Пользовательский поиск

Книга Терпилы. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

* * *

Представительский «Мерседес» плавно катил по широким улицам Н-ска. Встречные машины попадались редко. Большинство окон жилых домов не светилось. Посты ГАИ не отличались активностью. (Празднество закончилось далеко за полночь, ближе к рассвету.) Развалившись на заднем сиденье, Костюков вполуха слушал болтовню супруги, детально обсуждавшей всех без исключения женщин, бывших сегодня в «Капуцине». Он заранее знал финал – обязательно попросит очередную тряпку или побрякушку. Да черт с ней. Пусть подавится. Средства позволяют.

Кондиционер навевал освежающую прохладу. Убаюкивающей скороговоркой журчала речь Илоны. Усталые веки сами собой слипались. Подбородок клонился к груди. Скорей бы добраться до кровати, улечься на белоснежные простыни и спать, спать, спать...

Внезапно ночную тишину разорвал треск автоматной очереди. Пронзительно завизжали тормоза. Послышались сильный удар металла о бетон, чей-то короткий крик, вторая очередь... Сон с Михаила Петровича как ветром сдуло. Испуганно ахнув, он повалился на пол, инстинктивно постарался заползти куда-нибудь поглубже и в результате очутился под юбкой у жены. Штаны известного предпринимателя позорно намокли. «Поги-и-иб!!!» – истошно завыла в голове паническая мысль. Парализованный страхом, он сжался в комок, безвольно ожидая последнего, контрольного выстрела в упор...

* * *

Охранники хозяина «Фобоса» Лев Крючков, Глеб Мальков и Степан Моргунов ехали на джипе вслед за шефом. Заслышав стрельбу, они рефлекторно выхватили оружие, однако, как тут же выяснилось, никакая опасность Михаилу Петровичу не угрожала. Неизвестные злоумышленники на черной «девятке» изрешетили пулями идущую впереди костюковского «мерса» новенькую «Вольво» (потеряв управление, машина врезалась в фонарный столб), притормозили, выпустили по находящимся в салоне людям дополнительную очередь и моментально скрылись на предельной скорости. При первых выстрелах шофер Костюкова Гена резко вдавил тормоз (одновременно с сидящим за рулем джипа Моргуновым), да так и остался стоять неподалеку от искореженного автомобиля. Настороженно озираясь по сторонам, телохранители выбрались наружу. В злосчастной «Вольво» виднелись два мужских трупа с безобразно развороченными черепами. Один впечатался грудью в колонку рулевого управления. Второй, устремившись вперед, безжизненно завис на ремне безопасности. Треснутое лобовое стекло густо покрывали брызги крови и ошметки мозгов. Судя по всему, убийцы отличались завидной меткостью: основная часть пуль попала точно в головы жертв. Больше ничего особенного в окрестностях не наблюдалось. Пустая, безлюдная улица... Равнодушно глянув на мертвецов, амбалы дружно рванулись к «Мерседесу» работодателя и, добежав, едва удержались от неприличного смеха. Открывшаяся их взорам картина была достойна кисти великого художника! На заднем сиденье застыла госпожа Костюкова, напоминающая странную помесь растрепанной куклы и замороженной рыбы. Растопыренные, вытянутые непонятно куда наманикюренные пальцы, вздыбленные волосы, выпученные глаза, накрашенный рот – буквой «о». Михаил Петрович (обычно крутой, непреклонный) почти целиком забился под юбку супруги. Наружу торчала лишь туго обтянутая, поджарая задница. Только молоденький водитель не утратил человеческого облика. Правда, и он дробно постукивал зубами.

– Илона Дмитриевна, успокойтесь, пожалуйста, – жалея в душе об отсутствии нашатырного спирта, нежно пропел Крючков. – Стреляли не в вас, а вон в ту тачку у столба. Наверное, бандитские разборки!

– Все в полном порядке! – поспешил добавить Моргунов. – Стрелявшие давно убрались восвояси. Мы здесь одни!

(Ни малейшей реакции. Прежняя немая сцена.)

Охранники начали по-новой. В бесплодных увещеваниях мадам Костюковой прошло минуты четыре.

– Может, хотите водички? – вдруг догадался Глеб Мальков. – Так я мигом! У нас в машине есть минералка!

Охлажденный «Нарзан» действительно помог Илоне: рот закрылся, руки расслабились, глаза обрели осмысленное выражение. Зато с самим боссом дело не клеилось. Вежливо извлеченный из-под жениной юбки и бережно усаженный на сиденье, он ни в какую не желал приходить в чувство: скулил, икал, трясся, портил воздух, а на любые обращения отвечал тоненьким жалобным повизгиванием.

«В психушку бы тебя, мудака!» – зло подумал старший из телохранителей Степан Моргунов и, заслышав в отдалении милицейскую сирену, раздраженно бросил Гене: – Ладно, двигай к дому! Не хватало еще с легавыми объясняться!

Взревев моторами, джип с «Мерседесом» стремительно умчались с места происшествия...

Глава 2

В своей квартире, оснащенной суперсовременной сигнализацией, с бронированными дверями, с пуленепробиваемыми окнами (забранными вдобавок стальными решетками), с бдительным постом милицейской охраны на первом этаже подъезда господин Костюков наконец-таки оклемался и мигом впал в неистовство. Кто бы узнал теперь в этом громогласном, пышущем ненавистью, похожем на взбесившегося хищника человеке недавнее жалкое существо?! Перво-наперво досталось «на орехи» троим секьюрити.

– Почему заранее не предотвратили нападение?! – брызжа слюной, орал Михаил Петрович. – Из-за вас меня чуть не угробили!!! За что деньги получаете, дармоеды?!!

– Но стреляли-то совсем в другую машину, – осмелился возразить Моргунов.

– Молчать, сопляк!!! – рявкнул известный предприниматель. – Ты, Степа, дебил от рождения! «В другую машину!» – кривляясь, передразнил он. – Ту-пи-ца!!! Киллеры попросту ошиблись! Покушение было заранее спланировано, старательно подготовлено! Я даже знаю, кем конкретно! К счастью, заказчик поскупился и вместо профи нанял недоумков вроде вас! А ну, пшли вон!!!

Бугаи, толкаясь, выбежали из комнаты.

– А ты, курица, чего вылупилась?! – развернулся Костюков к супруге. – Решила поглазеть на мужа, которому все нервы на хрен истрепали?! Любопытствуешь, дура? Ты лучше на себя в зеркало посмотри! Вылитое пугало огородное! Убирайся к чертям собачьим, пока я тебе в харю не засветил!!!

Женщина молча удалилась. Она прожила с Михаилом Петровичем пять лет, отлично изучила его характер и презирала «благоверного» до глубины души. Кстати, недавнее, крайне постыдное поведение Костюкова в машине (с последующим удивительным перевоплощением дома) не стало для нее сногсшибательным откровением. Хозяин «Фобоса» постоянно менял обличие в зависимости от ситуации. Перед теми, кого называл друзьями, умело изображал барина-добряка с изысканными манерами, перед журналистами и телевизионщиками – великодушного мецената, перед зависящими от него людьми – суперкрутого, беспощадного босса, но... стоило появиться мельчайшему намеку на конкретную угрозу его драгоценной шкуре, Михаил Петрович моментально превращался в отвратительного слизняка. (Вот примерно как сегодня.)

Так, полтора года назад, на семейном праздновании Нового года в загородном особняке Костюковых он принял хлопок детской петарды за выстрел снайпера, с треском нагадил в штаны и рыбкой нырнул под стол. А потом, опомнившись, отыскал «виноватого» (им оказался восемнадцатилетний шофер Вася), приказал телохранителям избить мальчишку до полусмерти и в тот же день вышвырнул бедолагу с работы.

Тем не менее, Илона Дмитриевна ни разу не задумывалась о разводе, но вовсе не по причине слепой, беззаветной привязанности к супругу, а просто из-за денег. Ради них госпожа Костюкова была готова жить с кем угодно. Хоть с самим дьяволом.

Привычно покачивая бедрами, она прошла в роскошную спальню, по ходу пнув ногой болонку Дусю (надо же на ком-то злость сорвать), выпила рюмочку коньяку, переоделась в ночную сорочку, полюбовалась на недавно купленное алмазное колье и, окончательно успокоившись, улеглась в постель...

Между тем, оставшийся в одиночестве известный предприниматель продолжал бесноваться. (Костюков по-прежнему пребывал в уверенности, что покушались именно на него, родимого, а заказчиком считал «старого друга» – Голякова.)

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru