Пользовательский поиск

Книга Брачный контракт кентавра. Содержание - Эпилог

Кол-во голосов: 0

Эпилог

Наши расчеты оказались верны. Тамара и Диана, боясь, что одна из них успеет покаяться раньше другой, быстро рассказали, что случилось в тот день в землянке, вырытой на огороде у Приваловых.

Макеева принимала роды. Но не слишком опытная акушерка совершила ошибку – неправильно повернула головку ребенка и сломала младенцу шейные позвонки. Тамара сразу поняла, что случилось, но признаваться в собственной преступной неуклюжести не собиралась, поэтому объявила:

– Мальчик здоров!

– Почему он молчит? – спросила Диана.

– Сейчас закричит, – пообещала Макеева и сунула Тане погибшего ребенка со словами: – Положи малыша в таз, его надо помыть.

Танечке едва исполнилось восемнадцать, она никогда не видела только что появившихся на свет младенцев, и ее очень напугали роды. Привалова была в обморочном состоянии и не поняла, что у нее в руках мертвый ребенок. Ну откуда ей было знать, что малышу положено кричать при рождении? Таня прочитала несколько учебников по акушерству, но в действительности все оказалось очень страшно и кроваво, совсем не так, как на картинках. Татьяна еле стояла на ногах от шока. Да и держала она новорожденного всего пару секунд. Когда шагнула вперед, Макеева не растерялась и выставила свою ногу. Девочка споткнулась, и произошло то, на что рассчитывала Тамара, – скользкое крошечное тельце выпало из рук Тани.

– Что ты наделала! – заорала гадалка. – Убила малыша!

У Татьяны началась истерика, но Макеева не обратила внимания на рыдающую девушку, потому что Стефе стало плохо. Некоторое время Тамара пыталась реанимировать юную роженицу, но что она могла сделать, не имея под рукой ни лекарств, ни аппаратуры?.. Да и профессиональные навыки Макеевой оставляли желать лучшего.

Прав доктор Аркадий Вакс, который сказал:

– Рожать надо только в клинике. Вдруг случится форс-мажор и понадобятся усилия многих специалистов?!

К утру в подземелье лежали два остывших тела и почти мертвая от усталости и переживаний Таня.

Труп Стефы вытащили наверх, Диана, Тамара и Лариса, ожидавшая снаружи, ухватились за одеяло, на котором лежал труп.

– Таня, бери младенца, закрой землянку, замаскируй люк и тоже иди в овраг к кривой березе, – скомандовала сохранившая холодную голову Макеева, и процессия двинулась к лесу.

Таня послушно выполнила приказ.

Федор и Вета спали, одурманенные снотворным, а вот Мише Таня ничего за ужином не подсыпала. У мальчика всегда был крепкий сон, старшая сестра с огромным трудом поднимала его в школу. Почему она не подумала, что малыш может проснуться? На этот вопрос нет ответа, существует лишь данность: сводный брат не получил лекарства. По закону подлости именно в ту ночь Миша захотел в туалет, встал, побрел к дощатой будке во дворе и увидел, как Таня вылезает из-под земли. Любопытный мальчик последовал за сестрой. Таня была в шоковом состоянии и, не заметив «шпиона», привела его к кривой березе, где остальные участницы событий рыли могилу для Стефы.

Увидав труп, Миша закричал от страха и бросился бежать. Макеева кинулась за ним, догнала его и ударила камнем. Потом она попыталась сымитировать действия сексуального маньяка, вернулась назад и сказала:

– Миша бежал, споткнулся, разбился и умер. Надо тут все побыстрее закончить, разойтись и молчать.

Лариса, Тамара и Диана ушли. Таня тупо сидела на пеньке до рассвета, потом слегка опомнилась и двинулась домой. Путь ее лежал через овраг, и Таня прошла буквально в метре от тела сводного брата, но не заметила его. Зато девушку увидели старуха Панкратова и Григорий Водоносов.

Если бы в те годы криминалисты делали анализ ДНК, если бы дело Приваловой попало в руки умного, дотошного следователя, если бы Таня не была инфантильной девушкой с гипертрофированным чувством вины… Но что уж тут заниматься пустыми предположениями. События развивались так, а не иначе, и Привалова отправилась на зону.

Ловиткина и Макеева делали вид, что ненавидят друг друга, не упускали момента сказать гадость или картинно поругаться в магазине. Перепуганная Лариса молчала. Но, видно, ее сильно мучила совесть, раз одного случайно брошенного мной слова «подземелье» хватило для того, чтобы Осипова рассказывала о Стефе. Хотя всей правды она мне все же не сообщила.

Невесть откуда по деревне разнесся слух, что Таня умерла в заключении. Дом Приваловых переходил из рук в руки, Ловиткина счастливо жила с Ильей, который понятия не имел о случившейся трагедии. Из бедной деревеньки Мопсино превратилось в поселок для обеспеченных людей, большинство бывших жителей продало свои участки и уехало, Диана с Тамарой перестали опасаться разоблачения.

Но Таня была жива. Она получила ответ на свое письмо от Антона, захотела обелить себя и после освобождения отправилась в Москву. Денег у нее почти не было. Выйдя из колонии, Таня первым делом купила самый дешевый мобильный и симку и села на поезд, который останавливается у каждого столба. Ночью бывшая зэчка никак не могла заснуть, ворочалась с боку на бок, и сердобольная соседка по вагону дала ей снотворное, сказав:

– Здесь пятнадцать таблеток, тебе хватит больше чем на две недели. Это очень хорошее средство, действует почти мгновенно.

Вот так к Приваловой попали пилюли, которые она подсунула мне, когда решила незаметно попасть в подземелье. Таня не подумала, что крышка заскрипит, и уж точно не знала, что мопсиха Капа разбудит меня на какое-то мгновение.

Забрав улику, Таня вышла с нашего участка и направилась к лесу. На дороге ей попался мальчик. Она дала ему немного из взятых у меня денег и велела:

– Иди в Мопсино, в дом к Диане Ловиткиной, и скажи ей, пусть позвонит вот по этому номеру. Скажи, что тебя послала Татьяна Привалова.

А сама тем временем связалась с Вольпиным, с которым уже говорила, приехав в столицу. Она пообещала ему представить доказательства своей невиновности в убийстве Миши.

Посланец Приваловой четко выполнил указание, оторопелая Диана позвонила Тане. Через полтора часа женщины встретились в Москве. Татьяна рассказала о своих планах на семейную жизнь с Вольпиным и сказала Ловиткиной:

– Вы должны пойти со мной к Антону и рассказать ему правду обо мне. Ведь вы знаете, что к смерти Миши я не причастна. И я случайно уронила ребенка! Я долго думала все эти годы обо всем, что случилось той ночью, и вспомнила: я споткнулась о выставленную Макеевой ногу. Если не захотите обелить меня в глазах Антона, я пойду в милицию и покажу улику против вас, она лежит в сумке. Встретимся около полуночи у арки.

Ловиткина поклялась исполнить просьбу Тани. Привалова ушла, а Диана немедленно позвонила Тамаре.

– И ты ее отпустила? – возмутилась гадалка.

– А что я могла сделать? – начала оправдываться Диана. – Мы сидели в забегаловке, где полно народа!

– Куда она пошла? – надрывалась Макеева.

– Сказала, хочет погулять по городу, подышать свободой, – ответила подельница.

– Что за улика? – не успокаивалась Тамара.

– Понятия не имею, – вздохнула Диана. – Придумай что-нибудь! Прикинь, что будет, если Илья узнает правду!

Наверное, не стоит объяснять в деталях, что случилось в арке? К Приваловой подошла Диана и отвлекла ее разговором. Наивная Таня не подумала о том, что сзади ее может ударить Макеева. Когда бывшая зэчка упала, Ловиткина выдернула из ее рук сумку и убежала, как всегда предоставив Тамаре черную работу. Дома она вытащила улику и выбросила сумку в мусорный бак.

* * *

Скрыть произошедшее от домашних мне не удалось. Да и как можно было сохранить тайну после ареста Дианы и Тамары?

Ларису не тронули, но ей придется долгое время быть объектом сплетен. Федор Сергеевич никак не отреагировал на случившееся. Насколько я знаю, он не распахнул Тане отеческие объятия и не стал ей помогать. Как ни странно, судьбой Приваловой озаботился Антон. Он купил Тане квартиру и устроил ее на работу. Вот уж не ожидала от Вольпина такого милосердия! Наверное, его тронула судьба несчастной.

63
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru