Пользовательский поиск

Книга Бледная Холера. Содержание - * * *

Кол-во голосов: 0

Мартуся ткнула пальцем в фотографии:

— Вот какую. Разреши мне прибраться. Сколько они еще будут здесь валяться? Да и не мешало бы разобраться со снимками, которые у меня украли. Если у тебя остались негативы, то я их разыщу!

— Хорошо, — согласилась я, только чтобы отвязаться. — Приберись. Но тогда разложи в альбомы по темам, если уж не можешь сладить со своей манией. Вот здесь — свадьбы, здесь — праздники, здесь — кошки, здесь — официальные мероприятия, здесь — поездки... Все негативы вали в одну стопку, потом я их рассортирую по годам.

Энергия била из Мартуси ключом. Она совершенно не выносила беспорядка и при первой возможности хваталась за уборку. Мартуся и у меня постоянно пыталась наводить чистоту, вот уж поистине сизифов труд. К тому же никакого восторга у меня ее деятельность не вызывала. С другой стороны, когда-нибудь все равно пришлось бы убирать эту груду со стола. Желаешь заняться этим посреди ночи? Пожалуйста!

Я вспомнила, что еще есть вино, и даже

бокал стоит передо мной.

— Не хочу тебя огорчать, — съязвила я, - но те кассеты, что ты так красиво расставила, каждую на свое место, мне потом пришлось разбирать по новой.

— Я же тебе их расставила по темам!

— Ага. Где что стоит, сам черт не разберет. Кроме того, часть была смешанной тематики, тут я вообще не могла докопаться до сути. Ну а фотографии так и так надо распихать по альбомам. Легче ориентироваться.

Мартуся уже вошла в ритм. Рядом с ней росли аккуратные стопки.

— Снимки в конвертах не трогать? Они не перемешаны? Гляди-ка, даже надписаны. Рождество-2001. Думаешь, содержимое соответствует?

— Понятия не имею. Возьми и посмотри.

— Взгляни, какая-то рекламная акция. И здесь тоже. Познань, что ли? Может, сложить все это вместе? Все официальные мероприятия вместе, только Краков отдельно, подойдет?

— Подойдет, подойдет...

— Награждения тоже отдельно... А здесь у тебя что-то другое... Какой-то раут. Что это?

Я взглянула без большого интереса.

— Не помню. Что-то крутое в отеле «Мариотт». Как-то раз там устроили торжественную тусовку для ВИПов. Чиновники, артисты, художники, писатели. Даже не знаю, кто снимал.

— Не Тадеуш случайно?

— Нет. Его не было. До «Мариотта» я способна добраться и без агента. Кто же мог снимать? Человек, видимо, порядочный, раз прислал фотки, а я — свинья этакая — даже не помню, кто это был!

Моя самокритика пришлась Мартусе по душе.

-А что, снимок только один? Порядочный человек мог бы и расстараться. Прислал бы хоть парочку.

— Их четыре было. Насколько я помню.

— Какие там четыре, говорю — один. Что мне с ним делать?

— Понятия не имею. Что хочешь. Запихай в официальные мероприятия, может, и остальные там обнаружатся.

Еще раз посмотрев на фото, Мартуся уже собралась было положить его в соответствующую стопку. Но что-то ее остановило. Она присмотрелась повнимательнее.

— Иоанна, взгляни! А это случайно не он?..

— Отстань! — восстала я. Сегодняшним вечером встреч и воспоминаний я уже была сыта по горло. Одно наведение порядка чего стоит. — Отложи в сторону, завтра взгляну. Идем лучше спать!

— Но ведь это, кажется, Тупень!

— Ну и что с того? Он ведь ВИПа изображал.

— Изображал. Больше не будет. Никогда. Хорошо, куда все это девать?

Я разозлилась. Ну, Мартуся! И мертвого достанет!

— Никуда! Поздно уже... Если хочешь, положи все это добро на пол в кабинете. Рядом с альбомным стеллажом. Пусть полежит там, днем я пристрою, куда надо.

— Ага, опять будет валяться...

— Надоела. Не будет ничего валяться. Я уберу, а то кошки заинтересуются. Им нравится играть в кабинете. Место-то надо будет для них освободить.

— Ну раз кошки...

Кошки стали решающим доводом. Уж ради животных-то я постараюсь, это ясно всем. Мартуся собрала рассортированные фотографии и бережно разложила их на полу рядом с овечьей шкурой — любимым местом кошек.

И мы наконец отправились спать.

* * *

Кипа бумаг в мусорном мешке на шкафу у пана Теодора была цела и невредима, в чем я убедилась на следующий же день.

Мысли о ней настолько меня беспокоили, что я не выдержала и помчалась к пану Теодору, как только пришла в себя после вчерашнего вечера. Даже не стала предварительно звонить. То есть я позвонила разок, но он не ответил. И я подумала: а не все ли равно, дома он или нет? В конце концов, его запасные ключи все еще у меня.

Их я обнаружила в кармане куртки утром, когда искала ключи от машины. Мартуся уже уехала, и меня посетило страшное подозрение, что ключи от машины постигла судьба бумажника. Подозрение не подтвердилось. И вообще оказалось, что карманы у меня буквально набиты ключами. От дома, от машины, от квартиры пана Теодора — настоящая скобяная лавка, а не карманы приличной дамы.

Пан Теодор подъехал к своему дому почти одновременно со мной — едва успев выйти из машины, я заметила паркующийся за мной автомобиль. Вынув из кармана ключи и помахивая ими, я направилась к пану Теодору.

Увидев меня, он искренне обрадовался.

— О, вы здесь! Очень хорошо. Они меня долго продержали. Все допросы, показания. Я уж и не знал, что говорить...

— Где это вас держали?

— В полицейском управлении.

— Так, вот ваши ключи, и давайте сперва войдем в квартиру, а потом все обсудим.

Ключи обрадовали пана Теодора еще больше, чем моя персона, хоть я и готова была поклясться, что он про них начисто забыл. Открыв дверь квартиры, он пропустил меня вперед. Я слегка вздрогнула при виде силуэта, нарисованного мелом на полу, и осторожно обошла его. И вовсе не из уважения к покойному. Просто мне было противно даже наступать на следы, оставленные Тупнем.

— Когда к вам приходит домработница? — спросила я. — Вчера вы упомянули, что она должна появиться завтра. То есть сегодня.

— Да я все перепутал. Завтра она придет... А, вы имеете в виду этот рисунок на полу? Я от него тоже не в восторге...

Но я уже была в кабинете.

Быстрый взгляд на шкаф поначалу поверг меня в ужас. Ничегошеньки сверху не торчало, будто и нет там мусорного мешка. Я прямо вся задрожала. Но уже в следующее мгновение вспомнила, что сама постаралась запихать его как можно глубже, чтобы черный полиэтилен никому не бросался в глаза. Скинув туфли, я придвинула стул к шкафу.

— Вы позволите, пан Теодор, я там немного пошурую?

Пан Теодор не возражал. Впрочем, похоже, ему было просто все равно. Я забралась на стул и сразу заметила смятый мешок. Протянув руку, я с огромным облегчением спихнула его вниз. Мешок с глухим стуком шмякнулся на пол.

— Вот это да! — поразился пан Теодор. — А я как раз хотел у вас спросить, куда подевались бумаги? Не могу вспомнить, и баста! А вы, кажется, что-то говорили об отпечатках пальцев? И какой же у вас план?

— Во-первых, отнесите мешок в комнату, — распорядилась я, надевая туфли. — Во- вторых, долой этот стул, нечего ему стоять тут у шкафа, еще наведет кого-нибудь на глупые мысли. В-третьих, материалы я распечатаю еще раз, даже в двух экземплярах, у каждого из нас будет свой. Все равно их надо постоянно дополнять. Ну а в-четвертых, я заберу все это добро домой, меня ни в чем не подозревают, искать там не будут. Они долго еще вчера сидели?

Пан Теодор послушно выполнил мои указания и включил кофеварку. После чего начал свой рассказ:

— Вчера они до полуночи торчали у меня. Уж шарили, шарили по всему дому. Да еще приставали насчет наших общих знакомых. В этом есть своя логика: если покойный был здесь, и убийца был, то кто они, как не мои знакомые? Убийца-то не взломщик какой-нибудь. Ничего ведь не пропало, взгляните сами. Вот этот китайский шар — подлинный, из слоновой кости, достался мне от деда. Мой дед в молодости много путешествовал, еще перед войной. Один этот шар кучу денег стоит!

— А сколько именно? — заинтересовалась я.

— Когда-то слышал, что он на вес золота. Это старинная ручная работа, сейчас же все делают на станках.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru