Пользовательский поиск

Книга Брачный контракт кентавра. Содержание - Глава 21

Кол-во голосов: 0

– Нет, я разорвала, – прошелестела Лара.

– Что в нем было? – наседала я.

Лариса закрыла лицо ладонями.

– В конверте лежал пустой лист бумаги.

Я удивилась.

– Совсем чистый?

– Почти. – Помолчав секунду, Осипова уточнила: – На нем только стоял вопросительный знак. Я поняла. Танька сама не могла признаться, ей совесть не позволяла, но она ждала, что я пойду и все объясню. Я хотела, да с мамой не поспоришь. Я не виновата! Не виновата я!

Глава 21

На улице резко похолодало, из-за горизонта набежали тучи, и поднялся порывистый, совсем не весенний ветер.

Я залезла в машину и попыталась причесать мысли. Редкий человек способен с искренним раскаяньем воскликнуть: «Mea culpa»[3] – и чистосердечно признаться в содеянном. Как правило, люди ищут, на кого можно свалить ответственность за свои гадкие поступки или неудачи.

У моей подруги Лены Васиной есть муж, настоящий циклотимик.[4] Валера постоянно собой недоволен. И, между нами говоря, он абсолютно прав. Васин кандидат наук, ему давно пора идти вверх по карьерной лестнице, но для того, чтобы из скромного доцента превратиться в профессора, необходимо защитить докторскую диссертацию. Валера великолепно понимает свои перспективы, но победить лень-матушку ему не под силу. Вместо того чтобы корпеть у письменного стола, он постоянно придумывает себе неотложные дела. Ну невероятно важные, чтобы манкировать ими было смерти подобно. То надо съездить поздравить друга с днем рождения, то нужно поучаствовать в презентации чужой книги… Вернувшись вечером домой и глянув на свой роскошный письменный стол с девственно чистой стопкой бумаги, Валера соображает, что воз его диссертации находится по-прежнему, как бы это поделикатнее выразиться, в глубокой яме, и начинает злиться на… Ленку. Повод для скандала может быть любым: жена, по его мнению, недостаточно ласково посмотрела на супруга, не выслушала его замечания, не обрадовалась визиту свекрови. Валера не способен к самокритике, он не может честно сказать: «Я лентяй» – и подыскивает виноватых. Легче всего свалить ответственность на того, кто рядом. Вот и выходит: Ленка плохая, поэтому муж нервничает, выплескивает недовольство.

Похоже, Лариса родная душа Валере, она никогда не решится взять на себя часть вины за случившееся с Татьяной.

Я завела мотор и не спеша поехала в сторону Мопсина.

Что ж, найдены ответы на некоторые вопросы. Отчего милая и добрая учительница Осипова, толерантная и умная женщина, о любви которой к детям знали все окружающие, дала столь негативную характеристику школьнице Приваловой? Почему обвинила девушку чуть ли не во всех смертных грехах? Да потому, что Варвара Михайловна хотела, чтобы Татьяну посадили за убийство Миши, лишь бы другое преступление, к которому имела косвенное отношение ее обожаемая Ларисочка, не вскрылось. Интересно, классная руководительница верила в виновность Приваловой? Может, и в самом деле думала, что та еще лишила жизни и брата? А потому надеялась на молчание Татьяны. Ведь только окончательная дура признается во втором преступлении, повесит на себя еще одно убийство, расскажет о землянке, родах и погибшем младенце. Варвара Михайловна считала Таню не очень умной девицей, без чувства самосохранения, присущего любому человеку. И ведь расчет Осиповой оправдался: Привалова молча взвалила на себя вину за смерть Миши, которого не убивала.

По какой причине Таня не сообщила следователю правду? Она боялась подставить Ларису и Стефу, ведь их было трое, замешанных в том деле. А еще Татьяна обладала обостренным чувством справедливости: она обвинила себя в смерти новорожденного мальчика и захотела понести наказание.

Обычно преступники убеждают судью, что закон был ими нарушен непредумышленно, на убийство толкнул аффект. Один раз Костин продемонстрировал мне показания мужчины, который написал: «Смерть гражданина N является несчастным случаем. Я пришел к нему в тот момент, когда N мылся под душем, и видел, как он упал и ударился головой о борт ванны, сломав себе шею. Потом N встал и, снова поскользнувшись, шлепнулся, повредил позвоночник. А затем опять поднялся и грохнулся, раздробив череп…» В общем, судя по его объяснению, несчастный N восемнадцать раз сам себе нанес смертельные увечья. Ну уж очень скользко было в ванной! А тот, кто писал бумагу, разинув рот смотрел на происходящее.

Но Таня хотела расплатиться за совершенное, пусть и случайно, преступление. И только отсидев не один год, начала переписку с Антоном Вольпиным. Получив от «жениха» послание, Татьяна понадеялась, что он на ней женится, если узнает, что запланированного убийства не было, а случилось несчастье, и решила приоткрыть завесу тайны…

Я въехала во двор нашего дома и вздрогнула. Стоп! В цепи моих здравых рассуждений есть некий просчет, что-то мне не нравится… Но вот что? Откуда у меня возникло чувство беспокойства, словно я привязала красную нитку к синей? Что меня настораживает?

В таком вот состоянии я вошла в дом, погладила собак, удивилась сонному виду псов, прошла в столовую – и замерла на месте.

В первую секунду мне показалось, что дом хотели ограбить воры, которые, не найдя у нас ничего особо ценного, в злости порвали кучу глянцевых журналов, которые самозабвенно покупает Лизавета, и разбросали их обрывки по полу. Но, приглядевшись, я сообразила, что это фантики от конфет, а на полу лежит перевернутая хрустальная ладья, еще утром доверху наполненная карамельками, тянучками и шоколадками. Ваза упала со стола на ковер и поэтому не разбилась.

– Как вам не стыдно! – закричала я, поворачиваясь к Муле.

Самая пожилая мопсиха прижала уши и понуро опустила голову, словно говоря: «Прости, дорогая хозяйка, я не сдержалась». Феня выкатила свои и без того выпуклые глаза и едва не зарыдала, Ада предпочла малодушно залезть под кресло, Рейчел и Рамик, подогнув хвосты, с самым несчастным видом жались у буфета. Одна Капа с невозмутимой, испачканной в шоколаде мордой лежала на диване, всем своим видом демонстрируя непричастность к произошедшему.

– Капитолина, – возмутилась я, – похоже, ты не раскаиваешься в содеянном!

Черные бархатные уши мопсихи слегка дрогнули, большие влажные, чуть подернутые слезами очи с легкой укоризной взглянули на хозяйку. Мне показалось, что через секунду-другую Капа тихо заплачет и станет монотонно повторять тоненьким, жалостным голосом: «Мама! Как ты могла заподозрить меня в хулиганстве! Весь день я не вставала с софы, вязала всеми четырьмя лапами носки для членов семьи. О каких сладостях идет речь? Я вообще не знаю, что это такое!»

– Остается лишь удивляться, каким образом кто-то из вас запрыгнул на стол и свалил ладью, – вздохнула я. – До сих пор вы не опускались до открытого воровства! Ладно, раз вы объелись, не рассчитывайте на калорийный ужин и…

Фраза осталась незавершенной – краем глаза я увидела, как по холлу бесшумно движется серая тень размером чуть больше Мули. Мне стало понятно: в доме находится посторонний, и я сразу догадалась, кто он. На секунду мне стало страшно – значит, у нас все же поселился злобный призрак. Тамара Макеева и впрямь умеет гадать. Да, я видела недавно вечером нечто пушистое, шмыгнувшее в библиотеку, а потом обнаружила в одной из комнат небольшую кучку… э… как бы поделикатнее выразиться… отходов жизнедеятельности биологического организма. Не скрою, в тот момент я испугалась и поверила в Малюту Скуратова, но потом поняла, какая чушь взбрела мне в голову. О каком фантоме может идти речь? Мне просто померещилось в полумраке привидение, а кучу у дивана навалила наглая Капа. Да, раньше нахальная мопсиха не была замечена в нарушении санитарных норм, но все когда-нибудь случается в первый раз…

Тогда я посмеялась над собственными страхами и забыла о Малюте Скуратове. Но он существует! Сейчас я отчетливо его видела! Да и поведение псов свидетельствует о том, что нечисть бродит по коттеджу.

вернуться

3

Mea culpa – моя вина (лат.).

вернуться

4

Циклотимик – человек, чье настроение меняется очень быстро и часто.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru