Пользовательский поиск

Книга Брачный контракт кентавра. Содержание - Глава 32

Кол-во голосов: 0

Павел Ильич был бледен до синевы, пальцы его рук мелко подрагивали, лицо было усеяно мелкими капельками пота.

– Вам плохо? – испугалась Марианна.

– Надо лечь, – прошептал чиновник.

Воронкова помогла ему добраться до дивана.

– Где Роман? – спросил Павел Ильич, вытягиваясь на подушках.

– Понятия не имею, – развела руками Марианна. – Мы с ним не общаемся. Наверное, дома сидит, время уже позднее, завтра рабочий день.

Слабое подобие улыбки промелькнуло на губах Наметкина.

– Его со службы турнули, а теперь еще и посадят. Такая грязь! Все намного хуже, чем я думал. Алечка… Она узнала… И не пережила… Я сразу приехал к крысе! Был у Валентины Михайловны, заставил ее признаться… Она знает! Я всем отомщу! Все виноваты! Крыса, Федор… и…

Павел Ильич стал прерывисто дышать, глаза запали, лицо резко заострилось. Испуганная Марианна кинулась к телефону вызывать «Скорую помощь». Но когда она вернулась к дивану, ей стало понятно: помощь уже не нужна, отец Али скончался.

Марианна уперлась затылком в высокую спинку кресла.

– Ясно теперь, почему я не люблю Крысу?

– Павел Ильич не успел рассказать вам, что узнал от Валентины Михайловны? – проигнорировав ее вопрос, поинтересовалась я.

– Нет, – с неохотой призналась Мариша. – Но, похоже, он услышал нечто шокирующее, раз у него инфаркт случился.

– Вы сами не пытались разговорить Романа? – не успокаивалась я.

– Мы много лет не общались, – фыркнула Марианна. – Он виноват в смерти Али и Павла Ильича!

– Может, стоило задать ему несколько вопросов? – не выдержала я.

Марианна скривилась.

– Жалкий, мерзкий тип. Пришел сюда к Жоре, начал плакать. Мой племянник делает благородное дело, служит в центре, который помогает безнадежно больным людям. Жора – святой, он никого не оставит без помощи!

Я опустила глаза в пол. Тетушкам свойственно заблуждаться в отношении своих любимых племянников. «Милейший» Георгий – барыга, наживающийся на тех, кто боится обнародовать свою болезнь. Но, очевидно, даже подонкам свойственны «души прекрасные порывы», Жора все же помог пристроить Крысюкова в хоспис.

А тем временем Марианна продолжала:

– Я ему сказала: «Жорик, хорошему человеку Господь страшную болезнь не пошлет. Роман за дело мучается, не надо ему плечо подставлять». Но мальчик слишком добрый. Он Крысу в хорошие условия положил, в больницу для умирающих. А зря!

– Перед отъездом в хоспис Роман не решился побеседовать с вами? Не захотел облегчить душу? Наверное, он понимает, что скоро уйдет на тот свет, многие люди в такие моменты стараются попросить прощения у всех, кого обидели, – произнесла я.

Марианна взяла пульт от телевизора.

– Один черт знает, о чем мерзавец думал, он без сознания был. Врач сказал Жорику: «Теперь все от его сердца зависит, будет кровь качать – организм еще поживет. Чтобы боли не ощущал, мы его на лекарствах держать станем. Крысюков очень плох, думаю, долго не протянет». Может, он и хочет покаяться, да не сможет – в дурмане спит. Считай, он умер. Если и дышит еще, то жизнью это никак назвать нельзя.

Глава 32

Домой я приехала очень поздно.

Несмотря на наступающую ночь, МКАД полнилась автомобилями, пробка двигалась со скоростью беременного ленивца, но я стараюсь не терять самообладания на дороге. Оттого, что начну рвать свои нервы в клочья, движение не наладится, а у меня заболит голова, заноет желудок. Лучше расслабиться и попытаться если уж не получить удовольствие, то хоть с пользой провести время.

Сначала я позвонила Олесе Рыбаковой с просьбой к завтрашнему утру выяснить, в каком доме престарелых проживает Валентина Михайловна Привалова и способна ли она к внятному диалогу. Потом взяла с заднего сиденья термос и налила себе кружечку чая.

Дорогие автовладельцы, от всей души советую вам выезжать по утрам из дома в полной боевой готовности. Непременно прихватите небольшой перекус – что-нибудь нескоропортящееся. Не берите котлеты, лучше обойтись бананом, булочкой, шоколадкой. И не забудьте про питье. У меня в «букашке», кроме продовольственного запаса, еще лежат туфли на высоком каблуке, шелковая блуза, шерстяная кофточка, косметика, CD-диск из серии «Звучащая книга», зонтик, резиновые сапожки, таблетки от головной боли и аллергии, подушка, плед. Я подготовилась к любым неожиданностям! Если внезапно понадобится поехать на вечеринку – надену шпильки и шелковую блузку, и даже в джинсах приобрету вполне парадный вид. И на случай дождя есть экипировка. А медикаменты просто необходимы. Что вы будете делать, внезапно ощутив на трассе недомогание? Если же дело примет совсем плохой оборот и станет ясно, что впереди ДТП, то можно завернуться в плед, сунуть под голову подушку и подремать.

Костин зовет мою «букашку» юртой кочевника, но я не обижаюсь. Вот сегодня славно почаевничала и послушала на диске увлекательный детектив.

Спустившись утром в столовую, я обнаружила там новшества.

– Почему ты застелила диван у окна покрывалом со своей кровати? – спросила я у Лизы, которая ставила чашки в посудомойку.

Девочка заморгала.

– Я решила украсить комнату, – бойко ответила она, – розовый цвет оживляет интерьер.

– Но ты так просила купить тебе именно это покрывало, – напомнила я.

– Ну да, – согласилась Лизавета, – но потом поняла собственный эгоизм. Такой дорогой вещью нельзя пользоваться в одиночку. Это не этично!

– Сегодня воскресенье, – сменила я тему.

– Ага, – подтвердила Лиза, хватая тряпку.

– Ты встала рано! – надоедливой мухой зудела я.

– Мне не спится, – откликнулась девочка, старательно протирая столешницу. – Сейчас все приберу, и мы с Кирюхой отправимся в сад, надо на газоне граблями поработать.

Я, ничего не сказав, пошла к дивану. Лиза живо опередила меня и плюхнулась на него.

– Встань, пожалуйста, – попросила я.

– Очень устала, хочу отдохнуть, – не послушалась Лизавета. – Иди, Лампуша, займись своими делами. Мы с Кириком сегодня выходные, приберем в доме, картошки почистим…

Пришлось применить силу. С большим трудом мне удалось сдвинуть ноги Лизаветы и приподнять розовый, простеганный золотым шнуром атлас.

– Ох и ни фига себе! – изумилась я. – Что случилось с подушками? Почему они рваные и в каких-то странных пятнах?

Лиза села.

– Лампуша, прости, я не хотела тебя пугать.

Я молча плюхнулась на изуродованный диван.

– Ночью услышала странный шум, – зашептала девочка, – подумала, собаки безобразничают, спустилась вниз и вижу… Старичок! Маленький! Вот с такой бородой! Весь волосатый! Жуткий! Жуткий!! Жуткий!!! Раздирает мебель и шипит.

Я помертвела. Малюта Скуратов. Надо что-то делать. Может, правда обратиться к священнику, который изгоняет нечисть? Значит, призрак все-таки существует, у двух людей один и тот же глюк не случится.

– Я испугалась и на нервной почве чихнула, – продолжала Лиза. – Старикашка в мою сторону плюнул и исчез. Я к дивану подошла, а он весь изодран. Решила ткань «Моментом» подклеить, но плохо вышло, вот я и принесла покрывало. Лампушечка, не молчи! Извини, что я сначала соврала, не хотела никого пугать. Может, мне приснилось? Но диван-то испорчен!

Я выдохнула и рассказала Лизавете историю про купца.

– Ну и повезло нам! – подпрыгнула девочка. – В переносном смысле слова, конечно. Ты ведь не подумала, что я радуюсь? Я не рада, совсем не рада, вообще не рада, ни на секундочку не рада! Веришь?

Меня удивили ее слова, но тут ожил телефон. Олеся Рыбакова спешила сообщить адрес дома престарелых, в котором проживала Валентина Михайловна Привалова.

– И что будем теперь делать? – поинтересовалась Лиза, когда я положила трубку на стол. – Нельзя никому сообщать про Малюту! Костин с Сережкой нас высмеют, а Юля испугается и станет ныть, что лучше дом поменять. А я не хочу из Мопсина уезжать.

54
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru