Пользовательский поиск

Книга Бабочка в гипсе. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Когда Тим-плотник уронил голову на стол и захрапел, я подошла к бармену, достала из кошелька тоненькую пачку денег и спросила:

– У вас тут, наверное, есть комната отдыха для сотрудников?

– Посетителей в служебные помещения не пускаем, – заявил парень.

Я слегка увеличила сумму и сказала:

– У Тимофея Пантелеймоновича убили внучку, он пару часов назад опознал ее тело в морге, оттого и напился. Если уложите его в тихом месте, Ковригин будет вам благодарен. Он человек с авторитетом, может, в будущем вам понадобится.

– Бедный дедушка! – проявил мягкосердечность бармен. – Эй, ребя, волоките его в кабинет Петровича на диван.

Два официанта не слишком крепкого телосложения попробовали поднять Тима-плотника. Задачу хлюпикам удалось выполнить лишь с третьей попытки, и то лишь после того, как я им помогла.

Через четверть часа старик очутился на узкой софе в небольшой комнатенке. Я сняла с него ботинки и прикрыла ноги его же теплой курткой.

– Здоровый дед, – отдуваясь, сказал один из парней. – По лицу старый, а жилистый.

– И седины нет, – добавил второй.

– Красится небось, – предположил первый.

– Цвет натуральный, – решил поспорить с ним приятель, – темно-русый, корни такие же. У меня бабке сто лет, а зубы свои, ни одной пломбы.

– Ты и в рот ему успел заглянуть, – хмыкнул товарищ.

– Не, просто к слову пришлось, – ответил коллега. – Ща многие красятся, бабы все, как одна, блондинки. Считают, что белые волосы козырнее!

Я вздрогнула. По телу начал разливаться жар.

– Что ты сказал? Белые волосы козырнее?

Официант пошел к двери:

– Ну да, в смысле, моднее, красивее.

– Козырнее, – повторила я. – Бог мой! Вот дура! Глупее не найти!

– Кто? – проявил любопытство второй парень.

Но я быстро покинула бар и уехала в Брехалово.

Утро началось со счастливого повизгивания собак. Я приоткрыла глаз и увидела Макса, который стоял в проеме двери.

– Мы гулять, – свистящим шепотом объявил приятель, – а ты спи, еще рано.

Но я быстро села:

– Нет.

– Дух противоречия родился намного раньше Лампы! – восхитился Макс. – Ты готова спорить по любому поводу. Из вредности сейчас встанешь? Черт, следовало велеть тебе: «Живо одевайся», вот тогда бы услышал твой нежный храп.

Я накинула на плечи халат:

– Во время сна я не издаю никаких звуков.

– Ну откуда тебе знать? – хмыкнул Макс.

Я встала:

– Мы ошиблись.

– В чем? – насторожился Макс.

– Посчитали Маргариту Подольскую очередной жертвой киллера, – пояснила я. – Вот только вдова никакого отношения к карточной игре не имеет.

– Лампа, собак на улицу выпускать? – закричала баба Нила. – Они под дверью маются.

– Сделай одолжение, – ответила я, – пусть по двору бегают.

Макс сел в кресло:

– Твои слова не имеют смысла. Весь расчет Нины строился на необходимости убедить всех в том, что снайпер остался на свободе и продолжает убивать. Подольская якобы его очередная жертва.

Я села напротив Макса:

– Нина отличный стрелок, ей пристрелить человека, как мне выпить кофе. Вот только Тим-плотник убедил внучку…

Глаза Макса расширились:

– Внучку?

– Потом! – отмахнулась я. – Вор в законе уговорил Силаеву не лишать никого жизни. Нина вняла его совету и отстрелила Вале ухо. Прикинь, как Силаева ненавидела Рублеву! Она мечтала отравить прокурора, потом решила ее пристрелить, но сдержалась. И дала мне по телефону честное слово: больше никого не тронет. Поверь, Подольскую убила не Нина. Я твердо уверена, что Маргарита тут ни при чем. Либо это два разных дела, либо некто знал, что киллер пообещал убрать первого прохожего в семнадцать ноль-ноль, и воспользовался случаем.

– Неужели ты поверила обещаниям Силаевой? – хмыкнул Макс.

Я встала, взяла из ящика комода фото и протянула приятелю:

– Узнаешь?

– Крутая приколина, – засмеялся Вульф, – Лампа в обнимку с первыми лицами государства. Хочешь, сделаю снимок, где ты вместе с Юрием Гагариным?

– Ну спасибо, – разозлилась я, – мне не сто лет! Хватит зубоскалить. Нина случайно увидела твой супермегаприкол и поверила, что госпожа Романова всемогуща. Поэтому она решила, что я ей непременно помогу. Нине не требовалось убивать Маргариту, она была уверена: Лампа может позвонить президенту по личному мобильному, равно как и соединиться с министром МВД.

– Умереть – не встать… – протянул Макс.

В ту же секунду у него заработал сотовый, Вульф взял трубку и стал бесконечно повторять:

– Да, да, да.

Я сбегала на кухню, разложила по мискам собачий завтрак, попросила бабу Нилу, самозабвенно жарившую на сковородке очередные комки, впустить псов и накормить их, потом вернулась в спальню и вновь услышала голос Макса:

– Да, да, да.

– Что случилось? – не сдержала я любопытства, когда Вульф положил трубку на стол.

Макс уперся ладонями в колени:

– Отчет по Подольской. Первое. Ее убили из винтовки, по пуле совпадений нет. Зато полно других интересных фактов. У тела нашли мужские золотые часы на бело-сером ремешке. Вероятно, киллер наклонился, чтобы проверить, мертва ли жертва, и обронил хронометр.

– Он не профессионал, – сказала я.

– Под ногтями Маргариты обнаружены кусочки эпителия, – продолжил Макс.

– Сопротивлялась и оцарапала нападавшего, – подскочила я.

– Но ран, характерных для драки, на ней нет, – добавил Макс.

– Немного странно, – кивнула я.

– И не такое случается! – отмахнулся Макс и прикинулся дурачком: – Да, чуть не забыл, на часиках гравировка: «Льву на удачу. И.И.». Шикарная улика, такие редко попадаются.

Меня смело с кресла.

– Райкин! Часы золотые на бело-сером ремешке! Очень приметные! Лев Георгиевич, начальник управления. Лев! Арсений рассказывал о страсти шефа к стрельбе, тот выбрасывает адреналин, стреляя по мишеням, имеет коллекцию оружия, подвержен припадкам гнева и очень богат. Мы нашли второго снайпера! Все понятно! Нина знала, кто соперник Филиппа в игре. Нет, не получается! Что-то тут не вяжется.

– А по-моему, все отлично сложилось, – потер руки Макс. – Нина выходит на связь с Левушкой, тот делает ход, а потом пристреливает Силаеву.

– Райкин – убийца жены Филиппа? – удивилась я. – Все-таки это бред.

– Нет! – не согласился Макс. – Тонкий расчет. Лев Георгиевич – циклотимик, настроение у него меняется сто раз на дню. Сначала он обрадовался возможности сыграть, убил Подольскую, затем испугался и прикончил Нину. Силаева единственная, кто мог навести на него ищеек.

– Есть один нюанс, – забубнила я.

– Есть один нюанс, – повторил Макс, – извини, не успел сразу выложить. Во рту Подольской обнаружили пуговицы от очень дорогого мужского пиджака. Поскольку такой прикид в Москве один, и продал его фирменный магазин, установить покупателя было делом техники. Сюртучок и брючата купил… Угадай кто? Правильно, Лев Георгиевич. Бинго. Филипп Медведев виновен со всех сторон, его никто не отпустит, Нина затеяла глупую историю, но…

Я схватила Макса за рукав:

– Поехали к Гладкову, срочно! У меня есть соображения по этому поводу, кто-то пытается увести следствие в другую сторону.

Паша встретил нас с самым мрачным видом:

– Если есть что важное, говори, если нет, мне болтать некогда.

Я решила не обижаться: Павел нервничает, ему в руки попало весьма щекотливое дельце.

– Тебе не кажется, что улик многовато? Часы, кожа под ногтями и пуговицы во рту?

– Нормально, – не сдался Гладков, – я знаю случай, когда убийца, прикончив жертву, мирно заснул в соседней комнате. Так его в кровати и взяли.

– Лев Георгиевич не идиот, – вздохнула я.

– Он не профессионал, – влез Макс, – отсюда и косяки.

– Ладно, – кивнула я. – А что говорит сам начальник управления?

Гладков ткнул пальцем в кнопку DVD-плеера, стоявшего на столе. Появилось знакомое лицо, которое на этот раз утратило выражение превосходства над окружающими. «Часы потерял, где – не помню, может, ремешок расстегнулся?» – раздалось из динамика. «Но вас неоднократно видели с этими часами, – сказал за кадром мужской голос, – мы можем доказать, что они принадлежат вам». – «Недавно их посеял, – занервничал Лев, – я же не отрицаю, что они мои».

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru