Пользовательский поиск

Книга Бледная Холера. Содержание - * * *

Кол-во голосов: 0

Во мне сразу же зародились ужасные подозрения.

Самым бессовестным образом эксплуатируя лилию «царские кудри» (прекрасная затравка для разговора, кстати сказать), я живо обработала всех родственников Данеляка до невесты включительно. Никто и не подумал таиться. Кое-какие познания на тему цветочков у меня имелись, так что я сразу стала своим человеком, с которым можно говорить без утайки. Хозяина лилий я, правда, не нашла, зато узнала, что в пятницу вечером Мариуш Данеляк вышел из дома невесты и направился домой. Накрапывал дождик, было мокро, и он не пошел напрямик через луг, а зашагал по улице Фогеля, вдоль водоема.

Больше его никто не видел.

У зятя Данеляка имелись друзья-приятели в местном полицейском участке, и на свет божий выплыли кое-какие детали. Тело обнаружил рыбак, личность вне всяких подозрений. Следственная бригада успела установить, что смерть наступила на улице в результате сильного удара о дерево, после чего преступник перетащил тело к озерцу и спихнул в воду. Убийца был один, не богатырь собой (труп он волок с перерывами на отдых, хотя дорога вела под гору), судя по обуви, мужчина. В столкновении жертвы с деревом не обошлось без автомобиля. Повреждено правое крыло, вдребезги разбиты фара, подфарник и зеркало, какие-то фрагменты кузова помялись, но не очень. Видимо, человеческое тело самортизировало удар. Телу повезло куда меньше, чем железяке.

Вот и все выводы следователей. Таинственный приказ прекратить расследование заставил их подчиниться. Для кого таинственный, для кого — нет, но обязательный для всех. Полицейским только и оставалось, что сделать выводы хотя бы для себя. Совершенно неофициальные.

«Какая-то зараза из высшей элиты по пьяни задавила невинного человека. Теперь держи язык за зубами» — таково было негласное заключение.

Полная ужасных предчувствий, я поехала на ипподром.

Но выяснилось, что подозревала я зря. Ни в каких махинациях Данеляк не участвовал, ни в одну шайку-лейку не входил, поводов никому не давал, и никто на него косо не глядел. Все его жалели, хороший был работник, и лошади его любили. В заездах участвовал редко, с мизерными ставками, и мафию не интересовал.

Словом, предчувствия мои не оправдались. Значит, неофициальная точка зрения полиции была ближе к правде.

На ипподроме я наткнулась на пана Теодора, личность со многих точек зрения весьма примечательную. Мы не виделись больше года, а познакомились в незапамятные времена. Когда-то даже были сослуживцами. Но последнее время встречались только на скачках, в сезон по три раза за неделю. Хватало времени, чтобы всласть поболтать, обменяться мнениями, поделиться открытиями и выработать общую позицию относительно негодяев, что выманивают у граждан денежки посредством азартных игр.

Пан Теодор был натура артистическая. Сменив, как и я, профессию, он зарабатывал на жизнь реставрацией предметов антиквариата и, кроме того, придумывал орнаменты для всяких безделушек. Получал он за это неплохие денежки, но вечно сидел на мели. Поговаривали, что все уходит на супругу, даму очень красивую и значительно моложе его.

У меня с ней было шапочное знакомство. По моему убеждению, сплетни вполне соответствовали действительности, хотя пан Теодор клялся и божился, что не стоит верить всякой чепухе. В конце концов, он и сам был очень даже ничего и отнюдь не выглядел на свои годы. Лицо привлекательное, рост выше среднего, фигура стройная, без избыточных килограммов. Его прекрасной половине не к чему было особо придраться. На скачках, как всякий азартный игрок, он старался обогатиться. Иногда у него даже получалось.

Сегодня пан Теодор пребывал в противоречивых чувствах, не то озабочен был, не то возбужден. Завидев меня, он просиял.

— Кшись вернулся из Штатов, — сообщил пан Теодор вместо приветствия.

Мысли мои как раз занимала жена пана Теодора, и прошло некоторое время, прежде чем я припомнила Кшися из Штатов.

— А! Компьютерщик!

— Он самый.

— И что? — оживилась я. — Вы уже с ним беседовали?

— Еще нет. Мы договорились встретиться завтра вечерком. Я как раз собирался вам позвонить!

У меня даже сердце екнуло. Все прочие мысли вытеснила одна, главная. Дело в том, что на компьютерщика Кшися у нас с паном Теодором уже довольно давно имелись большие виды, но об этом не стоило разговаривать на людях. Ни в коем случае! Недавно я поддалась на уговоры и купила компьютер, но подключаться к Интернету категорически отказалась. Сейчас мое ослиное упрямство пригодилось: пусть Кшись поработает на моей технике, а не на своей. Из-за этой чертовой всемирной паутины никаких секретов долго не утаишь. А нам огласка без надобности.

Я искала программиста уже года два или три. Мне требовался человек надежный и неболтливый. На то имелись веские причины. Ознакомившись с моим замыслом, пан Теодор пришел в восторг и припомнил, что у него есть соответствующая кандидатура. И гениальный, и с фантазией, и работящий, и услужливый, и знает-то его пан Теодор с малых лет... Однако молодой человек засел в Америке и в Польше не показывался. Я уж про него и забыла.

Развивать тему мы не стали. Задача была возложена на пана Теодора. Я же занялась своими скорбными делами.

* * *

Не давала мне покоя эта авария. Ничего, казалось бы, такого уж особенного: пьяный задавил человека, расплющил о дерево. Бывает. Случайный наезд, никто Данеляка убивать не собирался. Но к чему тогда так интенсивно заметать следы? Кого же они прикрывают?

И тут, как нельзя кстати, позвонил Витек:

— Ты дома?

— Дома.

— Я сейчас приеду.

Когда я открыла дверь, на лице у меня, наверное, было написано такое любопытство, что племянник сразу перешел к делу:

— Я тут с приятелем ездил в автосервис. У него БМВ, пора техосмотр проводить. Так я его отвез. Дело-то было вчера, но ты где-то шлялась.

— На скачках шлялась. И что?

— А сам не знаю. Вроде как опять завоняло.

— На тебе воду, и идем в комнату, — велела я нетерпеливо. — Вижу, разговор предстоит серьезный. Даже стакан тебе дам. Ты прав: воняет. Да не стакан, а вся эта история.

Витек послушно прошел за мной в комнату и сел.

— Приятель договаривался с мастерами, а я бездельем маялся. И вдруг вижу — рядом с мусорным контейнером интересная кучка: разбитое зеркало, осколки фары, покореженное крыло, помятый бампер и часть решетки от радиатора. Что-то знакомое, думаю. Спрашиваю, что это за свиданьице было, что с чем встретилось. Это, отвечают мне, куски БМВ. Вся правая сторона к чертовой матери. Да еще и животина какая-то пострадала, все было в кровище. Ну, машину-то сразу помыли. И так на ушко мне сообщают, по секрету. Тут я факты сопоставил и поглядел на этот самый «бумер». Машину уже вылизали и выкатывали из сервиса. Номер я на всякий случай записал. Труда не составило.

— Замечательно, — похвалила я.

Витек вытащил из кармана мятую бумажку.

— Это еще не все. Тут подъезжают двое на «мерсе». Выскакивает молодой парень — и к БМВ, а «мерс» развернулся — и ходу. Ну, у меня цепочка в голове выстроена, карандаш под рукой. Я и этот номер записал. Вроде птички-то высокого полета.

Я выхватила бумажку у Витека из рук.

— Если это они... то есть один из них... Ведь там на улице Фогеля был только один.

— А ты откуда знаешь?

— От полиции. Окольными путями. Все вроде складывается. Только совпадения исключать нельзя. И не такое бывало. Может, этот сопляк из БМВ зайца переехал. Или козу. Да кого хочешь — корову, кабана... Хотя нет, если бы он в корову врезался или в хряка, сам бы убился. И уж во всяком случае, повреждений было бы больше.

— Да хоть баран ему подвернулся, мне-то что? Согласен, может, это совсем другая история. Я на всякий пожарный.

На всякий пожарный, говоришь? Сейчас сравним. Я встала, вышла в другую комнату и отыскала свою бумажку, побольше размером и не такую мятую.

— Тот же номер, — недоуменно произнес Витек, тщательно изучив записи. — Что это значит? Откуда он у тебя?

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru