Пользовательский поиск

Книга Бабочка в гипсе. Содержание - Глава 1

Кол-во голосов: 0

Список можно продолжать до бесконечности. Ларисе оставалось лишь радоваться, что Медведев не пьет, не курит, не колется, не носится на мотоцикле и не пытается уложить в постель влюбленную глупышку. Галю же обуяла зависть – ей самой не удалось испытать столь всепоглощающего чувства.

Когда Нине исполнилось семнадцать лет, Лариса умерла. В последние месяцы жизни мамы дочери старательно заботились о ней, им помогали Прасковья Никитична и Филипп, обе семьи давно подружились. Незадолго до кончины Лара сказала парню:

– Женись на Нине, тогда я спокойно сойду в могилу. Если посмотришь вокруг, то поймешь: лучшей пары тебе не найти. Не волнуйся, что не испытываешь жарких чувств к моей дочери, ее обожания хватит на двоих.

Фил, как всегда, спокойно ответил:

– Я люблю Нину, просто жду, когда она станет совершеннолетней. Не беспокойтесь, я защищу ее от всех бед.

Ларису похоронили, Прасковья Никитична взяла Нину к себе. Галя тогда уже состояла во втором браке. До свадьбы невеста жила в отдельной комнате. Первая брачная ночь стала для влюбленных во всех смыслах первой.

За три года Нина родила двоих мальчиков и снова забеременела. Галя опять разошлась с мужем и стала думать, что модель семьи сестры самая правильная: жена занимается домом, муж добывает деньги. Галочке нравился Филипп, он был надежен, как Китайская стена, обожал детей, мать, ни разу не обидел жену, не имел вредных привычек. Но не все у молодых шло замечательно. Первый сын Илюша родился умственно отсталым.

Врачи в роддоме сразу предложили им оставить ребенка, но Филипп и Нина пришли в глубочайшее негодование и забрали его домой. С той поры вся жизнь семьи выстраивалась вокруг Илюши. Обучающие игры, книги, логопед, массажист, педагог по танцам, занятия спортом. Филипп не жалел денег, а женщины – сил и времени на реабилитацию малыша. Галя восхищалась Ниной: не всякая мать будет столь терпима к не вполне адекватному ребенку, и не каждая родит после дауненка еще двоих.

Как-то Галя приехала к сестре без приглашения. Нина, не ожидавшая гостей, затеяла стирку. Старшая сестра, желая помочь младшей, начала вынимать из машины бесконечное количество детских колготок и складывать их в таз. Нина тем временем наклонилась над ванной, чтобы вытащить из мыльной воды замоченное белье и засунуть его в освободившийся барабан.

Не успела она потянуть за край пододеяльник, как в санузел вбежал Илюша.

– Ничего не трогай, – по привычке напомнила Нина, но мальчик не обратил внимания на слова матери. Он ураганом пронесся по ванной и сшиб таз с чистыми колготками в воду с постельным бельем.

Галя всплеснула руками:

– Вот безобразник! Разве можно так поступать!

Илюша, улюлюкая, унесся прочь.

– Ты его разбаловала! – возмутилась старшая сестра.

Нина села на табуретку и неожиданно горько сказала:

– Фил не разрешает Илье замечания делать. Муж беседовал с психологом, тот велел не одергивать сына.

– Это неправильно! – воскликнула Галя и осеклась: ее поразило выражение лица младшей сестры.

Нина выглядела бесконечно усталой, измотанной, подавленной, в ее глазах мелькал страх.

– Что-то случилось? – испугалась Галя.

Ниночка внезапно заплакала и сквозь слезы произнесла:

– У Филиппа на первом месте дети, на втором – работа, потом, по убывающей, идем мы с Прасковьей Никитичной. Я замыкаю список. Пойми меня правильно, мой муж идеален, любая за таким супругом на край света помчится. Но если перед Филом встанет выбор – я или дети, то он, не колеблясь, выберет их.

Галя обняла сестру:

– Ты переутомилась, в голову лезет всякая чушь. Иди полежи, я достираю.

– Спокойно поваляться мне дети не дадут, – зло ответила Нина. – Ни секунды отдыха после их появления на свет нет. Ладно, извини, сейчас вернусь.

Шмыгая носом, Нина убежала, Галя начала отделять колготки от пододеяльников. Только сейчас ей в голову пришла мысль: сердце сестры занято исключительно Филиппом, другим там места нет. Ниночка родила сыновей, выполняя желание обожаемого супруга, она бы с большим удовольствием жила с Медведевым вдвоем.

Глава 18

Через пару месяцев после той истории Нина приехала к Гале. Странное дело, сестра прибыла одна, без малышей.

– А где дети? – удивилась Галочка, открыв дверь.

– С бабушкой остались, – пояснила мать, – при них не поговорить. Мы разводимся.

– Замечательно, – не вдумываясь в слова сестры, сказала Исайкина. – Чаю хочешь?

– Мы разрываем наш брак, – повторила Нина.

– Кто? – подскочила Галя.

– Я и Фил, – уточнила гостья.

– Невероятно! – заорала старшая сестра. – Что случилось?

– Не сошлись характерами, – дрожащим голосом сообщила Ниночка. – Я пришла попросить тебя об одолжении. Фил оставляет нам квартиру, он не претендует ни на квадратные метры, ни на мебель, обещает платить хорошие алименты. Но ему негде жить, а у тебя есть пустая «двушка» в Прямом переулке. Ты знаешь Фила, он не способен на глупости, пусти его к себе.

Галя без всяких колебаний согласилась:

– Пусть въезжает, им там с Прасковьей Никитичной места хватит.

– Его мать останется со мной, – уточнила Нина. – Фил уходит один.

– Немедленно рассказывай, что у вас стряслось, – приказала Галя.

– Не сейчас, – прошептала Нина, – мне очень тяжело.

Но даже после официального развода младшая сестра не спешила откровенничать со старшей. Судя по тому, что Нина не работала, Галина поняла: Фил по-прежнему содержит семью, и решила поговорить с бывшим зятем. Вот только Медведев не шел на контакт, ссылался на нехватку времени. В конце концов Исайкина рассердилась: она предоставила Медведеву квартиру, не брала с него ни копейки, взамен нужно только проявить к свояченице хоть толику уважения и рассказать ей, что случилось в образцово-показательном семействе.

Любопытство кусало Галочку хуже красных муравьев, и она решила нагрянуть к Филу в выходной день, утром, и заставить сказать правду.

У нее был дубликат ключей, ровно в семь она вошла в «двушку», бесцеремонно распахнула дверь в спальню и подпрыгнула. На кровати вместо Медведева лежала женщина, лица ее было не разглядеть. Галина не сдержалась, сдернула с незнакомки одеяло и заорала:

– Гадина! Шляешься по мужикам, отбиваешь их у законных жен, сиротишь детей! Ну этого я Филиппу не спущу, сегодня же его ноги тут не будет!

Незнакомка медленно села. Галя второй раз за пять минут испытала сильное потрясение: перед ней оказалась растерянная… Нина.

– Где Фил? – только и сумела спросить старшая сестра, обретя дар речи.

– У него смена с полуночи, – прошептала Нина, – а я тут заснула. Мужа попросили больного коллегу заменить.

– Вы же в разводе! – глупо напомнила Исайкина.

– Ну… да, – согласилась Нина, – так бывает… снова… того… э… э…

– Разрыв фиктивный, – осенило хозяйку квартиры, – вы фактически живете вместе.

– Ну… да, – промямлила Нина.

Галя вцепилась сестре в плечи и вытрясла из нее правду.

Филипп был отличный отец. Он ни на секунду не оставлял надежды вылечить Илюшу. О том, что даунизм – генетическая напасть, которую нельзя задавить антибиотиками, как ангину, он и слышать не хотел.

Медведев упорно твердил: «Лекарство есть, просто мы пока его не нашли».

В конце концов настойчивость Медведева была вознаграждена. Он вышел на профессора Натана Рыбкина, который пообещал: «Илюша ничем не будет отличаться от здоровых людей. Сначала проведем мой уникальный комплекс уколов, затем работаем с психологами и пластическим хирургом». Последнему предстояло сделать раскосые глаза мальчика нормальными, увеличить лоб ребенка, изменить форму носа и рта.

«Илья не станет красавцем, – растолковывал Рыбкин отцу, – но он лишится характерной внешности дауна. К двенадцати годам он сможет социализироваться, вы забудете о диагнозе».

В качестве рекламы Натан продемонстрировал Медведеву альбом с фотографиями. Слева были снимки деток до лечения, справа – после. Филипп встретился с некоторыми родителями, побывал в клинике Рыбкина, пообщался с врачами, педагогами и понял – доктор не шарлатан, он реально способен помочь. Натан не обещал превратить Илью в гения, нет, он просто мог приспособить мальчика для относительно нормальной жизни в обществе и выпустить его из своего медицинского и обучающего центра с хорошей профессией. Илье представится возможность стать художником, который расписывает подносы, сборщиком часов, даже зубным техником. Более того, Натан брался впоследствии устроить подопечного на работу. После серии пластических операций бестактные люди перестанут тыкать пальцем в Илюшу и шарахаться от него.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru