Пользовательский поиск

Книга Брачный контракт кентавра. Содержание - Глава 19

Кол-во голосов: 0

Лизавета выглянула из гостиной.

– Все отличненько.

– Машин во дворе не видно, – запоздало удивилась я.

– А мы на электричке приехали, – сладко заулыбалась Лиза, – захотелось скорей домой попасть.

Я опешила. Из Москвы можно добраться до Мопсина на муниципальном транспорте, но путь займет много времени. Сначала придется сесть в поезд, а затем в маршрутку, которая ходит нерегулярно. Обычно Сережка или Катя довозят наших школьников до метро, а вечером кто-нибудь ребят забирает. С чего им сегодня в голову взбрело трястись в вагоне и в автобусе?

– Захотелось воздухом подышать, – лживо защебетала девочка, – и…

Договорить Лизавета не успела – из гостиной послышался грохот и вопль Кирюши. Я быстро помчалась туда и замерла, пораженная.

С кресел и диванов были сдернуты накидки, они цветными кучками валялись на полу. Около телевизора лежала на боку газетница, возле нее красовались глянцевые журналы, разодранные в клочья. Но больше всего поражали воображение занавески. На двух окнах болталось нечто, больше всего напоминавшее спагетти из шелка, а третий стеклопакет оказался и вовсе «голым» – деревянный карниз лежал на ковре, а рядом, потирая затылок, сидел Кирюша.

– Ну и звезданулся… – пожаловался он. – С самой верхней ступеньки чебурахнулся!

Я окинула взглядом стремянку.

– Что происходит?

Кирюша продолжал манипуляции с головой, а Лиза стала на ходу выдумывать историю.

– Скоро Первое мая!

– До праздника почти месяц, – не согласилась я, – апрель на дворе.

– Но ведь не ноябрь? – захлопала аккуратно накрашенными ресницами Лиза. – Мы решили сделать генеральную уборку! Плохо, когда в доме грязь.

– Вы в последнее время стали чрезмерно аккуратными, – согласилась я.

– Не понятно, однако, нас похвалили или отругали? – подал с ковра голос Кирюшка.

Лизавета постаралась незаметно пнуть его ногой и спросила:

– Разве плохо помогать взрослым?

– Замечательная идея, – улыбнулась я. – Но вы применили слишком экстремальные методы. Зачем разорвали журналы?

– Они старые совсем, – зачастила девочка, – торчат в газетнице, только пыль собирают.

– Еще в понедельник ты разозлилась, когда Юля хотела выбросить древний глянец, – напомнила я. – Кое-кто топал ногами и кричал: «Не трогай! Обожаю по многу раз смотреть фото шмоток!»

– Человеку свойственно корректировать свое мнение. Еще Достоевский говорил: если люди не меняют собственную позицию, они идиоты, – торжественно заявил Кирюша и попытался встать.

– Не рискну спорить с Федором Михайловичем, – сказала я. – Ладно, журналы не нужны, но зачем резать занавески? Их надо было просто постирать.

– Верно! – кивнула Лиза. – Мы так и хотели сделать! Кирюша полез их снимать и…

– И? – поторопила я рассказчицу. – Договаривай!

– И… – протянула Лизавета.

– Схватился за колечки, – пришел ей на помощь Кирик. – Чертова лестница зашаталась, я уцепился за драпировки и съехал вниз.

– На ногтях, – ожила Лиза. – Как на коньках скатился! Вжик – и внизу!

– Материал тонкий, – вдохновенно врал Кирик, – мигом на ленточки разъехался.

– Ужасно! – согласилась я. – И, похоже, катался ты неоднократно. Ситуация повторялась с завидным постоянством на всех окнах.

Кирюша снова начал тереть затылок.

– Ой, ой, голова ноет…

– Там кость, – сердито сказала я, припомнив старый анекдот, – она не болит.

– Намекаешь на мою безмозглость? – обиделся Кирюшка.

– Упаси бог, – усмехнулась я. – Да, кстати, при помощи чего ты точишь когти? Мне бы тоже хотелось иметь вместо ногтей бритвы. Очень удобно будет ими картошку на ужин чистить и курицу разделывать. Да и ночью гулять не страшно – в случае нападения располосую маньяка на ремни.

– Ты мне не веришь! – пошел в атаку Кирюша.

– Просто восхищаюсь твоими суперногтями, – вздохнула я. – Вот что, немедленно наведите тут порядок и подумайте, из чего можно сделать новые занавески. В мои планы не входит покупка ткани.

– Вот так всегда! – трагично воскликнула Лизавета. – Превращаешься в пай-девочку, а Лампа злится! Между прочим, когда мы с Кирюхой пришли домой, все двери стояли нараспашку. И входная, и террасная.

– Собаки! – испугалась я. – Где они?

– Дрыхнут в библиотеке, – хором ответили безобразники.

– Я тоже пойду спать, – объявила я.

– Еще даже программа «Время» не начиналась, – удивился Кирюшка.

– Я очень устала, – сказала я чистую правду, – ноги-руки шевелиться отказываются. А вы разгребайте кавардак. Да, Лизавета, как твоя кукла, понравилась?

– Ты о чем? – заморгала Лиза.

Кирюша во все глаза уставился на нее.

– Ты не нашла нашего Буратино?

– Кого? – поразилась Лизавета.

– Куклу в шубе и с волосами, – уточнил Кирюша, – мы положили ее к тебе на подушку.

– Ничего не видела, – продолжала изумляться Лизавета.

– Врешь! – подпрыгнул Кирюшка.

– Мы сделали симпатичную поделку, – подтвердила я. – Куда она могла подеваться? Ой, Малюта Скуратов…

– Кто? – разинул рот Кирилл.

– Что? – одновременно спросила Лиза.

– Забудьте, чепуха, – отмахнулась я и удалилась на кухню, плотно закрыв за собой дверь.

Минут через десять я, держа в одной руке чашку с чаем, а в другой тарелочку с бутербродами, шла мимо гостиной.

– Ну и бардак, – послышался оттуда голос Кирюши. – Твоя идея, вот и убирай теперь.

– Нет! – возмутилась Лиза. – Кто первый захотел?

– Может, расскажем? – предложил мальчик.

– С ума сошел? – вскрикнула Лизавета. – Тише! И думай, где занавески взять.

– Твои платья разрезать, – выдал креативное предложение Кирюшка.

– Идиот, – ответила Лизавета. Потом послышался шлепок.

– Психованная, да? – заныл Кирик. – Башка и так болит.

Я на цыпочках продолжила свой путь. Кирик и Лиза большие забавники, вероятно, сегодня в гостиной они опробовали некий прикол, которым предполагали поразить взрослых. Но испытания пошли не по намеченному плану, и семья Романовых лишилась гардин. Жалко, конечно, но это не смертельно. Любая женщина, воспитывающая двух и более детей, подтвердит: главное, что чада живы, все остальное не имеет значения. Настоящую мать не испугает даже встреча с медведем гризли, она закалена общением с детьми и уже ничего не боится.

Глава 19

Утром я первым делом позвонила Олесе Рыбаковой, заказала ей еще несколько документов и услышала в ответ:

– Выполню заказ, несмотря на то что заболела.

– Думаешь, справишься? – расстроилась я. – Дело срочное.

– Спасибо за то, что волнуешься о моем здоровье, – обиделась Олеся. – Но ничего серьезного не произошло, я отравилась яблочным соком.

– Такое бывает? – усомнилась я. – Может, у тебя снова ночью почечная колика приключилась?

– Слышу истинную тревогу в твоем голосе, – фыркнула Рыбакова. – Но одновременно вспоминается и детская поговорка: «Первое слово дороже второго». Не старайся, нечего из вежливости изображать волнение. Просто сок оказался негодным.

– Не сердись, Лесенька, – заюлила я.

– Работая на моем месте, трудно сохранить здоровые человеческие эмоции, – хихикнула Рыбакова. – Ступай, дитя мое, отпускаю тебе грехи.

– Ты чудо! – льстиво завершила я беседу.

Олеська засмеялась и отсоединилась, а я быстро привела себя в порядок и позвонила коменданту поселка. Выяснив у него, что Лариса, дочь покойной Варвары Михайловны Осиповой, работает в той же школе, где раньше трудилась ее мать, я села в машину и поторопилась в деревню Анохино.

Сельская цитадель знаний явно требовала ремонта. Небольшой двухэтажный дом давным-давно не штукатурили, и, похоже, в нем не было канализации (я увидела чуть поодаль от основного здания два сарайчика характерного вида с буквами «М» и «Ж» на дверцах).

Мда… Если вблизи столицы великой страны дети не имеют теплого чистого туалета, то что творится где-нибудь на окраине государства? И о какой реформе образования постоянно гудят по телевизору дорого одетые чиновники? Они сами пробовали зимой бегать в дощатую будку? Может, вместо того, чтобы бесконечно спорить об изменениях в учебной программе, сначала элементарно обустроить сортиры и поставить у доски людей, которые любят детей и действительно хотят сеять разумное, доброе, вечное? А деньги, предназначенные для телешоу о проблемах образования, стоит отдать сельским школам?

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru