Пользовательский поиск

Книга Диета для трех поросят. Содержание - Глава 23

Кол-во голосов: 0

Глава 23

Ольга Ивановна оказалась милосердной женщиной. Она провела меня в служебный туалет, вручила бутылочку жидкого мыла, губку для мытья посуды, бумажное полотенце и велела:

– Умывайтесь!

Я покорно стала плескать воду на лицо. Аптекарша ушла. Очевидно, она сумела привести мента в чувство, потому что я услышала громкие голоса, затем стук двери.

– Даже самые безобидные лекарства могут таить в себе опасность, – вздохнула провизор, вернувшись. – Целлюлоза хорошая вещь, раствор Рихтера отлично помогает при проблемах с кишечником, но два препарата соединились в вашем желудке, и пошла неуправляемая реакция. Знаете, что нельзя употреблять одновременно анальгин и аспирин?

– Почему? Они же безвредные.

– Ну нет, безвредных лекарств не бывает, – протянула Ольга Ивановна. – И очень большое значение имеет доза. Допустим, какой-нибудь препарат от повышенного давления… Вам нужно съесть целую таблетку, а другому больному и четвертинки хватит.

– Это потому что я толстая, – вырвалось у меня. И я тут же пожаловалась: – Очень хочу похудеть. Доктор Раджив посоветовал мне пить целлюлозу…

Фармацевт внимательно меня выслушала, потом возмущенно воскликнула:

– Вот негодяй! Сомневаюсь, что он имеет медицинское образование. Целлюлоза под действием жидкости набухает, резко увеличивается в размерах и заполняет желудок. Появляется временное ощущение сытости, которое превратится в приступ голода, едва лишь микрокристаллическая взвесь переработается. И еще: если вы наедитесь ее на ночь, можете заработать инфаркт!

Я уронила бутылочку с мылом в раковину.

– Почему?

– Знаете, какова самая частая причина сердечных приступов по ночам? – нахмурилась провизор.

– Никогда не интересовалась этой проблемой.

– Наиболее опасным для человека считается время суток от трех до пяти утра, – подняла она указательный палец. – Именно в этот период происходит наибольшее количество инсультов и инфарктов. Сотрудники «Скорой» знают: если вызов, допустим, приходится на четыре часа, у больного скорее всего проблема с сердечно-сосудистой системой. А вот ежели бригаду вызвали в районе полуночи, и врач видит предынфарктную картину, то причина недуга, как правило, банальное обжорство. «Мотор» дает сбой от слишком обильного ужина. Переполненный желудок мешает и правильной работе легких… Ладно, мне надо идти на рабочее место. А вы не принимайте больше целлюлозу. Желаемого эффекта не добьетесь!

– Что же мне делать?

– Ограничивать себя в еде и заниматься спортом, – тоном профессора заявила фармацевт, – другого пути нет. Очень опасно попадать в зависимость от любых – подчеркиваю: любых! – лекарств. Все болезни, а также исцеление от них в нашей голове.

– Умерли тут все, что ли? – заорали из торгового зала.

– Иду! – крикнула провизор. – Вот народ, пять минут не потерпят…

Я простилась с ней, вышла на улицу и направилась в сторону дома, где, по словам домработницы Галины, жила сестра Олега Михайловича. В голове теснились и путались разные мысли.

Олег был женат не на Вере Петровне, его супругу зовут Екатериной Николаевной, следовательно, Вера не Ефремова. Кто она? Что делали она и Олег Михайлович в особняке со стеклянной лестницей? Зачем Вера Петровна обратилась к нам в агентство? Почему врала мне о своем счастливом супружестве? Ирина сестра Олега? Или она Лида, сестра Мальвины? Ирина алкоголичка? Я видела ее около аптеки с кучей спиртосодержащих настоек в пакете… Мне надо худеть, но нельзя глотать целлюлозу… Олег Михайлович на моих глазах опрокинул в себя пузырек… Почему он боялся даты десятое октября? Сумею ли я привести себя в порядок до Нового года? Гри, наверное, захочет пойти в ресторан, и мне надо хоть чуть-чуть сбавить вес. Черт, очень хочется есть! Нет, все, сажусь на диету…

И тут, как назло, до меня долетел аромат свежей выпечки. Ноги прилипли к тротуару, я, словно охотничья собака, почуявшая дичь, подергала носом, повернула голову и увидела вывеску «Волшебная печка». Пару секунд меня раздирали противоречивые желания, и в конце концов в зубах оказалась любимая плюшка с корицей. Ну какая может быть прибавка в весе от крохотной «завитушки»? Ладно, уж завтра с утра я строго ограничу потребление еды, никто не начинает придерживаться диеты посередине дня.

Можете мне не верить, но небольшая булочка произвела удивительное действие. Голова перестала болеть, в мыслях появилась кристальная ясность. Я решительно вошла в подъезд и уверенно нажала на звонок квартиры, расположенной прямо у лифта.

Дверь распахнулась мгновенно.

– Кто вы? – спросила девушка, одетая в джинсы и клетчатую рубашку.

Лица ее я не увидела – его почти полностью закрывали длинные, вьющиеся темные волосы.

– Можно мне поговорить с Ириной Ефремовой, сестрой Олега Михайловича? – вежливо поинтересовалась я.

Девушка вдруг поежилась и стала кашлять. Она, похоже, была сильно простужена.

– Ирина дома? – повторила я.

– А вы кто? – справившись с приступом кашля, переспросила девица.

Мне очень не нравятся люди, которые, вместо того, чтобы ответить на прямо заданный вопрос, устраивают вам целый допрос, поэтому я заявила:

– Сначала вы уж сделайте одолжение, скажите, где Ирина.

– Здесь, – сухо сообщила особа в джинсах.

– Фу, слава богу, нашлась! – вырвалось у меня.

– Кто? – с неприкрытым любопытством осведомилась девушка и откинула волосы с лица.

Сразу стало понятно: вовсе она не девушка, ей не двадцать и даже не тридцать лет, а намного больше. Обманчивое впечатление юности производила стройная фигура. Принято считать, что люди, перешагнувшие определенный возрастной рубеж, должны расползтись в разные стороны, потерять хорошую осанку, обзавестись животом. Но стоявшая передо мной женщина легко сойдет за студентку, вот только кожа на лице заметно увяла и на шее появились складки.

– Кто нашелся? – повторила женщина. – И вы откуда взялись?

– Сейчас объясню, – сказала я. – Мы с Ирой познакомились в доме Олега Михайловича, в поселке «Изумрудный»…

– Где? – с изумлением перебила меня дама.

– То есть особняк, как я выяснила, не принадлежит Ефремову, его сняла Вера Петровна. А Ирина жила с ними, она алкоголичка, ее нельзя оставлять одну. Но она убежала и… Ох, простите, я бестолково объясняю, сейчас попробую еще раз.

– Ирина – это я, – остановила меня дама. – И, должна заметить, я вообще не пью спиртное.

– Вы? Совсем на нее не похожи! На фотографии и в жизни Ирина другая.

– Вам паспорт показать? – с легкой издевкой осведомилась хозяйка квартиры. – Перед вами стоит Ирина Михайловна Ефремова, других здесь нет!

– Значит, она Лида. Точно! – воскликнула я. – Но… Вы знаете Веру Петровну?

– Нет, хотя, может, я встречалась когда-то с женщиной, которую так зовут. Имя не редкое.

– Она жена Олега Михайловича. Или не жена? – Я запуталась. – Но он умер у нее в доме! Впрочем, дом им не принадлежит… В общем, Олег скончался в детской, а я в тот момент играла роль Тигровны.

Глаза Ирины стали черными. Женщина схватила меня за руку, втянула в прихожую, захлопнула дверь и резко сказала:

– Немедленно рассказывайте, кто вас сюда прислал! Впрочем, кто бы он ни был, вы опоздали – Олег умер. Но я-то осталась! Сообразила?

Я на всякий случай кивнула, но потом решила поделиться своим мнением:

– Думаю, Ефремова убили.

– И я так считаю, – прошептала Ирина. – Убили с вашей же помощью! Откуда вы знаете про Тигровну, а? Кто велел вам шантажировать моего брата? Отвечайте!

Я не успела издать ни звука – Ирина ухватила меня за плечи и стукнула головой о стену. Маленькая, хрупкая женщина оказалась очень сильной, я почувствовала резкую боль в затылке. Потом под черепом вспыхнул яркий свет и тут же погас…

По щекам текла холодная жидкость, я машинально провела рукой по лицу и села, закрыв глаза. Под задом ощущалось нечто жесткое, комкастое. Неожиданно на ум пришло воспоминание: мне двенадцать лет, я приехала в гости к сестре бабушки, тете Ане, которая жила в деревне…

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru