Пользовательский поиск

Книга Диета для трех поросят. Содержание - Глава 26

Кол-во голосов: 0

Глава 26

До сих пор меня толкало на решительные действия желание найти несчастную Лиду, которая, очутившись на улице, позвонила мне, поскольку именно я опрометчиво посоветовала ей изменить свою жизнь. Честно говоря, не могу назвать себя очень уж жалостливым человеком. Я спокойно прохожу мимо бомжа, спящего на картонке, и не подаю милостыню бабке, которая, закутавшись в платок, бьет с протянутой рукой земные поклоны.

Проявить христианское милосердие, скажем, к последней, мне мешают простые размышления. Ну почему старушка, завернувшись в рванину, позаботилась надеть на ноги почти новые качественные сапоги из натуральной кожи? Ответ прост: пенсионерка боится простудиться и понимает, что наивным прохожим в первую очередь в глаза бросится ветхая верхняя одежонка, на ее обувь спешащий по своим делам народ внимания не обратит. А в них-то вся правда! Бабка вовсе не божий одуванчик, она вполне молодая женщина, умело загримированная под столетнюю нищенку, поэтому и надвинула платок до кончика носа. По какой причине я должна поддерживать ее «бизнес»?

Что же касается лица без определенного места жительства, то тут тоже все не так просто. Каким образом мужик лишился квартиры? Он пьет с горя, из-за потери жилплощади, или попросту пустил по ветру квадратные метры из-за страстной любви к зеленому змию? Даже рискуя показаться кому-то злобной, скажу: я не верю в то, что алкоголизм – болезнь. Вернее, после определенного количества лет, проведенных в обнимку с бутылкой, пьянство становится недугом, но, простите, кто вынудил ханурика браться за огненную воду в самом начале «карьеры»? Его привязывали к стулу и насильно вливали в рот несчастного водку? Нет, мужик сам тянулся к «пузырю», забыв о семье и работе. Ну и почему надо умиляться, глядя на оборванца? Он собственными руками превратил себя в то, чем сейчас является. В Москве полно по-настоящему несчастных людей, инвалидов, которых злая болезнь лишила трудоспособности, но они не клянчат рубли на перекрестках. Если уж и проявлять милосердие, то надо помогать им!

Я потрясла все еще слегка гудевшей головой. Что-то меня унесло в размышлизмы… Всего-то хотела сказать: нужно найти Ирину-Лиду, пока бедняжку не обидел злой человек. Но сейчас к этому желанию прибавился охотничий азарт и ранее неизведанное мною ехидное злорадство. Похоже, Вера Петровна посчитала меня полной дурой – позвала участвовать в спектакле, наврала с три короба, а потом быстро замела следы и смылась. Мадам просчитались, думая, что наивной работнице «Прикола» никогда не найти обманщицу. Она решила так: дом снят по украденному паспорту деда Пихто, сам Борис Гурьевич умер, Анекдотическая улица расселена, соседи, знавшие Гамавердию Патовну, разлетелись по Москве, да и вообще психотерапевт не Вера Петровна, в документах стоит другое имя. Представляю, как вытянется лицо у дамочки, когда она увидит меня на пороге! Ни за что не уйду, пока не вытрясу из мерзавки все сведения об Ирине-Лидии. Гама должна знать о ней достаточно информации…

Минуточку! Я притормозила, вытащила мобильный и, поглядывая в полученную от Ирины бумажку, набрала номер.

– Да, – недовольно протянул сонный, определенно знакомый голос.

Первым моим желанием было заорать: «Попалась, негодяйка!» Но, сами понимаете, этого делать было никак нельзя. Прикрыв носовым платком трубку и зажав нос пальцами, я загудела:

– Аварийная беспокоит. До часу дня приедем размечать трубы.

– Что? – уже более внятно осведомилась психотерапевт.

– Газовая служба. Составляем план разводки коммуникаций. Убедительная просьба дождаться нашего инженера-геодезиста, он придет до обеда, – сердито частила я.

Не успел рот захлопнуться, как я адекватно оценила сказанную глупость. Геодезист не имеет никакого отношения к бытовому газу, это человек, который стоит на дороге с таким приборчиком на треноге. Ей-богу, не знаю, что он измеряет или ищет, но уж точно не газовое месторождение.

Вера Петровна протяжно простонала:

– На часы смотрели? – Психотерапевт тоже явно не знала, кто такой геодезист, и поверила мне.

Люди, будьте бдительны! Ну почему основная масса из нас доверяет чужим словам? «Кто звонит? Районная поликлиника. Проводим анкетирование, ответьте на вопросы. Где вы храните деньги?» И ведь большинство, услышав подобное, честно сообщит правду!

– Вот черт! – сердито сказала Вера Петровна. – Наплевать мне на ваши обмеры, у меня свои планы на сегодняшний день. Даже не надейтесь, что я останусь дома!

– Пожалуйста, – бесстрастно ответила я, – бригаде без разницы, где станете готовить жрачку. Авось с голоду не помрете! Купите электроплитку, на ней щи и сварите.

– Не поняла? – насторожилась психотерапевт.

– Объясняю ишо раз для малограмотных людей: газовая служба делает план разводки труб.

– И чего?

– Не со скуки же наши парни прикатят? Спустя неделю в доме установят новую магистраль, старую отключат. Ежели ваша квартира будет не обмеренной, рабочие ее минуют, останетесь без газу, – нарисовала я малоприятную перспективу.

– Что за безобразие!

– Не ругайтесь, – откликнулась я, – в подъезде десять дней объявление висело.

– Я не видела! – заорала Вера.

– Наверное, уезжали, – предположила я, – вот и не в курсе теперь. Мы давно жильцов предупреждали. Короче, сами решайте, а нам по барабану, с газом вы или без оного. У меня дома плита отлично горит, остальное не колышет. Просто как диспетчер я обязана бригаде наряд выписать, вот и обзваниваю людей, составляю расписание, к кому в какую очередь идти.

– Извините, я вспылила, – замела хвостом собеседница, – спросонья я всегда злая. Конечно, посижу дома, дождусь ваших служащих. Маленькая просьба, не могут ли они начать с моей кухни? Я работаю в послеобеденное время.

– Хорошо, – тщательно скрывая радость, согласилась я, – примерно через час они приедут. Мы всегда идем навстречу гражданам, которые по-человечески просят, не отказываем.

На лестничной клетке блочной башни было полутемно. Вера Петровна, распахнув дверь, прищурилась и с легким недоумением спросила:

– Мосгаз?

– Угу, – буркнула я.

– Вы женщина? – задала она идиотский вопрос.

– Ага.

– Я думала, все газовщики мужчины, – изумилась хозяйка.

– Если вы ждали парня, я могу уйти, – пробасила я.

– Ну что вы! – засмеялась хозяйка. – Извините за глупые слова. Вот она, эмансипация во всей своей красе – мы, несчастные женщины, теперь выполняем самую тяжелую работу!

Я вошла в прихожую, тускло освещенную маленьким бра, и, снимая ветровку, встала лицом к вешалке. Вера Петровна тщательно заперла дверь, навесила цепочку и щелкнула выключателем. Под потолком празднично вспыхнула хрустальная люстра.

– Может, перед началом обмера чайку выпьете? – гостеприимно предложила хозяйка.

– С удовольствием, – согласилась я и повернулась к ней. – Если учесть, что разговор нам предстоит долгий и нелегкий, то чаепитие весьма кстати.

Психотерапевт вытаращила глаза.

– Ты? – ахнула она.

– Не рады встрече? – спросила я.

Вера Петровна шагнула к двери.

– Но… это… меня… здесь… Немедленно убирайся!

– Очень мило, – засмеялась я. – Вы, однако, непоследовательны. Пару секунд назад предложили гостье чаю и тут же гоните ее вон. Это свидетельствует о поведенческих проблемах. Не пора ли вам обратиться к психологу? Давайте поговорим об этом.

– Как ты меня нашла? – нервно воскликнула хозяйка.

Я пожала плечами.

– Легко!

– И зачем пришла?

– Не люблю, когда из меня делают дуру, используют втемную, врут, втягивают в криминальную ситуацию.

– А что, собственно, такого произошло? Я наняла актриску в агентстве «Прикол», – возмутилась Вера Петровна, – оплатила ее услуги. Какие проблемы?

– Никаких. Но если учесть, что Олега Михайловича убили…

– Его смерть была случайной! – возмутилась психотерапевт. – От инфаркта. Эй, куда поперла?

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru