Пользовательский поиск

Книга Бабочка в гипсе. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

– Уважаемая Евлампия Андреевна, – торжественным речитативом завел приятель, – вы обладаете многими талантами, но я вычленил главный и понял: женщина, спокойно взирающая, как я вылизываю тарелку, именно тот человек, с которым я мечтаю встретить старость. Дорогая, будь моей женой.

Две официантки, с любопытством наблюдавшие за Максом, зааплодировали, посетители оторвались от еды и тоже захлопали в ладоши.

– Прекрати, – зашипела я, – устроил представление.

– Предлагаю вам свое сердце, – слегка обиделся Вульф, – экая вы, мадам, не романтичная.

Меня вдруг охватила обида:

– Не из всякого мяса получится сочное жаркое, и не все есть повод для стеба.

– Я абсолютно серьезен, – заявил Макс, продолжая вытирать брюками пол. – Хочешь, сию секунду пойдем в загс?

– Нет, – испуганно воскликнула я.

Макс сел за стол.

– Почему?

– Если ты решил позвать женщину под венец, сначала купи ей приличный букет, – выпалила я, – уж не говоря об обручальном кольце. Гербера из пластика не подходит.

Вульф смахнул со скатерти крошки:

– Признаю, ты права, форма предложения подгуляла, но, по сути, оно…

– Вернемся к Герману. Что он ответил на вопрос про мой мобильный? – изящно сменила я тему беседы.

Макс взял бумажную салфетку и сделал вид, что промокает выступившие на глазах слезы.

– Герман умный, он принял правильное решение. Нужно оказывать услуги не тому, от кого убегаешь, а тому, к кому прибегаешь. Он выложил правду. Значит, так: Сеня взял у Германа сначала один «жучок», но спустя достаточно короткое время приперся за другими. Электронные штучки дорогие, все они на учете, компьютерщик сразу спросил: «Где заява на оборудование?» – «Ох, извини», – спохватился Сеня и протянул парню необходимую бумагу.

Во второй раз Арсений Леонидович уже без напоминания дал Герману листок с требованием еще двух «жучков». Кроме того, Гера научил его, как устанавливать «шпионов». Наука не хитрая, ее осилишь даже ты. И это не подслушивающий аппарат, а нечто вроде маяка, позволяющего весьма точно устанавливать, где находится объект наблюдения.

– Вспомнила! – заорала я.

Макс вздрогнул и громко спросил:

– Милая, ты сегодня пила свои таблетки от НСП?

– Что такое НСП? – не поняла я.

– Неконтролируемое сексуальное поведение, – голосом глашатая объявил Вульф. – Умоляю, только не в этом ресторане, я здесь постоянный клиент и не хочу потерять возможность вкусно обедать. Разденешься сейчас тут догола, и нас внесут в черный список.

Но мне было не до приколов.

– Смотри, – начала я загибать пальцы, – Арсений взял у меня мобильный еще раньше, до похода в ресторан. Это был не мой аппарат, мой-то погиб в самогоне, который лился с потолка. Я понятно объясняю?

– Более чем, ласточка, – сказал Макс, – я отлично помню рассказ про самогон, текущий на голову. Кстати, как поживает твой лечащий психиатр? Мама передает ему привет и благодарит за внимание к моей невесте.

Две женщины, сидевшие за соседним столиком, замерли с вилками в руках и начали сверлить меня взглядами.

– Ешьте спокойно, – решила я успокоить дам, – у него нет мамы. Папы, кстати, тоже!

– Конечно, родная, как скажешь, – смиренно согласился Вульф, – я вылупился из яйца.

– Аллигатора, – уточнила я, – или вредоносной ядовитой жабы.

– Лягушки живородящие, – вздохнул Макс. – Или нет? Ладно, это без разницы. Сделай одолжение, попробуй объяснить внятно, короткими фразами. Что случилось с телефоном, который твой, но не твой, а чужой, хотя и твой?

– Арсений взял у меня аппарат, когда мы договаривались о встрече, – отчеканила я.

– Зачем? – заинтересовался Макс.

– Вбил в него номер своего мобильного, – пояснила я, – но сначала он заволновался, сказал: «Твой сотовый умер». Я решила, что трубка разрядилась, но Арсений ловко разобрал мобилу, вытащил батарейку, попросил пилку для ногтей, но даже она не понадобилась, – доложила я.

– Ловкач! Засунул в мобилу «жука», – кивнул Макс.

– Арсений слушал мои разговоры? – возмутилась я.

– Нет, он по карте видел, где ты находишься, – ответил Вульф, – был в курсе всех твоих поездок.

– Спустя некоторое время Арсений решил и в мой телефон добавить «жучок» в ресторане, – гнула я свою линию, – он начинил аппарат в те минуты, пока я пыталась утишить пожар во рту. Эй!

– Что? – заморгал Макс.

– Только сейчас сообразила! По твоим словам, Герман дал Арсению сначала одно устройство, а потом еще два? – воскликнула я.

Макс не успел ответить. Дверь в ресторанчик распахнулась, вошла девушка лет двадцати. Она без всяких колебаний приблизилась к нашему столу, плюхнулась на свободное место и молча бросила на стол нечто, напоминающее горошину, только черного цвета.

– Долго возилась, – низким голосом произнесла она, – устройство с защитой, поэтому я его не сразу выявила.

Максим поманил официантку, та вразвалочку подошла к столу и посмотрела на новую клиентку:

– Вам клубничный фраппе?

Девчонка кивнула, а я попыталась скрыть свое негодование. Подавальщица отлично знает, что ест Максим и каким коктейлем наслаждается противная, страшная, как эпидемия гриппа, девица. Не иначе как они тут вдвоем часто бывают.

– Знакомься, Кира, это Лампа. Лампа, это Кира, – скороговоркой произнес Максим.

Я решила продемонстрировать хорошие манеры и вякнула:

– Очень приятно.

Кира, очевидно, не обращала внимания на условности. Она сразу перешла к делу, ткнула пальцем в «горошину» и спросила:

– Есть идеи, когда тебе «болтуна» подсунули? Я нашла устройство в твоей машине, его хорошо спрятали.

– Нет, – честно ответила я, – хотя… От трактира «У бабушки Гусыни» я отправилась в прачечную на проспект Гордеева. Решила прокатиться на метро. Машину оставила на парковке. Не найдя в прачечной ничего нужного, засобиралась назад, тут и позвонил Сеня, который стал усиленно зазывать меня в ресторан.

Он сказал, что шеф укатил в тир и у него, Сени, есть пара часов для отдыха. Но я не согласилась, ответила: «Моя машина стоит у метро на улице Попова у супермаркета, пока доберусь до нее, устану, макияжа нет, маникюра тоже».

Мы с ним договорились на следующий день, на семь. Я вернулась к малолитражке и в салоне унюхала запах дешевого парфюма.

– Упс, – ухмыльнулась Кира, – кто-то не учел первое правило крота: если лезешь в чужую собственность, не обливайся одеколоном, не кури и не жуй жвачку. Есть люди с острым нюхом.

– Одна из таких личностей перед тобой, – не замедлила я сказать правду, – если немного поучусь, смогу работать на таможне служебной собакой. Неплохой заработок для девушки без особых талантов.

Глава 28

– И ты не почуяла неладное? – скорчила гримасу Кира. – Не насторожилась, не спросила: «Откуда запах?»

– На заднем сиденье лежал бронежилет, – промямлила я, – я подумала, что аромат ванили источает он.

Кира засмеялась:

– Да уж! Обхохотаться! Бронежилет воняет отвратно. «Аромат ванили!» Больше никому этого не говори, потом подкалывать будут. Наивняк! Жилет не торт!

– Извини, если я показалась тебе дурой, – запальчиво сказала я, – но есть небольшой нюанс, о котором ты не знаешь. Я искупалась в жилете в ванне, куда случайно уронила банку ароматической соли с ванилью.

– А зачем ты купалась в бронежилетке? – опешила Кира.

– Это не имеет ни малейшего отношения к делу, – гордо ответила я.

– Ладно, – внезапно согласилась девушка. – Значит, ты решила, что пахнет от жилета, и не поняла, что в машину залезал посторонний?

Я помотала головой:

– Нет. А какую цель преследовал Арсений?

– Полагаю, ему велел это проделать Лев Георгиевич, – вздохнул Макс.

– Слушай, – внезапно осенило меня, – а что Павел Гладков делает в управлении Райкина?

Максим засмеялся:

– Я полагал, что ты задашь этот вопрос намного раньше. Павел у Льва Георгиевича работает уже несколько месяцев. Райкин не идиот, он переманил к себе профессионалов, отлично понимая: если сам ни фига не знаешь, набери в штат толковых сотрудников. Райкин сам выбирает дело, которым займется управление. Когда ты позвонила Гладкову, Павел пошел к начальству за разрешением поехать по вызову. Дверь в кабинет бдительно стережет Арсений. Филатов велел Пашке подождать, сам сбегал к шефу и вернулся со словами: «Отправляйся, мы берем дело».

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru