Пользовательский поиск

Книга Бледная Холера. Содержание - * * *

Кол-во голосов: 0

— Нет, это ты мне скажи, что теперь будет? Что там у вас вообще творится?

Мартуся набрала в легкие побольше воздуха.

— Мне казалось, я все понимаю, но ты меня так оглушила, что теперь ни черта не разберу. Сейчас, только приведу мысли в порядок...

Мартуся вышла на Иольку, а та в свою очередь — на Данусю. Теперь информация потекла уже в обратном направлении. Оказалось, Бледная Холера уже вовсю готовилась к встрече с иностранным продюсером, когда неожиданно на пороге возник элегантный джентльмен и сказал, что ему надо побеседовать с глазу на глаз с пани Бучинской. Это займет всего несколько минут. Дануся забеспокоилась. Джентльмена она быстрехонько расшифровала как полицейского в штатском. Беседа состоялась в кабинете Дануси. Уж собственную-то квартиру она хорошо знала. Какая конфиденциальность, о чем вы? Разве что толстый ковер на стене немного мешал.

В качестве своего постоянного места жительства Холера назвала адрес бывшего мужа, без колебаний призналась, что знакома с Кшисем и Тупнем, а вот на дате преступления ее заклинило. Что она делала и где была в тот день?

Нет, этого она никак не в состоянии вспомнить. Она уже была в Кракове, это точно. А до того — на пути в Краков. Дорога заняла какое-то время, да. Точнее о времени и датах она сказать ничего не может, глупости ее не интересуют. Она не секретарша у самой себя и не расписание поездов. Сейчас у нее нет времени, у нее важная встреча, и ей надо идти.

Тогда собеседник понизил голос и мягким шепотом сообщил ей некие сведения, после чего Бледная Холера вдруг страшно заторопилась. Самих слов Дануся не расслышала, но уже знает, о чем шла речь...

— Ну? — заинтересовалась я. — И о чем же?

— Подожди, — уперлась Мартуся. Теперь расскажу тебе по порядку, а то у меня все в голове перемешается. Они вместе выбежали из дома Дануси — Бледная Холера и этот парень. Идиотка на бегу хватала вякие тряпки, под руку ей попалась Данусина косметика и что-то там еще. На вопросы Холера не отвечала. Даже не попрощалась. Только мужчина в дверях буркнул, что пани Ева срочно должна ехать в Варшаву. И привет.

— Откуда же тебе известно все остальное ?

— Я как раз тебе рассказываю. Всему свое время!

Дануся оставалась в полном неведении до тех пор, пока Бледная Холера не позвонила ей из поезда. Она, видите ли, забыла взять часы, особенный омолаживающий гель для душа и вечерние туфельки. И чтобы ничего не пропало! Заодно она объяснила цель и причину столь внезапного отъезда. Просто восторг! Ее вызывает Олаф Любашенко, она будет главной звездой в его новом фильме, но надо торопиться, утром он уезжает в Японию.

— Во всем этом лишь существование Японии не вызывает сомнений, — заявила я. — Так он ведь действительно в Японии, ты же мне сама говорила. Значит, завтра утром уезжать он никак не может. Разве что из Японии обратно.

— Успех так ее окрылил, что она никак не могла остановиться. Трещала и трещала, — продолжала Мартуся. — Мол, Грета Гарбо в сравнении с ней — тощая шпротина, а Мэрилин Монро — вообще ничтожество. Хорошо, что она едет в Варшаву, по крайней мере защитит свои интересы. Кажется, кто-то там пытается примазаться, а муж ее — слюнтяй и тряпка и сам не справится. Первый попавшийся прощелыга может его облапошить. Она же не такая дура, чтобы какому-то полицейскому рассказывать, что и когда делала...

— Постой-ка, прервись на мгновение. Какая-то петрушка получается. Она все это выдавала из поезда по сотовому? Так, без передыху, подряд — и про Грету Гарбо, и про прощелыгу?

— Она же не со мной разговаривала, — возразила Мартуся. — Я тебе повторяю, что рассказала Иолька, а она это услышала от Дануси. При передаче данных возможны сбои.

— Насчет сбоев это точно. Любая из баб могла что-то упустить. Но бог с ним, уж очень интересно все складывается. Что еще эта дурра наболтала?

— О том, какая она мастерица на все руки, как великолепно разбирается в людях, всегда добивается то, чего хочет, любого мужика вокруг пальца обведет, любую тайну выведает. Поклонников у нее толпы, а она им хрен даст, ишь чего захотели. В крайнем случае посулит. Замуж она пойдет только за этого иностранного продюсера, Перверса вроде. Она скоро вернется в Краков, если только Любашенко не возьмет ее с собой в Японию...

— Тпру! — рявкнула я, а то Мартуся очень уж разогналась. — Приди в себя. Любашенко ты из игры вывела?

— Я все сделала, но об этом под конец, сейчас я тебе рассказываю все по порядку, как слышала!

— Ну ладно. А то я от болтовни этой Бледной Холеры уже утомилась.

— Не ты одна. Я тоже. И Иолька, и даже Дануся.

— Все это надо обдумать. Посмотри сама, кое-что сходится. Может, Холера и вправду не знает, что Тупень мертв. И ее слова насчет того, что кто-то собрался примазаться к будущему богатству ее бывшего мужа, явно относятся к Тупню. Только я опять в сомнениях, была она там или нет?

— Ты говоришь о месте преступления?

— Да, о квартире пана Теодора. Если она не видела убийцу, то я — дягель лекарственный...

— Что такое «дягель лекарственный»? — подозрительно спросила Мартуся.

— Лечебная травка такая. Я на нее совсем не похожа, особенно лицом...

— А у травки твоей есть лицо?

— Еще какое! — разозлилась я. — Не уходи от темы! Неужели Дануся не может поточнее вспомнить, что там Холера лопотала о своей сверхъестественной мудрости и о том, что не даст никому облапошить себя.

— Да не знаю я! Что, опять звонить Иольке?

— Непременно! Время еще детское. Холера твоих баб так завела, что они еще не скоро успокоятся. Стой! Про Любашенко ты так ничего и не сказала.

— Так не добралась еще. Ты меня постоянно прерываешь, подожди, на чем же я остановилась?.. Вспомнила! На Японии. Мол, Любашенко хочет взять Холеру с собой. Понимаешь, она пока болтала, у нее аппетиты все возрастали: сначала трещала, что едет на переговоры с ним, потом — что ангажемент у нее в кармане, потом выяснилось, что она уже и контракт подписала, а дальше — она едет в Японию, где вся страна ждет не дождется ее приезда. И все в таком духе. Мол, она такая умница, так ловко окрутила этого дурачка, что он у нее теперь с руки ест. На этом разговор и прервался.

— Неужели устала трепаться?

— Просто поезд оказался в зоне, где сети нет. Я знаю этот отрезок, там телфон не берет сигнал. Возможно, сейчас она снова разговаривает с Данусей.

— Жалко, что Дануся на магнитофон не записывает, — недовольно пробурчала я.

— Это ты уж хватила, — резонно возразила Мартуся. — Даже если бы она захотела записать, наверняка растерялась бы. С одной стороны Бледная Холера трещит о своем покорении Японии, с другой поступает информация о том, что на нее положил глаз сам Мел Гибсон.

— И все же, как бы выяснить подробности о ее планах? Не могла бы Дануся задать ей несколько вопросов? Высказать недоверие или что-нибудь в этом духе.

— Хорошо, сейчас позвоню Иольке, передам насчет недоверия. А она подскажет Данусе. Жди моего звонка с отчетом.

* * *

Ну и порезвились же все этой ночью!

Что творилось в головах у Иольки и Дануси, я даже и представить себе не пыталась. Времени на праздные размышления у меня не было. А все из-за моего сумасшедшего характера. Я сорвалась. «Не занимаюсь я этим расследованием, не занимаюсь...» Какое там! Вместо того чтобы проинформировать Гурского (хотя бы для приличия), я на всех парах помчалась на Центральный вокзал.

Поезд из Кракова прибывал около одиннадцати, и я успела в последний момент. Вообще-то я опоздала. Терпеть не могу этот вокзал с его подземельями. Я и появляюсь-то тут раз в пять лет, а то и реже. И как мне разыскать эту заразу в толпе людей? Каким выходом она воспользуется? Такси! Не станет же такая королева, как Бледная Холера, толкаться в трамвае! Вот только выходов тут несколько...

Пока я раздумывала, с какой стороны вокзала припарковаться, появилась Холера — на ловца и зверь бежит! Узнала я ее сразу. Красавица Ева торчала посреди площади и озиралась по сторонам. Никто ее не встречал, что явно стало неприятным сюрпризом. Немного подождав, Холера села в такси, так что мне, к счастью, не пришлось испытывать терпение полиции, поскольку встала я в неположенном месте.

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru