташ, ты сейчас замужем? – в лоб спросила Аня.

– Не-а, – без всякого смущения откликнулась Барби, – в понедельник развелась. Хочу недельку одна пожить, привести нервы в порядок, а уж потом снова ярмо на шею вешать.

– Отлично, – обрадовалась Неймас, – в коридоре на окне стоит цветок. Отволоки его в мусор.

– Щас, – кивнула Барби и исчезла.

– Повезло, что у Татки перерыв в замужествах, – обрадовалась Аня, – иначе я и не знала бы, кого послать.

Дверь распахнулась, показалась Наташа.

– Это мужегон! – объявила она.

– Не смей вносить его в кабинет! – хором закричали мы с Нюшей.

– Выбросить? – заморгала Барби.

– Да, – не сговариваясь, гаркнули мы.

– Погодите-ка, – остановила нас Наташа, – «тещин подарок» может пригодиться. Завтра открывается книжная ярмарка, она не такая пафосная, как сентябрьская, но основные издательства соберутся.

– При чем тут мужегон? – изумилась я.

Барби выпятила нижнюю губу, слишком пухлую, чтобы быть без силикона.

– Отволоку горшок на стенд «ЯФЮ», водружу конкурентам на стол среди прочих цветочков, никто его и не заметит. Авось их начальники, Николай Иванович и Иван Николаевич, упрутся прочь.

– «Тещин подарок» действует только на мужей, – ввязалась я в глупый спор.

Наташа поправила локон, штопором спускавшийся к плечу.

– «ЯФЮ» это никому не нужное, но, к сожалению, большое издательство, можно посчитать его женой, а владельцев мужьями. Вот наш «Элефант» за бабу нельзя принять. Хуже не будет. Вдруг мужегон сработает, начальники уволятся, а без них «ЯФЮ» развалится?

Оставив в кабинете аромат дорогих духов, Барби исчезла, Анечка поморгала и спросила.

– Завтра днем ты свободна?

– День расписан, но могу найти минутку, – я предусмотрительно оставила лазейку для отказа.

– Вилочка, плиз, сходи на съемку к «Арине Родионовне», – умоляюще сложила руки Неймас.

– К няне Пушкина? – оторопела я. – Мало того что она до сих пор жива, так еще и ведет на телевидении программу?

Неймас захихикала.

– Обожаю тебя! Приколистка! «Советы Арины Родионовны» – это название телепрограммы, ведущая там женщина.

– Мне придется сидеть в студии с литераторами? – пригорюнилась я. – Не люблю массового скопления писателей.

– Никого не будет, – пообещала Аня, – только зрители и ты – главный гость. Поболтаешь с телететей, ответишь на вопросы, расскажешь свой рецепт и свободна.

– Я не умею готовить, – обрадовалась я возможности отвертеться от обузы.

– И не надо, – заявила Неймас, – передача посвящена здоровью, нужен банальный совет от звезды, ну вроде: «Занимайтесь физкультурой» или «Пейте морковный сок».

– Ну… – протянула я, – ну…

– Рейтинг у них чумовой, – добавила Анечка, – тебе лишний пиар не помешает.

Слово «звезда», вскользь брошенное Неймас, согрело душу и лишило меня желания сопротивляться.

– Ладно, договорились.

– Ты молодец! – запрыгала на стуле Анечка.

Глава 12

Домой я приехала около восьми вечера и застала Юру около одной из раскрытых коробок. У стены стояла длинная штанга с пустыми вешалками.

– Ты купил кронштейн для одежды? – обрадовалась я.

– Нет, – растерянно ответил Шумаков. – Зоя отдала, он ей не нужен.

– Зоя? – испытывая легкую ревность, спросила я. – Впервые о ней слышу.

– Это я! – раздалось из коридора, и в комнату вошла полная дама с котом на руках. – Какое милое животное.

– Его зовут Фердинанд, – живо отреагировал Юрасик.

– Может, вначале меня представишь? – возмутилась я.

– Вилка, это Зоя, – зачастил Шумаков, – начальник отдела нераскрытых преступлений. Зоя, это Виола, лучшая писательница России, ее книги издаются миллионными тиражами на всех языках мира.

– Юра ошибается, – быстро сказала я, – мои произведения не настолько популярны. О славе Милады Смоляковой мне и мечтать не приходится.

– Скромность украшает, – прогудела Зоя, – я постоянно встречаю в метро людей с вашими детективами.

– Не знала, что у нас существует отдел по борьбе с нераскрытыми преступлениями,[12] – запоздало удивилась я.

Зоя осторожно опустила Фердинанда на пол.

– Мы существуем недавно, но я уже не рада, что согласилась. Кронштейны правда мне больше не нужны. Виола, не ревнуйте, мы с Юрой учились в одном классе, между нами никогда не было интимных отношений. Юрашка писал мне контрошки по математике, а я за него строчила сочинения. Такой вот бартер!

Я засмеялась.

– У меня так исказилось лицо? Это от вида безразмерных оранжевых женских трусов, которые Юра держит в руках.

Зоя склонила голову к плечу и серьезно сказала:

– Мне они маловаты. Я отовариваюсь у Конрада, слышала о таком? Нет? Он шьет одежду для зверей в Московском зоопарке. Ночнушки для слонов, брюки на носорогов, кофты бегемотам. Я по размеру его клиент.

Секунду я переваривала услышанное, потом расхохоталась. Ай да Зоя, женщина без комплексов. Но уже через секунду я смутилась.

– Извини за глупый гогот!

– Смеяться лучше, чем плакать, – заявила Зоя, – со слезами в беде утонешь, с улыбкой выплывешь. Предвосхищая следующий вопрос, расставлю точки над i и другими буквами: я не больна, щитовидная железа как у восемнадцатилетней, печень не подводит, диабета нет. Я толстая, потому что очень-очень люблю пожрать. И давай на этом завершим церемонии, забудем про «вы» и начнем жить весело, закусывая чай пирожными. О’кей?

– О’кей, – растерянно согласилась я, – а откуда трусики?

Юра ткнул в сторону коробки.

– Оттуда! Я сам поразился. До сих пор не видел у тебя столь роскошных прикидов!

В процессе разговора Шумаков вытаскивал из коробки фиолетовый балахон со стразами, лифчик, смахивающий на гамак, шаль истошно зеленого цвета и прочие изыски.

– Полушалочек угарный, – заявила Зоя.

Я поспешила откреститься от шмоток.

– Это не мое.

– На коробке написано «мама», – заявил Юра.

– А там «папа», – ткнула пальцем в другой ящик Зоя, – еще вижу «Макс». Вспарывай их, ребята!

Юра начал открывать одну коробку, я быстро справилась со второй и вытащила на свет несколько непромокаемых комбинезонов, поводки, миски и пожеванные резиновые игрушки.

– Используя метод дедукции, могу определить хозяина, – загремела Зоя, – у комбеза четыре ноги. Учитывая, что люди, как правило, не разгуливают на четвереньках с ремешками вокруг шеи, не вылизывают металлические плошки и не забавляются с пищалками, смело делаю вывод: Макс – это пес.

вернуться

12

Подобной структуры в России пока нет. Автор выдумала ее, предполагая, что кое-какие «похороненные» дела в наши дни можно раскрыть, используя современные технологии.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru