Пользовательский поиск

Книга Диета для трех поросят. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Из моей груди вырвался тяжкий вздох. Увы, ответ ясен, и тянет он почти на полцентнера – похоже, именно такова разница в весе между госпожой Сергеевой и Мартой Карц. Надо срочно – прямо сейчас! – сесть на диету и до возвращения Гри сбросить хоть пару кило. Конечно, при моей фигуре потеря их будет не особо заметна, но лиха беда начало, где пять, там и двадцать пять. Вот только пускать дело на самотек нельзя!

Слегка подвинув воняющего одеколоном мужика, я открыла сумочку и нашла в ней рекламную листовку про диету на основе анализа слюны. Хм… Кажется, дела у фирмы идут превосходно, ее офис находится в самом центре, чуть ли не в Кремле. Сейчас разберусь с Ириной и поеду к врачу. Приняв решение, я повеселела, даже плотное облако мерзкого парфюма, настойчиво лезшее в нос, перестало меня раздражать. Главное, что я поняла, как себя вести, значит, половина проблемы уже решена.

Очевидно, кафе «Черешенка» не пользовалось популярностью – когда я вошла в небольшой полутемный зал, там не оказалось ни одного посетителя. За стойкой тосковала полная девушка в ярко-зеленой с золотыми пуговицами униформе.

– Здравствуйте, – заученно сказала она, – ланча нет. У нас из еды только кофе с пирожными. Правда, лакомство эксклюзивное, авторской работы. Желаете посмотреть меню?

Интересно, о чем думал бизнесмен, который открыл трактир с дорогой выпечкой около конечной станции метро, где очумелый народ, вывалившись из переполненных автобусов и маршруток, несется к подземке? Ясно же, почему тут отсутствует народ: справа от кафе расположен огромный вещевой рынок, его клиенты не станут выбрасывать деньги на «авторские» творения, обойдутся кольцом с творогом, купленным в тонаре, а слева огромная площадь, и там повсюду ларьки с фаст-фудом, палатки, заманивающие голодный люд шаурмой, курами-гриль, хот-догами и разнообразными сладкими плюшками.

– Нет, спасибо, – улыбнулась я. – Вы Алиса?

Официантка кивнула.

– А я Таня. Мы разговаривали с вами по телефону. Я хотела приехать через сорок минут, а управилась за двадцать. Где же Ирина? И дайте, пожалуйста, ее счет, – сказала я.

Алиса заморгала.

– Нету, – коротко заявила она.

– Ирина ничего не ела?

– Не-а. Она ушла.

– Куда? – ахнула я.

– Ниче не сказала.

– Я же вас просила не отпускать девушку!

Алиса уперла руки в боки.

– Еще и с претензиями… Сама за своей сумасшедшей следи, я не нанималась.

– Действительно. Извините, – растерянно прошептала я, – вы тут ни при чем.

Лицо Алисы потеряло напряженность.

– Да ладно, – вздохнула она. – День нехорошо начался. Сначала твоя красота зашла. Не успела сесть, мужик ввалился и ну права качать, типа, где туалет. Я ему спокойно объясняю: «Сортир только для клиентов, возьмите кофе, а потом пользуйтесь тубзиком хоть до следующего утра». А он как заорет: «Лужков велел вам народ с улицы пускать! На центральном проспекте стоите!» Такой хай поднял…

– Где Ирина? – я решила вернуть Алису к нужной теме.

– Ушла!

– Куда? – спросила я, понимая, что разговор пошел по кругу.

– Клиент скандалил, – пожала плечами девушка, – все мое внимание перетянул, визжал поросенком. Не могу же я за двумя следить! Пока мужик лаялся, твоя Ирина и смылась. Сунула мне аппарат, и ку-ку.

– Какой аппарат? – изумилась я.

Алиса захихикала.

– Телефонный.

– Мобильный?

– Ну да!

– Ира оставила здесь сотовый? – недоумевала я. – Зачем?

Официантка вытащила из кармана пиджачка зеркальце и стала любоваться своим полнощеким личиком.

– Не знаю, – равнодушно ответила она спустя минуту, – кто ж их, психов, поймет. Хотя она сказала: «Держи, моя лучшая подруга Таня велела тебе трубку отдать».

Я оперлась на стойку. Действительно, я произнесла такую фразу, но она имела иной смысл. Я велела Ирине зайти в «Черешенку» и передать сотовый официантке, потому что хотела попросить ту об услуге. Ира выполнила просьбу, но истолковала ее по-своему – оставила телефончик и ушла. Теперь всякая связь с ней потеряна. Где искать чокнутую бабу? Что с ней будет? А ведь, похоже, в случившемся виновата я. Зачем посоветовала Ирине начать самостоятельную жизнь? Пьянчужка все поняла буквально – убежала из поселка, решив, что я помогу ей. И сейчас бродит одна по Москве!

Сунув оба мобильных в сумку, я вышла на улицу и порадовалась теплому солнышку. Погода в нынешнем году балует москвичей. На дворе середина осени, а большинство прохожих одето в легкие наряды, некоторые девушки даже не сняли босоножки. А если неадекватный человек убежал из дома в погожую пору, его шансы на выживание выше, чем у бедолаги, покинувшего кров в мороз. Ирине сейчас грозят разные опасности – она может попасть под машину, столкнуться с грабителем или насильником, но она не замерзнет даже ночью. Хоть в чем-то ей повезло.

Я замерла у входа в кафе, разглядывая заполненную народом площадь. Что заставило Иру сбежать? Она испугалась? Кого? Мужчину, который начал скандалить в «Черешенке»? Или увидела через окно сцену, привлекшую ее внимание?.. Мало ли какие соображения роятся в голове у психически нестабильной женщины. Как отыскать песчинку на пляже? Но ведь надо же хоть начать…

Глава 9

Я вздохнула и двинулась вдоль ряда лотков, задавая торговцам один вопрос:

– Простите, тут не проходила немного странная женщина? Она могла себя вести как трехлетняя девочка, просить о помощи…

Продавщицы, в основном украинки, отрицательно качали головой. Я уже совсем отчаялась, когда дородная баба, стоявшая в будке с вывеской «Хот-дог из экологически чистой курицы», вдруг заявила:

– Такая растрепанная? Стрижка короткая, глаза, как у совы, родинка над губой?

– Да, – обрадовалась я. – Вы ее видели? Это моя… э… сестра, она не в себе.

– С тебя восемнадцать рублей, – расплылась в улыбке тетка.

Ничтожность суммы удивила.

– Почему столько? – поинтересовалась я.

– Считай сама, – дернула могучими плечами собеседница: – стакан соку и булка. Я ее пожалела, дала ей за так, потому что она больно несчастной выглядела. Подошла сюда и стоит молча, ничего не просит. На побродяжку не похожа, одета прилично, сумка хорошая, сама чистая, на губах помада. Я сначала решила, что она ассортимент изучает, ну и сказала: «Не сомневайтесь, весь товар качественный». Я всякой ерундой не занимаюсь, сок водой, как Олеська, не разбавляю. Она и говорит: «Очень кушать хочется». Я ей: «Бери, че хошь». А она: «Можно? Вам не жалко?» А я: «Ясный перец нет. На хрена тут стою!» Она булку хвать, и в рот. Говорю: «Давайте деньги». А сестра твоя в ответ: «Ой, их нету». Я удивилась: «За фигом тогда выпечку хапнула?» Тогда она удивилась: «Вы же меня угостили». И тут-то до меня, дуры, дошло: она юродивая. Чисто блаженная – стоит, улыбается. И че делать? Не выковыривать же плюшку у нее изо рта! И вообще, Господь велел безумным помогать, так в Писании сказано, они божьи люди. Короче, я ей еще и соку налила. А она мне в ответ: «Спасибо огромное!» Потом вытаскивает кошелек – недешевый, из крокодила, сверху буква «Т» золотая – тычет мне под нос и говорит: «Вот! Деньги были, но я на них в машине ехала, в такси маршрутном, а потом купила тут помаду, пудру и духи. Были деньги! Три бумажки! Закончились».

Я заморгала. Теперь понятно, куда подевалось мое портмоне. Ай да Ира! Вроде сумасшедшая, дезориентированная особа, но вдруг демонстрирует редкостную сообразительность и изворотливость. Вчера, когда мы сидели в крохотном кафе в коттеджном поселке, она попросила меня принести газету, и я покорно отправилась выполнять поручение. Да только пресса ей была ни к чему – пока я ходила к проволочной корзине с изданиями, она просто сперла из моей сумки кошелек. Наверное, пьянчужка уже тогда собралась удрать из дома. Интересно, может ли у человека быть такое заболевание: пять минут он дурак, а пять минут хорошо соображает? Этакое пунктирное сумасшествие… Похоже, Ирина страдает именно им.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru