Пользовательский поиск

Книга Диета для трех поросят. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

– Что случилось, моя крошка? – вопросил Роман Ильич. – Есть желание стать звездой? Мы как раз подыскиваем ведущую для нового проекта, у тебя могло бы получиться.

– Нет-нет, спасибо, – быстро отказалась я, – ваша помощь мне нужна в другом вопросе.

– Сколько? – деловито осведомился Гаврилов.

– Речь идет не о деньгах.

– Уже интересно, – захохотал телебосс. – Ты оригинальна, обычно от меня хотят получить презренный металл и славу.

– Нет ли у вас хорошего знакомого в органах МВД?

– Не вопрос! – заухал Роман Ильич. – Я знаю там всех, кто наверху. Скажи, кто тебе конкретно нужен.

– Человек, способный получить сведения из архива, в частности – о бывшей заключенной.

– Тебе перезвонят через десять минут, – гаркнул Гаврилов, – не занимай телефон.

Я положила трубку на столик и принялась уничтожать очередной кусок бисквита с кремом. Торт внезапно показался мне слишком сладким. Наверное, лазерная терапия начала действовать. Но не оставлять же еду на тарелке? Воспитанные люди так не поступают. И потом, я сполна заплатила за лакомство, значит, обязана съесть его до крошечки. Машинально орудуя ложкой, я продолжала размышлять.

Однако что-то в ситуации с Лидой-Ирой не складывается. Меня не смущала смена имени. Скорей всего, выйдя на свободу, женщина решила начать жизнь с чистого листа, раздобыла другие документы, забыла про уголовное прошлое, придумала новую биографию. Вот только Вера Петровна упомянула в разговоре со мной, что прожила с мужем, Олегом Михайловичем, не один год, и сестра супруга всегда была с ними. Получается, что Ира не Лида. Но Лидия похожа на Ирину как две капли воды! Можно подумать, что уголовница имеет близнеца. Однако Мальвина не упоминала о еще одной сестре. Что-то тут не компонуется. Есть еще маленькая нестыковочка…

Сотовый зашелся в крике, я схватила трубку.

– Слушаю.

– Коробков Дмитрий. Меня просили вам помочь, – доложил густой бас.

– Ой, здравствуйте! – обрадовалась я.

– Привет, – не по уставу ответил парень.

– Мне нужны сведения об одной женщине. Ее судили за убийство.

– Уточните, пожалуйста, задачу.

– Я хочу узнать адрес Лидии Фоминой. Ее мать зовут Фаина Климовна Рогачева. Фигурантка сидела в городе Саранске, получила срок за убийство отчима.

– Год рождения?

– Не знаю, но думаю, ей за сорок.

– Вижу! – вдруг воскликнул Коробков. – Последнее ее место жительства: улица Сиротинская, дом четыре, квартира один.

– Где видите? – не поняла я.

– На компе, – спокойно пояснил Коробков.

– Вы милиционер?

– Какая разница, кто я? – хмыкнул Дмитрий. – Роман Ильич велел вам помогать. Звоните, если что еще понадобиться! Мой телефон определился.

– Откуда вы знаете, что у меня АОН стоит? – изумилась я.

– Он сейчас у всех в наличии, – сказал Коробков. – Могу покруче фокус показать. Вы сидите по адресу… э… дом номер двенадцать, проспект Буркова.

– Ну и ни фига себе! – ахнула я. – Это как же выяснилось?

– А по телефону, – захохотал Коробков. – Местоположение сотового засечь – легче, чем плюнуть. Так, что еще вам надо?

– Сиротинская где находится?

– Метро «ВДНХ», – последовал ответ, – далее пешком или на маршрутке.

Глава 15

Таинственный Коробков абсолютно правильно объяснил мне дорогу. У меня возникло ощущение, что он сам проживает в этом микрорайоне, потому что Дмитрий заботливо посоветовал:

– Попросите водителя притормозить на углу, возле магазина с ботинками, и топайте через двор. На Сиротинской стройка, напрямик не пройти.

И все оказалось правдой. Возле лавки с гордым названием «Лучшая обувь» была арка, ведущая во двор, а чуть правее, там, где начиналась нужная мне улица, вздымались подъемные краны.

Здание под номером четыре, вероятно, возвели еще в пятидесятые годы прошлого века, весь первый этаж его занимал салон красоты. Я вошла в подъезд и удивилась: ну и ну, жилых квартир нет, дом переделан под офисные помещения. Справа висит табличка «Адвокатская контора Ирзабековой», слева вход в фотостудию. Я молча полюбовалась на вывески и ушла. Квартиры здесь давно проданы, рассказать о прежних жильцах некому, и Лидии тут точно нет. Поняв, что потерпела очередную неудачу, я испытала приступ голода и удивилась. Однако лазер оказал на мой организм весьма странное действие: мне теперь постоянно хочется есть, причем с такой силой, что терпеть голод практически невозможно. Если я сейчас не слопаю булочку, то умру! Где тут супермаркет?

Слава богу, теперь в Москве на каждом углу торгуют продуктами! Небольшая лавчонка притулилась и около четвертого дома. Я влетела в стеклянный павильончик, увидела за прилавком тощего паренька в очках и воскликнула:

– Быстренько дай булку! Вон ту, с маком!

Юноша медленно встал, положил на прилавок обложкой вверх толстую книгу и нараспев спросил:

– С маком?

– Да!

– Это не булка.

– Как? – удивилась я. – А что же тогда?

– Рулет, – меланхолично уточнил очкарик.

Я машинально глянула на том, лежащий на прилавке. «Математические методы анализа». Все ясно, тут подрабатывает студент или аспирант.

– Так чего вы хотите? – поинтересовался продавец.

– Булку с маком, – повторила я.

– Это рулет, – пошел по кругу парень.

– Какая разница?

– Большая, – уперся зануда, – булочка на два рубля дешевле.

– Супер, давайте ее.

– Они закончились, их быстро разбирают.

– Так зачем тогда ты выпендриваешься? – обозлилась я.

Студент поправил очки.

– Вы попросили булку, но указали на рулет. Я захотел уточнить вид товара, и тогда вы решили приобрести булочку. Но их нет в наличии, я ее не могу продать по причине отсутствия. Это же логично! Нет возможности отпустить товар, который не прибыл со склада. Вы согласны?

Я уставилась на паренька, а тот неожиданно заулыбался. Нет, он не издевается, он просто клинический идиот!

– Давай рулет!

– Он вчерашний.

– Без разницы.

– Пожалуйста, – снисходительно пожал плечами юноша. – С вас десять рублей.

– Погоди-ка! – воскликнула я. – А где этикетка с описанием состава изделия?

– Жиры, белки, углеводы, калорийность? – хмыкнул очкарик. – На диете сидите?

– У меня аллергия! Хочу знать, нет ли в булке одного вещества.

– В рулете, – меланхолично поправил зануда, – булочки проданы.

– Плевать на название! Меня волнует хлористый натрий.

– Не повезло вам, – посочувствовал парнишка.

– На что ты намекаешь?

– Аллергия неприятная вещь.

– Точно, хорошего мало.

– В особенности в вашем случае, – продолжал студент. – Одними овощами питаетесь, да? Небось невкусно.

– Почему? – удивилась я. – Мне можно все, кроме хлора с натрием.

– Так он же есть везде, – заметил продавец, – даже в конфетах. Вот читайте!

Я заморгала, а зануда запустил руку в большую картонную коробку, стоящую на прилавке, выудил оттуда небольшой батончик и поднес его к самому носу. Затем бойко провозгласил:

– Точно! Имеется в составе!

Я тоже изучила компоненты.

– Ничего не вижу.

– Читайте внимательно!

– Сухое молоко, растительный жир, эмульгатор, ароматизатор со вкусом ванили, сахар, соль, витамины… Никакого хлористого натрия!

– Да вы что? Соль. Не видите?

– И при чем тут она?

– Соль же, тетя! Соль! – попугаем затвердил студент.

– Уже слышала. Где хлор и натрий?

Зануда снял очки, протер их и снова водрузил на переносицу.

– Хлористый натрий это и есть поваренная соль.

– Почему? – удивилась я.

– Так называется.

– Ерунда! – вскипела я. – Глупости!

– Вовсе нет. – Голос парня принял менторский оттенок. – Возьмем, допустим, воду. Она как именуется? Я имею в виду химический состав.

– Вода! – ощущая себя дурой, ответила я.

– Нет, Аш два О.

– Аж кто? Какие еще два О? – занервничала я.

Зануда заморгал.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru